Старый, больной, на трёх лапах – приют в Кемерове держится лишь на любви к животным

17.11.2018 4:51 1

Старый, больной, на трёх лапах – приют в Кемерове держится лишь на любви к животным

Татьяна Медведева плачет. К её коленям жмётся седой пёс по кличке Шурик. Один из выживших в том страшном пожаре. “Это никогда не забудется. Глаза в небо подниму, а оно всё в звездах. Думаю: «Господи, там же сейчас наши собаки». Два года прошло. Я на небо до сих пор смотреть не могу”, — Татьяна умолкает. В Кемерове, в приюте «Верный», через 2 года после пожара снова живут 300 бездомных животных. Это вдвое больше, чем он может вместить. Многие остаются здесь до конца жизни из-за почтенного возраста, инвалидности или тяжёлого характера. Но каждая собака и кошка имеет право на жизнь.

Кошка, которая изменила всё

Мы с Татьяной Медведевой сидим на кухне приюта. На печи закипает гигантская кастрюля с кашей, на столе — варенье и чай. Мы говорим громче обычного. За стеной комната для собак, они лают — слышат, что пришёл кто-то чужой. Приют остаётся для них домом, который они стерегут. А Татьяна и другие волонтёры — хозяйками.

— Животных я всегда любила, с детства домой несла собак и кошек. Но в этом ничего особенного не было. Родители моих найдёнышей как-то пристраивали. Когда стала взрослой, завела двух кошек — как у всех, — вспоминает моя собеседница.

Старый, больной, на трёх лапах – приют в Кемерове держится лишь на любви к животным

Татьяна Медведева

С удивлением узнаю, что она филолог, а не ветеринар. Преподавала русский и литературу в школе, а потом в университете. Написала блестящую диссертацию по сибирским диалектам. А потом подобрала третью кошку, которая изменила всё.

— Мои ученики нашли её у мусорного бака и принесли на классный час. Мы все вместе её отогревали. Оказалось, что у нашей кошки — чесотка, причём запущенная: она не могла пошевелиться от боли, кожу стянуло. На морозе она повредила роговицу — зрачок был расширен. Красивая, трёхцветная, молодая и с таким диагнозом. Ветеринар сказал, что глаза уже не вылечить. Ну, куда её отдам? Муж поворчал, да и успокоился. Потом была четвёртая кошка, подвешенная на дереве на удавке — едва успела её спасти. Пятая, с раной на боку…

Татьяна признаётся, что спустя несколько месяцев у неё жили уже десятки кошек. Она выделила им комнату в трёшке, в которой жила с мужем и маленьким сыном — пришлось. Не спасать бездомных животных она уже не могла, хотя содержать их в собственной квартире было трудно.

Старый, больной, на трёх лапах – приют в Кемерове держится лишь на любви к животным

Фото: Tatyana Medvedeva / VK

— Однажды сын сказал: «Мама, там у подъезда воротник лежит». Я вышла, смотрю – а это собака, сжалась вся на снегу и не шевелится. Пёс был живой. Ветеринар диагностировал у него чуму. И вы знаете, мы его выходили. Он так и остался с нами — старый одноглазый спаниель… Благодаря ему я научилась понимать и любить собак. Сейчас их у меня пять, всех забрала с улицы. И ещё 150 — в приюте. Они тоже родные.

В 2013 году Татьяна Медведева создала «Верный» вместе с ветеринаром Людмилой Василюк (сейчас она уже отошла от дел. — Примеч. ред.), преподавателем французского Людмилой Руденко и швеей Людмилой Еременко. Это был первый частный приют в Кемерове. После его создания Татьяна отказалась от преподавательской деятельности. Работала в магазине мужа, в любое время уезжала, как он говорил, «по своим собачьим делам».

На сегодня приют остаётся единственным делом Татьяны. Впрочем, как и для её коллег. Работают они здесь бесплатно, оплачивая труд лишь двоим помощницам.

— Однокурсники приезжают иногда, спрашивают: «Как тебя сюда занесло? Ты же была такая успешная, перспективная…» Но я понимаю, что приют — дело моей жизни. Я здесь чувствую себя счастливой. Не хочу никуда возвращаться, — говорит Татьяна.

Одна собака уходит – горе, а мы потеряли 107

Приют «Верный» пережил трагедию, которая гремела на всю страну. Его подожгли в ночь на 19 сентября 2016 года. Тогда он находился за городом, в Ягуново. Собаки жили в вольерах в деревянном коровнике, который запирался на ночь. На его крышу бросили тряпку, смоченную зажигательной смесью. В огне погибли 107 собак и пять кошек. Виновных так и не нашли.

— Всё вспыхнуло буквально за пять минут… В ту ночь дежурила Людмила Василюк. Она заперла ворота изнутри, как требовали жители соседних домов — им мешал лай собак. Ушла в вагончик переодеться. Выбежала, услышав стрельбу — это шифер трещал в огне. Подбежала, открыла двери — а собаки не бегут. Они задохнулись, угорели там, — рассказывает Людмила Руденко, одна из руководителей приюта. Она только что вернулась из вольера для больших собак — выводила их на прогулку и кормила.

Татьяна Медведева плачет. К её коленям жмётся седой пёс по кличке Шурик. Один из выживших в том страшном пожаре.

— Это никогда не забудется. Всю жизнь перед глазами будет стоять. Ночью после пожара мы приехали в приют и остались, дежурили до утра.

Я глаз сомкнуть не могла. Выйду, глаза в небо подниму, а оно всё в звездах. Стою и думаю: «Господи, там же сейчас наши собаки». Два года прошло. Я на небо до сих пор смотреть не могу, — Татьяна умолкает. Говорить об этом до сих пор трудно.

— На следующий день мы убирали тела. Каждую собаку можно было узнать несмотря на то, что они обгорели, понимаете? Мы видели, что они друг к другу прижимались от ужаса, так и погибали вместе, — продолжает за неё Людмила Руденко.

— Одна собака уходит — это горе. Даже если она уже стара или серьёзно болела. Нас не понимают, говорят: «Вы сумасшедшие, раз так на всё реагируете». Но животное, которое прожило с нами даже несколько месяцев — своё, родное, любимое. Его на уровне ребенка воспринимаешь. Это больно. А тут сразу многих потерять. И мы сейчас понимаем, что за это никто ответственности не понесёт, — заключает Татьяна.

Старый, больной, на трёх лапах – приют в Кемерове держится лишь на любви к животным

После пожара в 2016 году. Фото: Максим Киселев / gazeta.a42.ru

Следователи провели две экспертизы. Они установили, что пожар начался с крыши в центре коровника. Там даже проводки не было. Фрагменты той самой тряпки с остатками горючих веществ тоже нашли. Но свидетелей нет. Безлюдное место, окраина села. Только рыбаки на другом берегу соседнего озера видели, как вспыхнула крыша. В «Верном» до сих пор не понимают, за что так обошлись с животными. Все знали, что из Ягуново приют скоро съедет в новое помещение.

— Выжили 33 собаки из 140. Кошек мы потеряли пять, ещё 50 остались живы. После пожара хотелось это всё прекратить, закрыть приют, настолько тяжело было, — вспоминает Татьяна Медведева. — Но выжившие животные нам не дали этого сделать. Надо было всё восстанавливать ради них. Тем более, новое помещение уже было куплено, мы ведь собирались переезжать из Ягуново. Правда, это был сарай — без окон, дверей и крыши. Но люди помогали нам. Всем миром мы строили тот приют, который вы видите сейчас.

В комнате для домашних собак пол выложен кафелем — так его легче содержать в чистоте. Плитки самые разные — синие и алые, с узором и без. Их привозили жители Кемерова из своих квартир — то, что осталось после ремонта. Как и другие стройматериалы, мебель, теплые одеяла, корма и лекарства… В самые тяжёлые времена «Верный» поддержали сотни людей.

Старый, больной, на трёх лапах – приют в Кемерове держится лишь на любви к животным

Фото: Приют для бездомных животных “Верный” г.Кемерово / VK

На трёх лапах

«Верный» — единственный приют в Кемерове, куда принимают животных после ампутации, слепых и глухих. Здесь доживают свой век пожилые питомцы, а также собаки, которые не в силах довериться человеку после пережитых издевательств.

— Для нас все равны, мы не делим наших подопечных на «перспективных» и «неперспективных». Каждый имеет право на жизнь. Старый, больной, с трудным характером… У нас есть кошки и собаки, которых мы не сможем пристроить в добрые руки. Они проведут свою жизнь с нами. Эвтаназии подвергаются только те животные, которые попали к нам с травмами, несовместимыми с жизнью — по заключению ветврача. Когда сделать уже ничего нельзя.

У нас есть собаки-инвалиды. Вы знаете, и на трёх лапах они живут полной жизнью и тоже хотят домой, в семью. К сожалению, немногие готовы взять их себе.

Чёрная пушистая Багира ластится ко мне, приглашает играть — весёлая, активная. Два года назад прежние хозяева — сотрудники местного завода — отказались от неё, когда Багира отморозила лапу. Её отняли до самого бедра. Собака быстро адаптировалась к новому положению вещей и с легкостью бегает на трёх ногах. Труднее ей было пережить расставание с теми, кого она полюбила.

Старый, больной, на трёх лапах – приют в Кемерове держится лишь на любви к животным

Багира. Фото: Приют для бездомных животных “Верный” г.Кемерово / VK

У рыжей Бетти — эпилепсия. Собаки переносят её также, как и люди — переживают припадки, между которыми ведут нормальную полноценную жизнь. В приюте заботятся о собаке и понимают, что она вряд ли обретёт семью — ей требуется особенный уход. Но ей сохраняют жизнь, пока Бетти не испытывает страданий от своей болезни.

Злые руки

Татьяна Медведева признаётся, что животных берут в семью реже, чем раньше. Приют переполнен — 150 собак вместо 80 и столько же кошек вместо 60. С другой стороны, требования к потенциальным хозяевам ужесточились.

— Мы отдаём животных только по договору. Хозяева должны вернуть нам животное, если они не справились. Держать нас в курсе, если планируют переезд. Не всем это нравится. К сожалению, людям проще довести собаку или кошку до смерти или выкинуть на улицу, чем привезти обратно в приют. Это для них стыдно, а мучить живое существо — нет.

Недавно у нас была страшная ситуация. Год назад у нас забрали овчарку Гранта, красивого и молодого пса. Новые хозяева посылали нам фотографии с ним, гордились им. Потом всё затихло, но нас это не пугало. Так обычно и бывает – жизнь идет своим чередом. «Верный» пристроил тысячи животных, всех проконтролировать невозможно. Как гром среди ясного неба — звонок соседей: «Видим, что собака страдает – не может ходить, не ест».

Старый, больной, на трёх лапах – приют в Кемерове держится лишь на любви к животным

Фото: Александр Патрин

Мы забрали Гранта, повезли в клинику. Оказалось, что у пса прободение барабанной перепонки. У него был элементарный отит, который хозяева лечить не стали. В итоге инфекция дошла до головного мозга. Представьте, какие муки испытывала собака! Мы собирали деньги на лечение и обследование в Новосибирске. В результате пёс не выжил, — в голосе Татьяны боль и обида на хозяев, которые не помогли собаке, когда её ещё можно было спасти.

Животных часто возвращают в приют. Причём не сразу, а после нескольких лет домашней, счастливой жизни. Для кошки и тем более собаки — это страшное потрясение.

— Берут животное, улыбаются: «Да, нам нужна кошка-мышеловка, мы её любить будем». Через год звонят: «Мы переезжаем, заберите её».

Ставят перед фактом, мол, не приедете — выставим на улицу. Поэтому мы перестали отдавать наших питомцев в другие города Кемеровской области. Нельзя ими рисковать.

Большинство обитателей приюта уже пострадали от людей. Гарика отнимали у его хозяина-живодёра с полицией. Впрочем, как и овчарку Макса — пёс был настолько истощён, что не мог стоять на ногах. Сейчас пёс стал настоящим красавцем. Он доверился Татьяне, позволяет ей себя гладить и даже даёт лапу, хотя раньше боялся людей.

Старый, больной, на трёх лапах – приют в Кемерове держится лишь на любви к животным

Фото: Дарья Кельн

«Вы что, просто так это делаете?»

“Верный” принимает до 200 телефонных звонков в день. К сожалению, чаще звонят те, кто хочет отдать сюда собаку или кошку, а не забрать животное домой. Вот и сейчас Татьяна Медведева снимает трубку и терпеливо объясняет собеседнице, что не может принять подобранного ею щенка. Малыши подвержены инфекциям, которые могут погубить взрослых собак. Для их содержания нужны особые условия, которых здесь нет. Но люди часто этого не понимают.

— Нам элементарно не хватает мест. В вольерах мы содержим по две-три собаки, это уже много. Но всё равно иногда принимаем новичков — когда иного выхода нет. Радует, что иногда нам звонят люди, которые находят животных на улице и забирают себе. У нас они спрашивают, как ухаживать, что делать дальше. Мы консультируем, потому что знаем всех ветеринаров в городе, все клиники, особенности поведения бездомных кошек и собак, — рассказывает Татьяна.

Старый, больной, на трёх лапах – приют в Кемерове держится лишь на любви к животным

Фото: Дарья Кельн

Волонтёров в приюте не хватает. Постоянных только двое — Настя и Ольга. Остальные приезжают эпизодически — от школ, вузов и колледжей, а также частных компаний. К сожалению, они не могут разгрузить сотрудников “Верного”, потому что мало знают о его работе. Но от сотрудничества с ними Татьяна Медведева и её коллеги всё равно не отказываются.

— Многие отсюда уезжают, проникнувшись судьбой наших животных, даже плачут. Не все знают, что пришлось пережить нашим собакам и кошкам.

Когда я вижу отклик в душах детей, понимаю, что всё не зря. Поэтому мы с радостью принимаем их помощь, даже на экскурсии приглашаем, — делится Татьяна.

Приют постоянно собирает средства на корма, медикаменты и лечение питомцев. Самые большие счета — от ветеринарной клиники. Каждому новичку требуется помощь медиков, а также операция: кастрация или стерилизация. К тому же, в «Верном» живут собаки и кошки с хроническими заболеваниями. Частному приюту вносить плату платить за свет, воду, уголь для печки — это тоже немалые суммы. Татьяна Медведева и её коллеги традиционно экономят на своей зарплате, попросту не начисляя её. Животным они помогают исключительно по любви.

Старый, больной, на трёх лапах – приют в Кемерове держится лишь на любви к животным

Фото: Александр Патрин

— Мне приходится часто уезжать отсюда на такси — освобождаемся поздно, а вокруг промзона, темно, — делится Татьяна Медведева. — У меня однажды водитель спросил: «У вас что, здесь приют?» Согласилась. Он молчал всю дорогу, а когда высаживал, не выдержал: «Честно скажите, ну зачем вам это надо? Не может же быть, чтобы из любви к животным?» Может! На ней только всё и держится.

Узнать о работе приюта и его нуждах можно в группе ВКонтакте.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В РПЦ предлагают преподавать школьникам больше религии, чтобы защитить их от экстремизма Источник: в отношении подозреваемого в поджоге церкви в Кондопоге подростка возбуждено дело Православные, иудеи и мусульмане России молятся о погибших в авиакатастрофе Ан-148 Константинопольский патриархат приступил к предоставлению автокефалии Украинской церкви Референдум в Ирландии может отменить любые запреты на аборты, за которые женщинам пока грозит 14 лет лишения свободы

Православная лента