Если у моей страны нет денег на развитие, пусть она начнет с богатых, а не с бедных

27.06.2018 8:50 6

Если у моей страны нет денег на развитие, пусть она начнет с богатых, а не с бедных

«Большинству моих сограждан будет хуже, и я предпочитаю подумать о них. Ровно потому, что, наблюдая их труд, я могу поставить себя на их место. На место женщин из цеха с лопнувшими венами на ногах, на место проводниц электричек, которые сами закладывают уголь в печь, носят мешки с углем, а когда угля нет, собирают по окрестностям дрова и бумагу». «Правмир» собрал, что пишут о повышении пенсионного возраста в социальных сетях.

Почему пенсионная реформа – это грех лихоимства

Иеромонах Феодорит (Сеньчуков)

Если у моей страны нет денег на развитие, пусть она начнет с богатых, а не с бедных

Иеромонах Феодорит (Сеньчуков)

Периодически возникает вопрос: скажет ли Церковь что-то о предстоящем повышении пенсионного возраста? Я – только маленькая часть Церкви, поэтому скажу свое личное мнение. Но зато это мнение пенсионера – я в прошлом году получил пенсию по льготному стажу.

Что такое пенсия? Не с позиций финансового права, а по жизни.

А по жизни пенсия – это деньги, которые государство платит своим больным старым гражданам, чтобы они не умерли.

Не верите? Давайте посчитаем.

Я получаю 15800 с копейками. На лекарства в месяц у меня уходит около 10 тыс. Еще 6000 позволяют мне не таскаться по оптовым рынкам с больными ногами, а покупать продукты в магазинах шаговой доступности. То есть государство заботится обо мне, видимо, взяв в пример евангельского сотника. Ну а то, что мало денег – ну, так сотник же, не тысяцкий…

И понятно, что платить оно мне эти деньги стало, когда я здоровье подорвал. Раньше я был молод и, во всяком случае, здоровее. Но прикол-то в том, что деньги эти мне государство не подарило. Эти деньги я заработал своим трудом, а оно удерживало часть моих денег, обещая вернуть, когда мне будет плохо.

Мне – вернуло.

А вот моих ровесников, у которых стаж был не льготный – собирается обмануть. На несколько лет оставить без лекарств. Возможно, они выживут. А возможно – нет. И платить ничего вообще не придется.

А это грех. Грех лихоимства.

Лихои́мство – греховная страсть, заключающаяся в приобретении выгоды за счет затруднительного положения ближнего, «страсть иметь все больше и больше, от которой умножение стяжаний без разбора средств, чрез обман в сделках и торговле, чрез неправый рост и воровство» (св. Феофан Затворник).

То есть правительство наше, которое эту реформу придумало – грешники. Лихоимцы. И Дума будет такой, если ее примет. И Путин, если утвердит. А слово «лихоимец» имеет синоним – «разбойник».

Так что будем, друзья, молиться, чтобы наши властители не оказались разбойниками.

Источник

Людям, с которыми меня познакомила моя работа, от пенсионной реформы будет хуже

Журналист Марина Ахмедова

Если у моей страны нет денег на развитие, пусть она начнет с богатых, а не с бедных

Марина Ахмедова

Несколько лет назад я готовила репортаж из столовой металлургического комбината. Устроилась туда и работала наравне со всеми, заступая на смену ранним утром. Я резала на специальной пиле куриные ножки. Потом меня перевели в кондитерский цех, потому что я плохо справлялась.

Кондитерский цех стал для меня адом – большие чаны, мука, тесто, духовки. Но самым сложным для меня было то, что за всю смену нельзя было присесть. В те моменты, когда к концу рабочего дня у меня так резало в пятках от прикосновения к полу, что на глаза наворачивались слезы, я говорила себе – ничего, это же игра, ты скоро вернешься в Москву, это не твоя работа.

А женщины из цеха успокаивали меня. Они говорили, что скоро я привыкну. Привыкну и к тому, что у меня лопнут вены на ногах. Привыкну к тому, что под глазами появятся мешки. И поэтому, может быть, мне, пока еще молода, стоит сходить в бар, познакомиться с каким-нибудь мужчиной, и это станет единственным выходом для меня в Нижнем Тагиле. После смены заведующая столовой оставляла меня мыть полы – чтобы сделать из меня человека и научить работать со шваброй.

Меня отправили в цех к сталеварам, чтобы я посмотрела на их труд, начала его уважать и не лепила кривые трубочки, говоря, что сталеварам все равно, какую трубочку есть – ровную или кривую. Я видела огромные огненные печи с расплавленной сталью. Видела мужчин, подходивших близко к ним. Меня обжигала высокая температура печей. Я знаю, как работают люди на заводах.

Если у моей страны нет денег на развитие, пусть она начнет с богатых, а не с бедных

Фото: Калинина Алена

После я попросилась в обеденный перерыв в столовую. Я хотела сама наливать сталеварам борщ и говорить: «Приятного аппетита!» Я хотела хоть что-то сделать для них. Но потом я поняла, что мой голос не долетает до них: выйдя из адского шума, они продолжают шум слышать, хотя в столовой – тихо.

Да, лично мне будет лучше, если я буду работать до 60, до 70 лет. Я не перетружусь. Мой труд не монотонен, не физический, мой труд развивает меня, я не режу куриные ножки изо дня в день, и не заворачиваю трубочки, и не стою у печи, в которой кипит сталь. Мне будет лучше.

Но большинству моих сограждан будет хуже, и я предпочитаю подумать о них. Ровно потому, что, наблюдая их труд, я могу поставить себя на их место.

На место женщин из цеха с лопнувшими венами на ногах, на место проводниц электричек, которые сами закладывают уголь в печь, носят мешки с углем, а когда угля нет, собирают по окрестностям дрова и бумагу.

Всем этим людям, с которыми меня познакомила моя работа, от пенсионной реформы будет хуже. А я хочу, чтобы хуже было не им, а тому одному проценту россиян, которые называются финансовой элитой и все решают в нашей стране. Я хочу, чтобы их обложили прогрессивным налогом – налогом на богатство. Как гражданка своей страны, я имею право этого хотеть. И если у моей страны нет денег на будущее развитие, пусть она начнет с богатых, а не с бедных.

Источник

Этих денег вы больше никогда не увидите

Координатор движения «Общество синих ведерок», блогер Петр Шкуматов

Если у моей страны нет денег на развитие, пусть она начнет с богатых, а не с бедных

Петр Шкуматов

Почему объявленное повышение пенсионного возраста – идиотизм. Объясняю на пальцах. Я не претендую на ювелирную точность, могут быть ошибки, имейте это в виду.

Итак. Начнем с цифр, как мы любим. Среднемесячная зарплата в России составляет 43 тыс. руб. (Росстат), в среднем мужчина работает 40 лет (с 25 до 65 лет), ежемесячно в пенсионный фонд мы платим 22% (то есть 9,3 тыс. от средней зарплаты).

За 40 лет получается 4,5 млн руб.

Средняя пенсия составляла в 2017 году 13,7 тысячи рублей. По новым правилам мужчины будут выходить на пенсию в 65 лет, выходили в 60 лет (+5). Женщины будут выходить в 63 года, а раньше уходили в 55 лет (+8). Легко посчитать, что каждого жителя России нашего возраста грубо обманули:

мужчин на: 60 месяцев х 13700 рублей = 822 000 рублей,
женщин на: 96 месяцев х 13700 рублей = 1 315 200 рублей.

Но давайте не отвлекаться, вот вам еще циферки.

Средний мужчина в РФ живет 65,92 года. Выше подсчитано, что за время своей трудовой карьеры средний мужчина насобирал в пенсионный фонд 4 500 000 рублей. Но получит обратно он в текущих ценах только… (барабанная дробь).

13700 х 12 х 0,92 = 151 248 рублей.

Сто пятьдесят тысяч рублей – вместо четырех с половиной миллионов! Каково вам? Масштабно?

То есть, если вы мужчина и платите взносы в пенсионный фонд, то знайте, что этих денег вы больше никогда не увидите по естественным причинам. И я, как бы этого ни хотел, начинаю сомневаться в душевном здоровье тех, кто добровольно и сознательно будет продолжать платить в пенсионный фонд свои 22%.

Источник

Достучитесь до водопроводчика, который мне воду на даче налаживает

Колумнист Ольга Туханина

Если у моей страны нет денег на развитие, пусть она начнет с богатых, а не с бедных

Ольга Туханина

Занятно, что есть люди, которые пытаются доказать мне – мне! – что повышение пенсионного возраста – это благо.

Меня не надо уговаривать, ребята. Я давно живу, как на пенсии. Я фрилансер. У меня и пенсии толком не будет. Я нигде не работаю официально. Только социалка. Хотя налоги за меня отчисляют, но все это пустое.

А почему? Я ж учительница в анамнезе. Работа в школе нравилась. Несмотря на бюрократию, несмотря на зарплату. Я и в Москве работала. Чего ж ушла? Спина. Не могу долго стоять. А работа сидя в школе – это не работа, а насмешка. Повреждение спины получила при первых родах, в девяностом. Дальше – только хуже. А кто бы меня в то время компенсировал?

Пишут бодрое кто? А коллеги. Те, кто тяжелее салфетки ничего в жизни не поднимает. Писатели-сценаристы. Ну, им и так до смерти работать. Если с мозгами все в порядке будет. Но эмпатии – никакой.

Пишут “Хватит ныть” люди на пенсии. Говорят: “Пенсии не хватает, подрабатываю”. Молодцы. Сначала откажитесь от той пенсии, которая есть, в пользу правительства, потом учить будете.

От льгот откажитесь, с пенсией связанных. А то вам прибавят денег за счет нас. А вы нас еще и учить будете? Это совсем забавно.

Так что баки заливайте не мне. Достучитесь до моего водопроводчика, который мне воду на даче налаживает. Его нет в ФБ, его нет в ВК. Телевизор он не смотрит, в “Одноклассниках” только играет. Голосовал сами знаете за кого. Теперь жалеет очень.

Если у моей страны нет денег на развитие, пусть она начнет с богатых, а не с бедных

Фото: Марина Строганова/Flickr/CC BY-NC 2.0

Здоровый такой мужик, огромный. На “буханке” ездит. Ровесник. Мать с рассеянным склерозом. Ему идите и расскажите. Об экономических предпосылках. Лично только не советую, а как вы будете к нему информационно проникать – это ваши проблемы.

Источник

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Краснодарского студента, загасившего сигарету об икону, оштрафовали на 30 тысяч рублей В Афинах радикалы свергли с пьедестала скульптуру, спутав персонажа античной мифологии с дьяволом На Амуре пошутили над священником-блогером, который прямо во время пения молитвы отвлекался на сообщения в смартфоне (ВИДЕО) Мусульмане в Екатеринбурге отказываются сносить мечеть, боясь проклятия Аллаха Референдум в Ирландии может отменить любые запреты на аборты, за которые женщинам пока грозит 14 лет лишения свободы

Православная лента