Жена сказала: «Или я, или водка»

13.01.2018 7:10 0

Жена сказала: «Или я, или водка»

Как мама с дочками молилась о том, чтобы у них появился папа, и какие методы воспитания применяет военнослужащий Евгений Богуш, который семь лет назад стал отцом семейства с четырьмя приемными детьми.

Сейчас она о своем поступке жалеет

– Ой, папа пришел! – воскликнула четырехлетняя Наташа, приемная дочь Елены, когда Евгений впервые переступил порог квартиры своей будущей жены. Кроме Наташи у Елены было еще три маленьких приемных дочки, а еще – два взрослых сына, которые учились в вузах в другом городе.

У Евгения – взрослый сын от первого брака.

Пока беседуем с Евгением, Наталья кормит девочек обедом: им скоро уходить на занятия. В большой комнате – швейная машина и другая «сопутствующая» техника: Елена шьет костюмы для выступления девочек.

– Евгений, а как вы оставили жену с ребенком. Почему развелись?

– Ну, так получилось… – Богуш проявляет армейскую сдержанность, и мне приходится периодически возвращаться к этому вопросу, задавая его в разных формулировках.

И только уже к середине беседы мне удается узнать, что его первая жена «закрутила» роман с солдатом, уехала, а потом – развелась и с ним.

– Сначала хотел простить, а потом понял, что простил давно, а вот жить вместе больше не получится – это совершенно чужой для меня человек.

– Сейчас она о том своем поступке жалеет, – вставляет Елена.

С сыном Евгений общался и общается постоянно. Летом семья Богуш ездила в Крым, взяли с собой и сына с его женой.

– Мы с ним – одно лицо, – с гордостью констатирует Евгений.

Тогда Евгений как-то сразу понял, что четыре девочки – зона его ответственности. А с Еленой было так легко и столько общего, что он решил: больше от нее никуда уходить не собирается, это его семья.

Жена сказала: «Или я, или водка»

– Только мне просто так не надо было, я устала, – сказала Елена, – если создавать семью, то по-настоящему – венчаться.

Жена сказала: «Или водка, или я»

В первые годы семейной жизни Евгений мог хорошо, по-военному, выпить. Раза два-три в месяц на каких-то офицерских мероприятиях. Нет, он не уходил в запой, не стонал с утра: «Жена, дай похмелиться». Но на тех самых мероприятиях выпивал так хорошо, что следующую субботу мог просто пролежать в кровати.

– Пьяный он не ругался, не ссорился, но он был неуправляемый, не понимал, что происходит. Сначала пыталась донести до мужа: «Я уже повидала, пережила многое и жить вместе, но в компании со спиртным точно не буду».

И один раз после подобного мероприятия я для себя решила: либо муж живет с нами, либо с этой водкой, и пусть делает, что хочет. Одна я жить точно смогу, проверено. Пока Женя спал, поставила перед ним бутылку водки, рядом свою фотографию, написала «Выбирай» и ушла. Дверь закрыла на замок, чтобы выбору ничего не мешало. На телефонные звонки не отвечала.

– Да, время подумать у меня было, – улыбается Евгений. – И надумал: «Для чего мне эта выпивка, если я повстречал женщину, которая полностью моя половинка».

Жена вернулась на следующий день и услышала от меня: «Все, я прекратил».

И, действительно, прекратил. Совсем. Причем на всевозможные мероприятия с сослуживцами ходил с не меньшей охотой, чем раньше, с удивлением обнаруживая, сколько же времени жизни было потрачено на алкоголь – два-три выходных в месяц!

Как-то на 55-летии части, после банкета в ресторане, к Евгению подошел майор и спросил:

– Никак не пойму, ты пил или не пил.
– Не пил. Я уже не пью несколько лет вообще.
– А веселишься на пять баллов! – восхитился майор.

Евгений уверен, что невозможно с чем-то сравнить время, проведенное с детьми:

– С ними так интересно. Ехали как-то с детьми на автобусе в театр, дурачимся, шутим, и Вика говорит: «Ой, папочка, какой ты у нас миленький!» Когда ты становишься с ними вровень, слушаешь, играешь, потом легче уже и сделать замечание: они слушают.

Жена сказала: «Или я, или водка»

Несколько месяцев назад Евгений бросил курить. Причем курил он давно – 25 лет стажа, и много – по две пачки в день. Думал, что ситуацию нужно бы изменить. А тут сын сообщил, что бросил курить с помощью специальных таблеток, продающихся в аптеке.

– Мы даже целоваться перестали: лишний раз боишься подойти, зная, как от тебя пахнет, а у жены к тому же астма, – говорит Евгений.

Последней каплей стал приезд в психолого-медико-педагогическую комиссию: дочек Лизу и Катю нужно было перевести в специализированные школы. Перед встречей со специалистами Евгений выкурил несколько сигарет, а потом, зайдя в кабинет, услышал с едва уловимым пренебрежительным оттенком: «Кто так накурил?»

Да еще дочка Вика, у которой с раннего детства привычка сосать пальцы, на отцовское: «Не делай этого!» отвечала: «Откажись от курения, тогда и я попробую».

– Теперь у меня столько гордости, эмоции переполняют, что преодолел! И Вика постепенно стала избавляться от своей привычки, – рассказывает Евгений.

Будут ли еще дети

Кто-то из детей уходит на занятия, кто-то возвращается. Вот дочка Лиза принесла медаль, и гордая мама ее фотографирует. Глава семейства тоже периодически выходит из комнаты: в воскресный день много дел. Подглядываю из-за приоткрытой двери, как он то погладит по голове проходящих мимо дочек, то приобнимет жену.

Жена сказала: «Или я, или водка»

Членам этой семьи хорошо друг с другом. Поэтому я спрашиваю, не собираются ли Богуш взять еще одного ребенка? Оказывается, такой возможности они не исключают. Только не будут специально искать, просматривать анкеты, а если представится такой случай, возьмут.

Так в семье чуть было не оказался мальчик с ДЦП. Этот ребенок с приемными родителями жил неподалеку, и Евгений с Еленой видели, что он ходит всегда грязный, неухоженный, а самое главное, родители – наркоманы, и в семье он видит то, чего не должен видеть ребенок. Богуш позвонили в опеку, те провели расследование и мальчика изъяли.

– А потом позвонили нам: не согласимся ли мы взять его себе. Долго думали и, к сожалению, дали отрицательный ответ. У мальчика были не только проблемы со здоровьем, но и педагогическая запущенность. Мы побоялись, что мы и ему не поможем, и нашим девочкам с непростыми диагнозами навредим.

– Какими?

– Вика у нас долго болела, еще до того, как я познакомился с Леной: туберкулез, расщелина в груди. Расщелину мы исправляли уже в Москве. Еще у нее генетическое отставание и она плохо растет, соответственно и умственное развитие отстает. Лизе ставят умственную отсталость.

У Наташи эндокринные нарушения и астма, а также ее шунтировали, она не слышала совсем, а теперь вот, поет.

У Кати были проблемы с костями, а не так давно врачи поставили еще один непростой диагноз.

Родителям даже предложили отказаться от девочки, мол, ситуация непростая, все всё поймут.

– Как же ее отдать, если она наша, если в семье с двух месяцев, – говорит Евгений.
– Когда ставили диагноз, дочка месяц провела в больнице. Думала, мы сами все от переживаний с ума сойдем, – добавляет Елена.
– Очень скучала по дому, – продолжает Евгений.

– Вы спокойно говорите о диагнозах – думаете, не возникнет у детей сложностей в связи с этим?

– А в диагнозах девочек нет ничего постыдного, им жить с ними, и потому мы спокойно говорим о них, тем более обсуждаем с дочками. Так, сообщаем каждой: «Вот твой диагноз. У него такие симптомы, заболевание может проявляться вот таким образом, и чтобы облегчить свое состояние, надо применять вот такие-то средства», – объясняет Елена.

Жена сказала: «Или я, или водка»

Все девочки – талантливые, поют и танцуют: в мытищинских коллективах, в фольклорной студии «Наследие» при театре Надежды Бабкиной, занимают призовые места. Недавно Лиза заняла второе место во Всероссийском танцевальном конкурсе. Катя учится в художественной школе, и ее работы все лето красовались в местной галерее.

Кстати, силу музыки в реабилитации детей с ограниченными возможностями здоровья Евгений и Елена поняли случайно.

На конкурсе Свердловской области «Семья года», который они в итоге выиграли, вся семья, в том числе сыновья, готовились к выступлению. Стояли за кулисами, ждали своей очереди, чтобы станцевать. Лиза, которая чуть ли не главная в танце, вдруг разнервничалась: видимо, сыграл факт, что кругом много чужого народу, расплакалась.

– Идите, танцуйте как получится, хоть как, а я ее тут буду успокаивать, – предложила Елена.

Но только заиграли первые аккорды, плача как не бывало. Лиза вытянулась в струнку – и пошла танцевать, и станцевала просто идеально.

С тех пор дети еще активнее стали заниматься музыкой и танцами, а дома постоянно звучит классическая музыка.

И Лиза, у которой проблемы с речью, когда поет – все слова пропевает хорошо. Как только начинает говорить – это у нее получается с трудом.

– Мы для себя постоянно делаем открытия, как помочь нашим детям! – говорят супруги.

Жена сказала: «Или я, или водка»

Поддержка дяди Жени

– Здорово, что вы в нашей семье появились. Маме очень хорошо стало. И нам комфортно, – сказал как-то Евгению старший сын Елены, Алексей. Он архитектор, дизайнер.

Евгений, когда Богуш жили в Свердловской области, помогал ему во всевозможных проектах, например, строить развлекательные городки для украшения площадей и улиц города.

– Как-то нужно было сделать винтовую горку. Нарисуй, говорю, а мы сделаем. Зимой, в 28 градусов мороза, включили газовую пушку в гараже, завезли материал, и – мастерил. Потом горка эта в центре города стояла, – вспоминает Евгений.

– Глядя на дядю Женю, учишься тому, как мужчина должен вести себя в семье, с детьми, – разговариваю по телефону с Вадимом, младшим сыном Елены, который в данный момент находится в Улан-Удэ. – Самое главное, он всегда старается поддержать. Был момент очень непростой, мне нужно было изменить образ жизни. В этот момент как раз дядя Женя сказал: «Давай!» и поддержал меня. А еще мне симпатична его пунктуальность во всем, в том числе в работе. Если сказал, сделает обязательно!

Сейчас Вадим с группой летит в Индию и на предложение помочь ему с поездкой – согласился.

«Сначала хотели перевести деньги на билет, но вспомнили, что Вадим не очень разбирается с компьютером, купили ему сразу электронные билеты», – говорит Евгений.

Вадим – буддийский священнослужитель, но никаких разногласий по поводу веры в семье не возникает – все относятся с уважением к вере близких людей.

Жена сказала: «Или я, или водка»

Переезд

В подмосковных Мытищах семья Богуш оказалась по воле случая. Евгению, который жил в городе Лесном Свердловской области, предложили получить жилье здесь при увольнении в запас. С получением квартиры возникли проблемы, начались суды.

Первый суд Богуш выиграл, остальные – проиграл.

Но все-таки семья решила переехать. Из-за здоровья детей им все равно по несколько раз в год нужно приезжать в Москву, да и медицина в целом здесь гораздо лучше. В Лесном Наташа чуть было не осталась навсегда глухой – врачи не заметили серьезной проблемы. Вике сделали операцию на грудине, если бы позднее – было бы тяжелее.

В общем, собрались, сняли квартиру и поехали. С временной регистрацией помогли друзья, зарегистрировав Богуш у себя. А потом им удалось взять кредит и купить маленькую квартиру-студию, в которой все теперь и прописаны. Евгений уволился в запас по предельному возрасту.

С благодарностью Богуш говорят о мытищинской опеке, которая помогает им решить многие вопросы с девочками.

Ужин на стол!

Сварить еду, убраться дома – все эти дела Евгений, кандидат в мастера спорта по боксу, не считает чем-то неприемлемым для мужчины. Как-то Наташа даже сказала: «Мама, не порти суп, пусть лучше папа сварит!»

– Меня с детства к этому приучили, – говорит Евгений. – Посуду помыть, полы. Мы жили с родителями и сестрой в однокомнатной квартире, но дел хватало: угля принеси, дров принеси, за хлебом, молоком сходи, пропылесось, посуду помой. Потом сестра подросла, мы начали уже делить обязанности.

Но первое время семейной жизни с Еленой Евгений был уверен, что, если офицер приходит домой, на столе его должен ждать горячий ужин.

– Приходил со службы и ругался, если ужина не было. Я работал с 8 до 5, а жена в это время крутилась с четырьмя, тогда маленькими детьми, из садика забрала, на дополнительные занятия увезла. Как-то поездил с ними в выходные и очень хорошо все понял, стал спокойнее ко всему относиться, сам готовил, если требовалось, ужин.

Сейчас наших детей стараюсь приучить к самостоятельности. Наташа уже, если хочет, может приготовить любое блюдо. Катя ей помогает, опять же по желанию. Вика научилась макароны и картошку варить. Лиза идеально убирается.

Жена сказала: «Или я, или водка»

Сейчас Елена работает в школе, преподает детям математику, Евгений – на пенсии, военный в запасе. Но день его полностью заполнен. Сначала ремонтировал купленную в кредит квартиру-студию, общей площадью 20 с чем-то метров, чтобы потом ее сдавать. Понятно, что шестерым в ней не уместиться, и Богуш ее сдают, а сами снимают просторную.

Кроме того, с девочками приходится регулярно проходить медосмотры, сдавать анализы, ездить по больницам.

Время от времени отправляется с другом на подработку – кому-то дверь поставить, плитку переложить…

Педагогические принципы

Родители Евгения, родившегося в городе Свободном Амурской области, – дети послевоенных лет, из многодетных семей. Сами пережившие голодные времена, они все силы тратили на то, чтобы их собственные дети были сыты и одеты.

Отец воспитывал жестко – мог дать сыну затрещину, особенно если видел, что его начинает «заносить» на плохое поведение или он «тормозит» в выполнении домашнего задания.

Сейчас Евгений за такую жесткость благодарен – у многих ребят из местной компании жизнь сложилась трагично. А он сам, решив однажды стать военным, последовательно шел к своей цели – выправлял учебу, занимался в секции стрельбы и бокса. А потом поступил в Ростовское высшее командное инженерное училище.

Жена сказала: «Или я, или водка»

И ни разу не жалел, что выбрал армию. Правда, в девяностые, когда все стало рушиться, было сложновато, офицерскому составу приходилось даже кур бройлерных разводить, чтобы как-то прокормиться.

К собственным детям, а тем более к девочкам, отцовские жесткие меры Евгений, понятное дело, не собирается применять. У него другие педагогические принципы. А вот армейское умение поставить задачу и следить за ее выполнением помогают.

– Вся семья ходит в спортивный центр, мы приобрели годовой абонемент, и как-то пришел, смотрю, девочки толком не плавают, так, бултыхаются.

Говорю им: «Чего это вы тут ерундой занимаетесь. Давайте друг за другом, не кучей, поплыли! Через месяц заплыв на 500 метров без времени!» Начали плавать, и теперь как приходят, начинают сразу плыть по дорожке, друг за другом.

– Но и Женя, и я постоянно объясняем девочкам, для чего мы требуем от них то или иное. С тем же бассейном объяснил, почему это полезно для здоровья детей, – добавляет Елена.

– Наташа у нас полненькая. Когда вернулась из Артека, куда ее пригласили, а мы только оплатили путевку, – похудела на три килограмма. Их там гоняли – зарядка, походы в горы… Прониклась, подошла ко мне и попросила: «Распиши мне диету».

Расписал, поскольку и сам после отказа от курения поправился, а потом за два месяца восемь килограммов сбросил. И теперь Наташа сама следит, ее даже не надо одергивать, чтобы вместо печенья съела какой-нибудь фрукт или овощ. Даже в магазине сама покупает, что нужно.

Так интересно, вдруг замечаешь, что девочки взрослеют и в чем-то уже сами проявляют ответственность. Значит, мы идем правильной дорогой!

Как отец

Для Елены идеалом всегда была родительская семья, отец, его поддержка семьи, его ответственность перед близкими, его бережные отношения с мамой. Его уход она переживала очень тяжело, а через несколько месяцев познакомилась с Евгением.

– Я и в том браке, и когда одна была – «и баба, и мужик», тащила все на себе. А мне хотелось именно быть не просто замужем, а за-мужем.

Во мне было столько нерастраченной любви, что я и детей приемных взяла, чтобы было куда направлять ее. И вот появился Женя, и я – по-настоящему за-мужем.

Жена сказала: «Или я, или водка»

Мы даже не ругаемся серьезно. Спорим, бурчим – это бывает. Он что-нибудь начнет кричать, я заулыбаюсь, говорю: «Жень, да успокойся, я тебя и так люблю». Или я начну критиковать что-то, а он: «Дорогая, иди сюда, обниму тебя».

Дети такое отношение видят и транслируют уже между собой. Если в семье есть какие-то сложности, разногласия, супруги собираются на «педсовет». Причем обсуждаются проблемы и всех троих сыновей, если требуется. Вот как-то возникли у сына Вадима проблемы с женой – она из традиционной бурятской семьи и было непросто совместить устои двух культур. А затем супруги побывали в гостях, в Мытищах и сын признался: «Моя жена стала какой-то другой!»

Когда Елена с девочками еще жили без папы Жени и ничего о нем не знали, у них была традиция. В воскресенье, после того, как заканчивалась служба, они вставали на колени и просили у Бога папу.

А еще была традиция ходить каждое 9 мая на парад. Но один раз никак не получалось: отец Елены недавно умер, у матери – больные ноги, а одной с четырьмя малышами практически одного возраста – сложновато.

Елена надула детям шарики, включила трансляцию не местного, а главного парада страны – с Красной площади, и – они пошли маршировать по комнате.

А потом Наташа вдруг заявила маме: «Да не переживай ты. Мы найдем себе военского папу!» Эта же Наташа на мой вопрос: «А какое главное качество в папе – он добрый, сердитый?» – заявляет: «Самое главное, что папа у нас есть и что он нас любит!»

– Мы тебя вымолили, нашли, – поворачивается Елена к мужу.

Материал подготовлен в рамках Всероссийского проекта «Быть отцом!», инициированного Фондом Андрея Первозванного, интернет-журналом «Батя» и издательством «Никея».

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Выборгская епархия разработала комиксы о технике духовной безопасности и поведении в храме РПЦ допускает перенос школьных линеек при «консенсусе в обществе» Папа Римский призвал всех верующих помолиться 23 февраля за мир во всем мире Архиерейский собор обсудит обстоятельства убийства семьи императора Николая II и ход расследования по «екатеринбургским останкам» В РПЦ не считают домогательства «бедствием» и призывают к балансу в интересах

Православная лента