«Это дети, которых в свое время никто не взял». Чем подростку из детского дома может помочь наставник

24.04.2019 8:51 0

«Это дети, которых в свое время никто не взял». Чем подростку из детского дома может помочь наставник

Дети-сироты, повзрослев, выпускаются из казенного учреждения почти не приспособленными к самостоятельной жизни. Они не умеют обращаться с деньгами, готовить элементарные блюда и принимать правильные решения. Юлия Фатхуллина поняла это, когда пять лет назад начала помогать тюменскому детскому дому. Она решила, что у подростков должен быть взрослый друг, который бы выслушал, посоветовал, научил, и придумала проект «Наставничество».

Просто зашла в детдом и сказала, что хочу помогать

Профессия Юлии Фатхуллиной к благотворительности не имела никакого отношения. Она закончила юридический факультет Тюменского государственного университета и работала в Коллегии адвокатов.

– Я любила свою работу, у меня все получалось, – рассказывает Юлия. – Но где-то в глубине души понимала, что я человек социальной профессии. Поэтому сильно погружалась в проблемы своих клиентов, чересчур переживала за выигранные и проигранные дела, а это не очень хорошо для юриста. Через шесть лет интенсивной работы я устала, захотелось делать что-то такое, где был бы виден результат. Как-то я ехала по делам – и вдруг резко затормозила около детского дома №66 на улице Холодильной. Зашла внутрь, постучалась в кабинет к директору, сказала, что хочу помогать детям. И ни секунды не сомневалась в своем выборе.

«Это дети, которых в свое время никто не взял». Чем подростку из детского дома может помочь наставник

Юлия Фатхуллина

Юлия Фатхуллина стала постоянно общаться с воспитанниками детского дома. Сначала сама, лично, потом организовывала небольшие проекты с психологом, проводила тренинги. Детский дом закрыли, детей перевели в Дом социальной реабилитации семей и детей «Борки», и дружба продолжилась там. А затем родилась идея проекта «Наставничество», которая заключалась в том, что у каждого подростка должен быть наставник – взрослый человек, поддерживающий своего подопечного во всем, друг, которому воспитанник детдома мог бы довериться и в любое время суток рассказать о своих проблемах.

– Детдомовские дети живут по установленному взрослыми распорядку – за них решают, когда вставать и ложиться спать, что есть на завтрак, обед и ужин, как проводить свободное время, – говорит Юлия. – Они обеспечены материально, могут учиться, посещать развлекательные мероприятия, но при этом не умеют организовать быт, расходовать деньги, выбрать профессию, строить взаимоотношения и многого боятся.

Юля считает, что в идеале подопечный из детского дома становится частью жизни наставника, на которого ему хочется равняться.

Взрослый и воспитанник детского дома просто общаются, ходят на выставки и в походы, катаются на коньках и лыжах, учатся готовить и экономно расходовать деньги. А на самом деле детдомовец получает то, что никогда не имел – семью.

Юлю часто спрашивают: «А почему именно подростки из детдома?» Можно же было обратить внимание на малышей из дома малютки, пожилых людей или бездомных животных.

– Важна трансформация, изменения, – говорит Юля. – Дети-сироты могут раскрывать свои лучшие стороны, а я лишь буду рядом помогать, верить, поддерживать ребенка, в которого до этого, возможно, никто и не верил. Даже дети из полных семей, окруженные заботой и лаской, могут не ценить того, что их окружает. А все наши подопечные по-своему очень чуткие и благодарные! Мне важен контакт от сердца к сердцу. Это то, что меня волнует, будоражит и заставляет двигаться вперед.

«Это дети, которых в свое время никто не взял». Чем подростку из детского дома может помочь наставник

Как найти ребенку наставника

За пять лет «Наставничество» из одного проекта разветвилось в несколько. Есть направление профориентации для подростков, отдельный проект курирует мальчиков, которых воспитывает только мама, проходят специальные мероприятия для сирот-выпускников, ставших студентами, которым, однако, еще нужна поддержка.

– Например, в проекте «Шаг в будущее» дети вместе с наставником проходят стажировки по своей специальности в ресторанах, лечебном центре, «Академии холода». Они понимают, что наш проект – это отличная возможность для роста и стараются брать по максимуму. Посещают все тренинги, мастер-классы, учатся строить отношения на стажировке, даже переводятся на индивидуальную форму обучения, чтобы оттачивать мастерство. В этот момент, я считаю, они учатся быть ответственными за свою жизнь. Многие ребята говорят, что растут не только в профессии, но и меняются внутренне. Конечно, так понимают и действуют не все. Кто-то предпочитает привычный образ жизни потребителя, не думая о будущем. Это тоже выбор.

«Это дети, которых в свое время никто не взял». Чем подростку из детского дома может помочь наставник

Чтобы найти наставников, Юлия Фатхуллина стала рассказывать о своем проекте в социальных сетях, приглашала принять участие всех желающих. Отозвались многие. Сначала они прошли обучение на семинарах, где им рассказывали о тонкостях общения с подростками. А потом был праздник, на котором составлялись пары из наставника и подопечного.

– Часто приходили очень травмированные люди, которых надо было отлюбить. Но мы-то их приглашали, чтобы любили они! У них столько было внутренней боли, что работать становилось тяжело – обижались на каждое замечание, все воспринимали как упрек.

Сейчас я осознаю, что те, первые, наставники были не совсем готовы для такой работы, оказалось, что их тоже нужно опекать, – объясняет Юлия. – Теперь мы взяли взрослых и подготовленных наставников из центра «Семья», из тех, кто прошел школу приемных родителей. Это, как правило, семейные люди, прошедшие обучение, чтобы взять ребенка в семью. Мы их тщательно отбирали, а нам помогали психологи из центра «Семья». Сейчас в проекте девять наставников, один уже в начале проекта оформил для ребенка гостевой режим, остальные – в процессе.

Иногда, замечает Юлия, контакта подростка с наставником не происходит, и труднее это переносится именно наставником, потому что подросток пока не замотивирован на общение. Иногда общение долго не складывается, но через несколько лет наставник становится самым лучшим человеком для подопечного.

«Это дети, которых в свое время никто не взял». Чем подростку из детского дома может помочь наставник

Это дети, которых в свое время никто не взял

Сегодня первые подопечные Юлии Фатхуллиной уже выросли, у каждого жизнь складывается по-разному.

Антону Чану уже 21 год. Он хорошо учился в школе, поступил в Тюменский индустриальный университет на линейного трубопроводчика, сейчас заканчивает бакалавриат, стремится поступить в магистратуру. Недавно купил машину – поставил такую цель перед собой и добился. Хочет найти хорошую работу и обеспечить себе нормальный достаток.

– На проекте мне было не так уж легко, – говорит Антон, – но я считаю, что взял от Юлии одно из ее самых сильных качеств – целеустремленность. Один из ее девизов: «Иди к своей цели! Есть мечта? Иди к ней. Нет мечты? Так поставь цель и иди, всегда иди и никогда не останавливайся».

Дима Алференко в прошлом году ушел в армию, в июле возвращается, уже думает, куда поступать. Пишет Юле письма, высылает фотографии. «Хорошо там откормился», – смеется она.

«Это дети, которых в свое время никто не взял». Чем подростку из детского дома может помочь наставник

Другой подопечный Вася Волков, 19 лет, заканчивает строительный колледж, пытается подать документы в университет МЧС в Екатеринбурге. Этот вуз один из немногих, где принимают сирот вне конкурса, но необходимо получить приписное удостоверение в военкомате с категорией пригодности А1 (годен к военной службе без ограничения по роду войск) и пройти тест в МЧС.

– Результаты теста у Васи оказались не самыми лучшими, – рассказывает Юлия. – Я решила позвонить психологам тюменского МЧС и услышала весьма странное напутствие – зачем ему пытаться что-то сдавать, не сможет он, пусть лучше в армию идет, да и мотивация у него слабая. Система приема очень однобока, психологи ведь знают про особенности детей-сирот, поэтому им дают льготы при поступлении, но у нас учебные заведения действуют только в рамках устава. При этом в университет МЧС ни один ребенок-сирота из Тюменской области не подал документы. Да, я не спорю, что наши сироты не блещут знаниями, но из них до вузов доходит один процент, остальные либо вообще не учатся, либо их отчисляют с первого курса. Попросила дать шанс парню поступить в вуз, где он в окружении умных людей раскроет свои лучшие качества, поверит в себя.

Вася прошел комиссию, но из-за незначительных проблем со зрением ему присвоили категорию пригодности Б3 (пригоден к военной службе с некоторыми несущественными ограничениями), из-за которой в МЧС могли не взять. И все-таки Юлия добилась, чтобы парню дали право подать документы в университет, а он отказался, сказал, что желание поступать пропало.

– Я не воспользовался шансом, который мне дала Юлия, решил дальше учиться по своей профессии и пока не загадывать на будущее. Сожалею, что так получилось, но понял – МЧС не для меня, – объяснил Василий.

– Как бы наставник ни поддерживал, ни верил, выбор человек делает сам, – считает Юлия. – Я верю, что придет время и Василий найдет свой путь, будет заниматься тем, что его радует и вдохновляет.

Важно понимать, что воспитанники детского дома выросли в атмосфере, где было много травмирующих факторов. У нас малышей разбирают, на них очереди, а наши подопечные – это те дети, которых в свое время никто не взял.

Поэтому у них высокая степень закрытости, низкая эмоциональность, низкий уровень знаний – последствия депривации. Но я беру в проект тех ребят, которые проявляют изначально уважение к старшим, прислушиваются. Мы делаем презентацию проекта, участники прошлых лет рассказывают о себе, выступают наставниками, а затем, если возникает желание, просим заполнить анкету. В общем, не навязываем никому ничего.

Бывают, по словам Юлии, в проекте и более серьезные неудачи:

– С одним подопечным мы много нянчились. А в конце 11-го класса он стал папой – его девушка забеременела, бросил учебу – вообще не поступил никуда после школы, начал жить с ней, потом его, видимо, выгнали родители девушки. Сейчас кочует по разным домам, подрабатывает то тут, то там. Другой парень стал спиваться. Можно многое вкладывать в человека, но если он не готов, не желает, не способен принимать изменения, то ничего не будет происходить.

Если бы чиновники повернулись к нам

В марте 2019 года проект «Наставничество» вошел в число лучших проектов Тюменской области за период 2016-2017 гг. по версии япосещаю.рф. Сегодня он признан успешной моделью, стабильной и хорошо налаженной и уже получил два президентских гранта. И только на эти деньги проект существует.

«Это дети, которых в свое время никто не взял». Чем подростку из детского дома может помочь наставник

– Нам предлагают на примере нашей работы создать региональную модель наставничества и транслировать свой опыт на территории Тюменской области. Хочется предложить наработки, нас приглашают в бывшие союзные республики – Узбекистан, Армению, Киргизию. Активисты и органы власти там хотят заниматься этим, а мы готовы рассказать о технологии и помочь. И было бы замечательно, если бы чиновники повернулись к нам, и их отношения были бы партнерскими, а не на уровне указаний сверху. Всегда воодушевляет обратная связь от детей, от жителей города Тюмени. Пять лет прошло, и мне очень приятно видеть, какими хорошими людьми они стали сегодня. Это именно то, ради чего мы и создали «Наставничество».

Елена Сидорова

Фото из личного архива Юлии Фатхуллиной

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Берлинский суд запретил учительнице ходить в школу в хиджабе Небрежность Путина в селигерской проруби вызвала пересуды о его тайном католичестве (ВИДЕО) Патриарх Кирилл переболел пневмонией и отказался следовать советам врачей РПЦ допускает перенос школьных линеек при «консенсусе в обществе» Возмутившую верующих карикатуру камчатского художника на Поклонскую направили на экспертизу

Православная лента