На пенсию по-новому: почему именно сейчас и станет ли больше инвалидов

22.06.2018 1:53 3

На пенсию по-новому: почему именно сейчас и станет ли больше инвалидов

Население чувствует, что у него отбирают несколько лет жизни на пенсии. У людей, особенно предпенсионного возраста, была надежда, что они выйдут на пенсию и смогут продолжить работать – сделать сбережения либо помочь близким. К чему готовиться теперь и как проводят похожие реформы в других странах – замдиректора Института социальной политики НИУ ВШЭ Оксана Синявская комментирует законопроект о повышении возраста выхода на пенсию до 65 лет у мужчин и 63 лет у женщин.

Людей лишили возможности выйти на пенсию и продолжить работать

– Откуда берутся наши пенсии?

На пенсию по-новому: почему именно сейчас и станет ли больше инвалидов

Оксана Синявская

– У пенсионного фонда есть два источника дохода. Основной, который бы должен быть, наверное, самым главным, если не единственным, – это страховые отчисления. По российскому законодательству у нас взносы с заработной платы платят работодатели. Сейчас это 22% от заработной платы.

Плюс есть потолок, поэтому за высокооплачиваемых работников платятся взносы не со всей зарплаты. Сверх потолка за высокооплачиваемых работников работодатель платит 10%, но не на их индивидуальные счета, а в общий бюджет пенсионного фонда. Это идет на выравнивание распределения пенсий по сравнению с заработком.

Но у нас сложилась такая ситуация, что на часть ранее принятых государственных решений недостаточно финансирования за счет страховых взносов. В первую очередь речь идет о валоризации. В 2010 году решили добавить пенсию людям, которые работали до 2002-го и особенно до 1991 года. Им повысили стоимость их пенсионных прав. На это денег из текущих отчислений нынешних работников не хватает, поэтому платит федеральный бюджет. То же самое было, пока существовала система обязательных пенсионных накоплений. Эти взносы попадали на индивидуальные накопительные счета работников 1967 года рождения и моложе и не попадали нынешним пенсионерам. Разницу опять же доплачивал бюджет.

Плюс в 2011 году ввели тариф отчислений 26% с заработной платы. Работодатели сильно возмутились, был риск, что начнется массовый выход бизнеса в тень. С 2012 года ставку понизили до 22%, но тогда сочли это решение временным и сказали, что разницу между 22% и 26% тоже будет компенсировать бюджет.

Поэтому так сложилось, что у нас наряду с доходами за счет страховых пенсионных взносов существенную часть доходов пенсионной системы формирует так называемый трансферт из федерального бюджета.

– Кому выгодна реформа: правительству или населению?

– В текущей перспективе это скорее интересы правительства, но в средней и долгосрочной это отвечает интересам людей.

Сейчас население чувствует, что у него отбирают несколько лет жизни на пенсии. У людей, особенно предпенсионного возраста, была надежда, что они выйдут на пенсию в 55, 60 лет и смогут продолжить работать. У нас люди рассматривают первые годы на пенсии как способ либо собрать сбережения, либо помочь близким. Для них это компенсация низких зарплат и впоследствии низкой пенсии.

Сейчас повышение пенсионного возраста так болезненно воспринимается, потому что отодвигается тот ценный период, когда можно получать два дохода.

В перспективе для людей повышение пенсионного возраста выгодно, но это сложнее понять, потому что в основном у нас горизонт планирования короткий. Ситуация такова: сейчас у федерального бюджета положение уже не настолько благополучное, как 10 лет назад.

В первую очередь это связано с неблагоприятными внешними факторами, более низкими ценами на энергоносители, плюс у бюджета есть другие стратегические направления, есть желание больше тратить на образование со здравоохранением, на семейную политику, на оборону. Все эти статьи вступают в конкуренцию с пенсионной системой, поэтому правительство говорит, что наращивать трансферт они не могут. При этом мы находимся в ситуации старения населения, когда пожилых людей становится все больше, трудоспособных – меньше.

Если мы смотрим на среднесрочную перспективу – до 2028, 2038 года – мы видим, что оба источника дохода будут сокращаться, если ничего не делать. Для людей это означает, что размер пенсии в лучшем случае будет индексироваться от инфляции и все больше отставать от заработной платы, а уровень жизни на пенсии будет все ниже.

Для того чтобы эту ситуацию предотвратить, предлагается повысить пенсионный возраст. Это одновременно снизило бы приток в пенсионную систему новых пенсионеров и увеличило число застрахованных. Значит, в перспективе пенсия станет выше, чем она могла бы быть без повышения пенсионного возраста.

Почему система пенсионных накоплений не сработала

– Не так давно уже прошла реформа – ввели накопительную часть. Что не сработало? Это была альтернатива или в любом случае повышать пенсионный возраст пришлось бы?

– Повышение пенсионного возраста касается прежде всего государственных пенсий, финансируемых из текущих поступлений. Так называемая распределительная или страховая часть. Это не очень связано с пенсионными накоплениями. Но проблема в том, что у нас эта страховая часть остается главным источником доходов. У нас действительно система обязательных пенсионных накоплений по разным причинам не сложилась.

Ее ввели в 2002 году, но не был закреплен никакой источник финансирования доходов, которые поступают на накопительные счета. Когда вводится система обязательных пенсионных накоплений, понятно, что часть денег идет на индивидуальные накопительные счета граждан, которые платят или за которых платят, и она не поступает нынешним пенсионерам.

В тех странах, которые также вводили обязательные накопления, как правило, предусматривался источник покрытия этих выпадающих доходов. Например, доходы от приватизации, от экспорта энергоресурсов. Предусматривалось, каким образом государство будет помогать пенсионной системе в переходном периоде. Потом, когда у всех появятся пенсионные накопления, этого делать уже не надо будет – у людей бы складывалась пенсия из распределительной и накопительной частей. Но лет на 30 надо было находить некий источник финансирования.

У нас этого сделано не было, поэтому введение пенсионных накоплений привело к тому, что в нулевые годы пенсии не индексировались, появилось ненужное социальное напряжение, в конце концов эти пенсии решили доиндексировать, денег в пенсионной системе стало не хватать.

Плюс доходность в первые годы существования системы была не очень высокой, что тоже вызвало некий кризис доверия к системе обязательных накоплений. В итоге, на мой взгляд, было принято неправильное решение заморозить пенсионные накопления на много лет. Ситуацию подвесили, и мы в таком подвешенном состоянии находимся с 2014-го и, согласно решению правительства, до 2020 года.

Дальше обещают ввести систему индивидуального пенсионного капитала, которую разработали Минфин и Центробанк. Так называемый механизм автоподписки, когда людей автоматически делают участниками системы пенсионных накоплений, но если при обязательных накоплениях права выхода нет, то здесь появляется право выйти, написав, например, заявление.

Дальше возникает вопрос, насколько система окажется эффективной, сколько людей в ней останется. Есть риск, что вторая уже реформа, попытка ввести накопления провалится, и тогда, на мой взгляд, это будет серьезный подрыв доверия к пенсионной системе и к тому, что делает государство.

Забыли заранее оповестить и дать адаптироваться

– На каких расчетах строится предлагаемая реформа? Демографических, финансовых? Предоставлено ли достаточное обоснование?

– Я не видела сам законопроект, но думаю, что правительство принимает решение не с потолка, а на основе расчетов. Скорее всего, это расчеты на основе имеющихся демографических и макроэкономических прогнозов. Обычно это делается так: на основе демографии рассчитывается численность трудоспособного населения и населения в пенсионных возрастах, в том числе с новыми границами возраста; на основе привлечения текущей статистики и макроэкономического прогноза делаются оценки будущей численности работников и пенсионеров, что не совсем совпадает с демографическими группами: у нас есть досрочные пенсионеры и у нас не все трудоспособные заняты. Это позволяет спрогнозировать будущий объем страховых поступлений, выплат и на этой основе уже делать расчеты.

Всегда сложно представить, к каким последствиям приведет повышение пенсионного возраста с точки зрения безработицы и инвалидности, но во всех странах, которые уже проводили такую реформу, а это все европейские страны, в том числе Центральная и Восточная Европа, страны Балтии – прирост безработицы или получателей пенсии по инвалидности не перекрыл положительного эффекта от повышения пенсионного возраста.

– Почему ее принимают так поспешно? В западных странах о пенсионной реформе объявляют за 10-20 лет до ее начала и проводят десятилетиями.

– Здесь вопросы скорее к правительству. Я как эксперт и другие эксперты говорили о том, что это действительно надо делать заранее, оповещая, позволяя и людям, и рынку труда адаптироваться. Возможно, не стоило брать такой быстрый темп повышения…

У нас очень долго эти меры откладывали. На то были демографические аргументы – у нас долго не росла продолжительность жизни. Но были еще и политэкономические причины: пока у бюджета были ресурсы, правительство боялось трогать эту тему.

В любом случае даже при той схеме, которая предложена, возраст не повысят одномоментно. Он будет повышаться в два раза длиннее, чем количество добавленных лет: у мужчин на 5 лет, соответственно, им 10 лет будут повышать, у женщин на 8 – повышать 16. Это не самый большой темп, многие страны примерно с такой скоростью проводили повышение пенсионного возраста.

Другое дело, что, на мой взгляд, отсутствует информационное освещение реформы. Сейчас надо было бы чиновникам выступать и разъяснять людям ситуацию.

– Многим пришла на память ассоциация про ослика и морковь. Честно ли это было по отношению к нынешним 50-53-летним?

– Есть примеры стран, как Соединенные Штаты, которые анонсировали повышение заблаговременно. Многие страны начинают реформу, адресуя ее лицам предпенсионного возраста. Здесь ничего удивительного. Другое дело, что можно было бы начать с более медленной скоростью повышать порог для тех, кто в предпенсионных возрастах.

Условно говоря, первые 2-3 года повышать возраст месяца на 3, позволив людям, которым сейчас 54 и 59, выйти на пенсию месяца на 3 позже. Это позволило бы населению адаптироваться, а дальше можно выходить на скорость 6 месяцев в год, как рассматривает предложение правительство.

Будем ли мы умирать на работе

– Повысят пенсионный возраст до 63 у женщин и 65 у мужчин. И к чему мы придем? Умирать на работе?

– Я бы сказала, что это преувеличение. Да, у нас по-прежнему очень высокая мужская смертность. Но она остается в возрастах от 40-45 лет. Каким бы ни был пенсионный возраст, сверхсмертность мы все равно имеем. И да, у нас определенный процент мужчин умирает на работе. При этом если мы посмотрим на продолжительность жизни в момент достижения пенсионного возраста, женщины потом живут еще около 25 лет, мужчины – около 13 при нынешних границах пенсионного возраста.

В этом смысле повышение, которое предлагает правительство, у женщин точно не приведет к тенденции умирать на работе, у мужчин, в общем, тоже не будет настолько драматично.

Но в отношении мужчин я скорее склонна предполагать, что там будет больше обращений за инвалидностью. У мужчин менее благоприятная структура занятости, они чаще работают на местах, требующих физического труда, или каких-то более тяжелых, вредных.

– А если бы повышения не было и осталось все как есть, что тогда?

– Тогда надо готовиться к тому, что размер пенсии будет постоянно снижаться.

– В целом вы как оцените реформу?

– В целом я считаю, что повышение пенсионного возраста не должно быть единственным элементом этой реформы. Оно назрело давно, но вообще наша пенсионная система довольно старая. Несмотря на то что ее постоянно меняют, она, например, пока не готова к растущей доле самозанятых в структуре занятости, к будущим технологическим революциям.

Она пока настроена на индустриальную экономику, поэтому явно надо искать механизмы: либо новые источники доходов внутри системы пенсионного страхования, либо какие-то универсальные пенсии для людей независимо от условий их занятости.

В любом случае пенсионный возраст – один из механизмов отладки пенсионной системы, но к нему вся реформа не должна сводиться.

Надо обсуждать и действующую пенсионную формулу, и то, откуда берутся начисления в пенсионную систему, и все-таки возвращаться к вопросу о пенсионных накоплениях, потому что для многих людей 1967 года и моложе ситуация с заморозкой накоплений достаточно болезненная.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В Карачаево-Черкесии Курбан-байрам подвинет школьные линейки на два часа Собчак рассказала, что крестилась в детстве «за три жвачки» в присутствии Путина В РПЦ объяснили, почему падают освященные спутники Похоронный дом для достойных проводов Необычные развлечения в интернете — онлайн игровые автоматы Gaminator

Православная лента