“Я атеист – нарушаю ли я Уголовный кодекс?”

13.08.2018 6:50 3

“Я атеист – нарушаю ли я Уголовный кодекс?”

В последнее время в новостях появляются сообщения о новых уголовных делах по статье 148 Уголовного кодекса, или как ее называют “об оскорблении чувств верующих”. Тем временем представители Русской Православной Церкви призвали завершать такие уголовные дела примирением сторон, а не наказанием человека, признавшего свою вину. «Правмир» разобрался, что оскорбляет верующих и как работает статья.

В 2015 – 2 осужденных, в 2016 – 6, 2017 – 9, 2018 – ?

Уголовная статья об оскорблении чувств верующих появилась в российском законодательстве весной 2013 года. Она стала ответом законодателей на панк-молебен группы Pussy Riot – видеоролик с записью акции «Богородица, Путина прогони!» в Храме Христа Спасителя в феврале 2012 года. Так участницы скандальной оппозиционной группы протестовали против возвращения Владимира Путина на пост президента России. Суд признал трех участниц группы виновными в хулиганстве по мотивам религиозной ненависти и приговорил к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Впоследствии Екатерине Самуцевич суд заменил наказание на условное, а две другие участницы акции Надежда Толоконникова и Мария Алехина вышли на свободу по амнистии в декабре 2013 года.

Уже на этапе разработки новой уголовной статьи, которая должна была защитить религиозные чувства жителей России, обнаружились ее главные недостатки. Верховный суд и Общественная палата указали на то, что статья во многом повторяет уже существующие положения Уголовного кодекса (в частности, «экстремистскую» статью 282), а многие термины «не имеют правового закрепления», но и «не вполне соответствуют понятийному аппарату, традиционно используемому в уголовном законодательстве». Глава совета по правам человека при президенте (СПЧ) Михаил Федотов предполагал, что статья о религиозном оскорблении будет трактоваться расширительно. В итоге Госдума решила не вносить дополнительную статью в Уголовный кодекс, а дополнить уже существующую статью 148 новыми положениями и ужесточить наказание по статье КоАП о нарушении законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях – размер штрафа увеличился с 1 тыс. до 50 тыс. рублей.

Статья 148 Уголовного кодекса России называется «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий» и состоит из четырех частей. Наибольший общественный резонанс вызывают первые две. Именно в них говорится об оскорблении религиозных чувств:

публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих (максимальное наказание – год лишения свободы);

те же деяния, совершенные в местах, специально предназначенных для проведения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний (до 3 лет лишения свободы).

В двух других частях речь идет о воспрепятствование деятельности религиозных организаций или проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний.

С 2014 года, когда статья об оскорблении чувств верующих в новой редакции была применена впервые, число осужденных по ней постоянно росло. В 2015 году суды наказали по ст. 148 двух человек, в 2016 году – шесть, в 2017 – уже девять. Два человека, обвиненных в религиозном оскорблении, были признаны невменяемыми.

Новые “оскорбления” – и шаг к примирению

Сейчас внимание на ст. 148 УК СМИ и общественность обратили после появления сразу трех дел об оскорблении чувств верующих в одном регионе – Алтайском крае.

Следственный комитет возбудил дело в отношении 23-летней студентки режиссерского факультета Марии Мотузной в мае 2018 года. Поводом для него стали девять интернет-мемов и демотиваторов с изображением патриарха Кирилла, крестного хода по разбитой дороге и грязным лужам, священнослужителей с саркастическими подписями. Эти изображения Мария сохранила на своей странице в соцсети «Вконтакте» еще в 2015 году. Заявителями по ее делу стали две студентки юридического факультета алтайского филиала РАНХиГС Дарья Исаенко и Анастасия Битнер. Несколько СМИ выдвинули версию, что девушек могли попросить написать заявления сотрудники правоохранительных органов.

Второе барнаульское дело – студента Даниила Маркина – тоже началось с заявления тех же студенток юрфака. Их оскорбило изображение персонажа сериала «Игра Престолов» Джона Сноу (по сюжету после смерти его оживила служительница фэнтазийного религиозного культа), подписанное православным пасхальным приветствием. Всего на странице Даниила в соцсети следователи нашли около десяти картинок околорелигиозной тематики с предположительно оскорбительным содержанием. Как и Мария Мотузная Даниил Маркин удалил спорные изображения со своей страницы.

Еще один барнаульский подозреваемый – 38-летний Андрей Шашерин – утверждает, что удалил свой аккаунт еще в 2012 году. Тем не менее в начале 2018 года в отношении него было возбуждено уголовное дело. Среди изображений, в которых следователи нашли признаки оскорбления верующих, был, например, комикс с изображением Иисуса Христа и патриарха Кирилла и намеком на «скандал с часами» на отредактированной фотографии предстоятеля Русской Православной Церкви. Следователи предъявили Андрею Шашерину обвинение в июне.

Поначалу Мария Мотузная и Андрей Шашерин признали свою вину, однако затем отозвали свои заявления. По их словам, правоохранители оказывали на них давление и угрожали отправить их в СИЗО.

Суд в отношении Марии Мотузной начался в день, когда заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе от имени Церкви призвал следователей, судей и заявителей, считающих себя православными верующими стремиться к завершению дел об оскорблении чувств верующих «в порядке, предусмотренном ст. 25 Уголовно-процессуального кодекса». Эта статья предусматривает прекращение уголовного преследования человека, который «примирился с потерпевшим и загладил причиненный вред».

“Я атеист – нарушаю ли я Уголовный кодекс?”

Вахтанг Кипшидзе

Единственным условием примирения Вахтанг Кипшидзе назвал признание вины и сожаление человека, допустившего оскорбление.

– Верующие люди и православные общественные организации, подающие жалобы на основании статьи 148, не могут ставить иной цели, чем признание людьми, допускающими издевательства над святыней, своей вины. Мы призываем следователей, судей и заявителей, считающих себя православными верующими, к тому, чтобы большинство, а желательно, и все производства по оскорблению чувств верующих заканчивались именно примирением сторон, – говорится в заявлении зампредседателя Синодального отдела, опубликованном на сайте Патриархии.

За лайки, репосты и не только

Общая черта трех алтайских дел об оскорблении религиозных чувств – это то, что все проступки были найдены в интернете. Большинство дел по 148 статье действительно относятся к наказаниям «за лайки и репосты» – то есть за неправильное поведение в интернете. До 2013 года такие нарушения считались административными, уголовно наказывались только оскорбительные действия, совершенные в местах, предназначенных для религиозных церемоний и обрядов.

Первый приговор по «новой» 148 статье в августе 2014 года получил 24-летний житель Ижевска за картинку с изображением молящегося мусульманина и опирающейся на него свиньи. Хотя сам подсудимый утверждал, что «у него не было умысла кого-либо оскорбить», а картинку он считал просто смешной, суд признал его виновным в оскорблении представителей ислама и приговорил к 200 часам исправительных работ.

Большая часть судебных приговоров и в дальнейшем фиксировали интернет-преступления. Например, в 2016 году суд в Оренбурге посчитал оскорбительной статью преподавателя местного медицинского университета «Злой Христос», в которой автор использовал негативные эпитеты в отношении Иисуса Христа. Педагог получил штраф в 35 тыс. рублей.

Впрочем, бывали и исключения из интернет-правила. За оскорбление буддистов в 2016 году суд Элисты приговорил к условному сроку дагестанского спортсмена, который справил малую нужду на статую Будды и ударил ее. В Екатеринбурге по статье об оскорблении чувств верующих отправили на принудительное лечение «магистра магии вуду», который в присутствии журналистов «осуществил обряд жертвоприношения, для чего обезглавил живого петуха и окропил его кровью православный покров».

Пожалуй, самым громким делом по ст. 148 до появления барнаульской серии было так называемое «дело ловца покемонов». В мае 2017 года суд Екатеринбурга приговорил местного блогера Руслана Соколовского к 3,5 годам условно. Летом 2016 года юноша снял и разместил в интернете несколько роликов о том, как он играл в PokemonGo (приложение с функцией дополненной реальности для смартфонов) в Храме-на-Крови в Екатеринбурге. Во время расследования блогер извинился перед верующими, которых могли оскорбить его видеозаписи и комментарии.

“Я атеист – нарушаю ли я Уголовный кодекс?”

Не меньший общественный интерес вызывали и несостоявшиеся или не дошедшие до приговора «религиозные» дела. Одним из символов 148 статьи стала история запрета оперы «Тангейзер», поставленной в Новосибирском театре оперы и балета в 2014 году. По сюжету оперы ее герой представляет фильм «Венерин грот» с вольной трактовкой молодых лет Иисуса Христа, которые он якобы провел в окружении полуобнаженных девушек.

Зимой 2015 года митрополит Новосибирский и Бердский Тихон (Емельянов) заявил, что постановка нарушает права верующих людей.

“Я атеист – нарушаю ли я Уголовный кодекс?”

Митрополит Новосибирский и Бердский Тихон

– Там используется не по назначению церковная символика. Верующие люди возмущены. Те, кто посмотрел постановку, пишут письма, звонят по телефону и просят как-то посодействовать соблюдению закона, – заявил он.

Митрополит обратился в прокуратуру и Следственный комитет с просьбой проверить новосибирскую трактовку «Тангейзера», однако правоохранители не нашли в ней признаков уголовного преступления. Административное производство об умышленном публичном осквернении предметов религиозного почитания прекратил суд.

Однако скандал вокруг «Тангейзера» привел к отставке директора Новосибирского театра Бориса Мездрича, фактической отмене постановки и началу дискуссии о том, какое именно искусство должно финансироваться государством из бюджета.

“Я атеист – нарушаю ли я Уголовный кодекс?”

Епископ Тихон (Шевкунов)

– Церковь не вмешивается в свободу творчества. Тем более Церковь не хочет и не собирается брать на себя функции надзора. Но когда у нас пытаются отнять даже право протестовать против оскорбляющего нас кощунства, то есть права на простое чувство, заявляя, что происходящее в общественном пространстве не наше дело, — это явный перебор даже для либералов, господа, – высказался о ситуации вокруг «Тангейзера» епископ Тихон (Шевкунов).

Еще одно нашумевшее дело по 148 статье касалось фраз «Боха нет» и «Библия – сборник еврейских сказок», которые житель Ставрополя Виктор Краснов использовал в споре в социальной сети «Вконтакте». Его оппоненты обратились в правоохранительные органы, однако, хотя экспертизы признаки высказывания Краснова оскорбительными, в 2017 году суд прекратил дело за истечением срока давности.

Это решение и приговор по делу «ловца покемонов» Романа Соколовского вызвали заочную дискуссию между известным телеведущим Владимиром Познером и деятелями православной церкви.

“Я атеист – нарушаю ли я Уголовный кодекс?”

Владимир Познер

– Я, как известно, атеист. Следовательно, считаю, что Бога нет. Я не то чтобы бегаю кругом и кричу «нету, нету» с утра до вечера, но и не скрываю своих убеждений. Я хотел бы получить исчерпывающее разъяснение: исповедуя этот взгляд, я нарушаю Уголовный кодекс РФ? Может быть Патриарх Кирилл скажет, оскорбляю ли я его религиозные чувства, утверждая, что Бога нет? – спросил Владимир Познер в своем блоге.

– Мы исходим из того, что если человек придерживается атеистических убеждений, то это не оскорбляет ничьих чувств. Мы всегда выступали за открытый и честный диалог в том числе и с атеистами. Диалог с ними строится на уважении достоинства как верующих людей, так и неверующих. Верующие и неверующие люди обладают достоинством, поскольку человек сотворен по образу и подобию Божьему, – ответил ему тогда Вахтанг Кипшидзе.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В Австралии отредактируют памятник святому, потому что хлеб в его руках вызывает непристойные мысли Журналисты выяснили, на чьем бизнес-джете прилетел в Екатеринбург патриарх Кирилл Эвакуатор в Москву Лидер движения за передачу Исаакиевского собора РПЦ, ставший фигурантом уголовного дела об угрозе убийством, отлучен от епархии Вертолеты, кортеж и отель со спа: удмуртские СМИ оценили стоимость визита патриарха Кирилла в Сарапул и Глазов

Православная лента