И папа, и мама: почему отцы-одиночки не считают себя героями

19.06.2018 8:11 8

И папа, и мама: почему отцы-одиночки не считают себя героями

Три истории мужчин, которые в одиночку воспитывают детей – они стараются делать все и даже «быть мамой», но не считают себя героями, и каждый отец убежден: в идеале ребенку нужна семья, где есть оба родителя.

Сын защитил девочку от хулигана, а я расцвел, как тюльпан

История первая: Владимир и Егор

В моей истории нет ничего выдающегося, и не надо считать меня каким-то героем. Просто люди думают, что такое возможно только в кино, но оказывается, что и в жизни тоже.

При разводе вопрос «с кем останется ребенок» особо не стоял, и я думаю, что мама Егора тоже действовала в интересах сына. На тот момент у меня была квартира, машина, высокооплачиваемая работа. И она понимала, что за мной сын будет как за каменной стеной. И хотя сначала наши отношения были трудными, как бы мне ни было тяжело на нее смотреть, я никогда не препятствовал ее встречам с ребенком – она же мать, и мои проблемы здесь ни при чем. Два дня Егорка жил у нее, три дня – у меня, свой рабочий график перестроил под свои нужды.

Так мы перебивались месяцев шесть, а потом сыну исполнилось полтора года и я устроил его в частный детский сад возле моей работы. Жизнь стала организованной.

И я тогда еще подумал: Егорка, если тебе так не повезло, что у тебя нет полной семьи, то я тебе вообще все дам.

И папа, и мама: почему отцы-одиночки не считают себя героями

Естественно, первое время у ребенка не укладывалось в голове, почему у кого-то родители живут вместе, а у него нет. Вы же общаетесь, улыбаетесь друг другу. Когда мама Егора приезжает в гости, стараюсь что-нибудь вкусное приготовить, сидим за столом, разговариваем, потом идем вместе гулять. Но потом потихоньку он как-то понял, видимо, и я старался объяснять. Хотя, конечно, при расставании с мамой плакал, особенно когда был маленьким. Сейчас ему уже почти семь лет.

Мне кажется, с ребенком нужно быть откровенным, как со взрослым человеком, и нельзя врать, просто стараться обходить острые углы. И я не выдумывал истории, а говорил как есть.

Объяснял ему: «Егор, посмотри в окно, там идет жизнь, и люди многое хотят. Но бывает так, что их желания неосуществимы. Мне хочется, чтобы на нашей 17-этажке была вертолетная площадка и я летал бы на работу на вертолете. Но такой возможности нет».

Воспитываю себя постоянно

И каких-то бытовых сложностей у нас даже не было. Когда человек любит, сложностей нет. А я человек самостоятельный. Мой отец умер, когда мне было 13 лет, мама тяжело болела, приходила к нам с Егором раз в неделю кастрюльку супа сварить, умерла, когда мне было 25.

Чем мы с Егором занимались? Постоянно выезжали на природу, на рыбалку. Был маленький – интересно было порисовать, стал постарше – книжки почитать. Сейчас у нас другое занятие – Егор залазит на мою большую кровать, надевает перчатки и немного об меня «постукивает», и я ему легонько отвечаю. Потом берем самокат и идем гулять. Какие-то простые вещи. И я всегда учусь – где-то себя сдерживать, понятно объяснять, воспитываю себя постоянно.

Мне всегда очень хотелось, чтобы еда была красиво оформлена. У нас кухня – это маленький ресторан. Не просто наложить гарнир с котлетой и залить соусом, а обязательно, чтобы была эстетическая форма, каждый раз разная. Стараюсь готовить какие-то интересные соусы по рецептам из ютуба и вообще кормить Егорку очень правильно. Колбасы в доме не бывает никогда. Покупаю мясо, прокручиваю фарш, делаю котлетки. А смысл кормить растущий организм сосисками, в которых нет никаких полезных веществ?

И папа, и мама: почему отцы-одиночки не считают себя героями

Егор поступил как настоящий мужчина

Конечно, я человек взрослый и прекрасно понимаю, что маленькому нужна ласка, тактильные ощущения, ему важно понимать, что его очень-очень любят. И мне нужно быть и папой, и мамой одновременно: обязательно учить, наставлять, что-то объяснять, а также дарить тепло и ласку. И я думаю, что неплохо получается, могу ребенка поцеловать, поиграть, побаловать. Сейчас стало попроще, парень уже большой, примерно понимает разницу полов, и сейчас ему уже интересны мужские занятия. Но я рад, что Егор встречается и общается с мамой.

Я всегда бывал на всех мероприятиях в детском садике. Каждый Новый год я или Серый Волк, или Кощей Бессмертный. Мужчины, как правило, стесняются участвовать в таких делах, а я свободен от стеснений и запросто могу подурачиться.

И папа, и мама: почему отцы-одиночки не считают себя героями

Недавно в детском садике был выпускной, и перед первым классом Егор отправился с моей сестрой в Нижегородскую область, в деревню, где мы проводили детство. Подышать свежим воздухом, попить коровьего молочка.

В первую очередь я хочу, чтобы Егор стал хорошим человеком, ответственным, серьезным, чтобы его слова никогда не расходились с делом. Чтобы перед тем, как что-то сказать, он обязательно подумал, а если сказал – то обязательно сделал.

Чтобы он вырос мужчиной. И я ему объясняю, что девочек нельзя обижать.

Был случай, когда я расцвел, как тюльпан на асфальте. Забираю однажды сына из садика, в раздевалку забегает девочка и в красках рассказывает отцу, как Егор защитил ее от местного хулигана, не дал в обиду. Спрашивает: «Папа, правда, что Егор поступил как настоящий мужчина?» И он говорит: «Да». И тут я сижу, жду Егора, и у меня в душе ландыши начинают расцветать. Когда мы шли домой, сказал: «Сыночка, я просто тобой горжусь, я на седьмом небе от счастья, когда слышу такое!»

Вы знаете, на самом деле с парнем в тысячу раз проще. Но если бы была девочка, то все – это точно до конца моей жизни единственная любовь, любовь жизни, в общем. У меня и без того непросто с женщинами получается – сердце занято, там уже живет любовь, пусть она какого-то другого плана, но пока я считаю, что это более высокая любовь – к ребенку. Как к ангелу. У детей же все абсолютно чисто. Такую любовь я очень ценю и пока не могу строить с девушками серьезные отношения.

Женщины тянут по трое детей, а мужчину с ребенком почему-то называют звездой

А реакция по поводу моего статуса всегда одна и та же – шок. После развода в 99 % случаев ребенок остается с мамой. Не знаю, от чего это зависит – от матриархальной направленности нашего века или от качества мужиков, которые на себя ответственность не могут взять. Меня тоже все спрашивали: а как так? как справляешься? Да обычно справлюсь.

Трагизма в этой ситуации нет. Если отец один воспитывает ребенка, то он все знает о и себе, и о том деле, которым занимается. Но хвастаться этим статусом отца-одиночки никто не захочет. И честно вам сказать, не знаю, для чего все это рассказываю, какой-то самопиар мне не нужен.

Женщины тянут по двое-трое детей, впахивая на двух-трех работах, с более низкой зарплатой, чем у мужчин, и никто не называет их героями, потому что это считается нормальным: когда случается развод, мужик ушел искать новую жизнь, а женщина осталась с ребенком.

И иногда женщина просто понимает, что с тем мужчиной она ребенка не может оставить. А мужчину с ребенком почему-то называют звездой.

Если бы мужчины на себя больше ответственности брали, то это было бы нормально, потому что отцовское воспитание – тоже хорошо. Конечно, лучше, если у ребенка есть оба родителя. Но вся жизнь наша и состоит из того, что не все складывается так, как мы хотим.

Поддерживать других отцов по-мужски

Я уже несколько лет модерирую группу одиноких отцов во «ВКонтакте». Когда-то искал там поддержки и мне один человек написал очень культурно, но жестко, что тебя ребенок ждет, иди к нему, может, он есть хочет, а ты тут сопли распускаешь, и это отрезвило больше, чем что-либо.

В группу часто пишут те, кто только оказался в такой ситуации, спрашивают какие-то бытовые советы, а кто-то приходит просто поплакать, но это тоже нужно, и стараешься поддерживать его в этот сложный период, но тоже по-мужски.

Не так часто, но бывает, что супруга уходит из жизни, и иногда участники группы прямо держат этого человека на связи, спрашивают, как дела, как сегодня день прошел. И он что-то отвечает. Сначала тяжело, потом начинает потихоньку выходить из этого состояния. Но, как это ни печально, у нормальных одиноких пап, которые с детишками живут, – причина такого, как правило, банальная и некрасивая – развод.

Что бы я хотел сказать мужчинам, оказавшимся в такой ситуации? Да, горе, но в жизни бывает по-разному, и надо продолжать жить.

Ты отец, она – мама. Получилось вот так, и теперь просто важно быть людьми с обеих сторон, начинать грамотно выстраивать другие отношения. То, что между вами, любые конфликты, ребенка касаться не должно, на них он будет реагировать болезненно, и ему без разницы, кто из вас прав. И если у кого-то есть желание перетягивать одеяло на свою сторону, это будет отражаться на ребенке.

Должно все остаться как раньше, просто так получилось, что на данный момент родители не живут вместе, но они поддерживают отношения, не вставляют палки в колеса в общении с ребенком. Послушайте Noize MC «Ругань из-за стены» и поймете смысл моих слов.

В одном детдоме я увидел своего Ваню

История вторая: Юрий и Ваня

Несколько лет назад я в качестве режиссера работал над проектом – делал видеопаспорта детей-сирот и объездил почти все детские дома и приюты Свердловской области. За три месяца мы сняли полторы тысячи видеоанкет, полторы тысячи детских глаз… Мало у кого есть такой опыт.

И в одном детдоме увидел своего Ваню. Мальчик рассказывал стих про семью на камеру – он сам где-то нашел его в интернете и выучил. А рассказывал так… плохо (улыбается), очень волновался, смотрел в пол, вообще не мог со взрослыми общаться. Мы даже не знали, как использовать эту запись в анкете.

И это какие-то вещи необъяснимые… Я позвал его в гости. Говорю: «Поедешь? Сходим с тобой в аквапарк?» Говорит «Поеду!» А детдом находился за 60 км от Екатеринбурга. Сначала был гостевой режим, потом я взял шефство, Ваню перевели в другой социальный приют уже в городе.

Появился отец в 13 лет – тоже неплохо

Однажды Ваня заболел воспалением легких: дети прыгали с крыши в сугроб, за ними никто не смотрел. Забрал его на выходных, а температура поднялась до 42. Пока ждали скорую, прикладывал лед – пытался остановить сильное кровотечение из носа. Потом с ним поехал в больницу. Помню, Ване поставили уколы, он плакал и говорил: «Меня всего искололи, у меня попа болит, заберите меня отсюда».

За две недели к Ване из детдома не приехал никто. И тогда я уже точно решил: надо срочно оформлять документы на опеку.

И папа, и мама: почему отцы-одиночки не считают себя героямиВане тогда исполнилось 13 лет.

Первое время Ваня ходил со мной за руку, как 5-летний ребенок. Знакомая как-то спросила: «А что это он так держится? Ведь большой уже!» А я говорю в ответ: «Для тебя большой, а ребенок еще не прожил период, когда может за руку ходить». Или вцепится в руку и идет, рот не закрывает – то спрашивает о чем-то, то в слова играем, а потом – ангина.

У Вани была мать, но она умерла – ее тяжело избил сожитель. А отца не было никогда, в свидетельстве о рождении стоял прочерк. Но вот, появился в 13 лет – тоже неплохо.

К тому моменту у меня уже был огромный опыт общения с детьми-сиротами, педагогами детских домов, приемными родителями, и я знал, что первый год – самый тяжелый. Однажды Ваня просто убежал в свой город к бабушке, и телефон был вне зоны доступа. Честно, я не понимаю, как можно, чтобы при живых родственниках ребенок остался в детском доме…

Сыну говорю: «Жена – не прислуга в доме»

Меня часто спрашивают, как удавалось совмещать работу и заботу о сыне. Точно так же, как и матери совмещают. Часто брал Ваню с собой на киностудию: он делал уроки и читал, а я тем временем был в монтаже. Первое время мы с ним ходили в бассейн, на лыжах, водил его в театральный кружок и на футбол, мы крестили Ваню. Сейчас, конечно, авторитетом для него уже стали друзья, компания.

А что касается быта… У меня где-то лежит диплом повара – могу приготовить все что угодно. А сейчас и Ваня учится в кулинарном техникуме на технолога общественного питания. Всегда говорил ему, что в комнатах должно быть прибрано. Однажды пришла специалист из опеки со словами: «Ой, как у вас чисто! И это без женщины!» А я говорю: «Чтобы было аккуратно, не надо, чтобы женщина в качестве прислуги участвовала в этом». И Ване тоже прививал мысль, что «жена – это не прислуга в доме, это твой любимый человек и ты должен с ней все делать вместе».

И папа, и мама: почему отцы-одиночки не считают себя героями

На отдыхе в Турции с сестрой Юрия

Конечно, он не один раз спрашивал, где мама. Ну, нет. Мы в разводе. Но я стараюсь, чтобы Ваня видел и другие примеры: общаемся с разными семьями, приходят мои друзья с женами и тоже привносят свое влияние, Ваня ночует у своих друзей. Был случай, когда Ваня отказывался делать уборку, а я ему сказал, что сейчас тетя Света с тетей Леной приедут. И сын сразу навел такую чистоту, которой никогда не было.

И мне кажется, детям очень важно видеть перед собой пример, понимать, что ничего просто так не дается, что есть работа, что люди приходят за помощью.

Я же еще возглавляю общественную организацию «Союз приемных родителей».

После того проекта стало понятно, что проблем в этой сфере много и надо помогать семьям, которые находятся в неравной схватке с госорганами. И наша инициативная группа выбрала меня: у меня всего лишь один приемный ребенок, а у кого-то их пять (улыбается). Я даже хотел взять еще одного, но все-таки нагрузка большая. Главное, что сейчас эти семьи чувствуют, что они не одни.

И папа, и мама: почему отцы-одиночки не считают себя героями

На съемках исторического фильма. Ваня в роли посыльного, Юрий – конторский служащий. В роли горничной – друг семьи и мама пяти приемных детей Елена

Зачем мужчине ребенок

Так получилось, что я стал приемным отцом-одиночкой. И, наверное, один такой в регионе. Мне повезло в том, что начальник отдела опеки в моем районе – мужчина, многие вещи он понимал. А так, конечно, были и разговоры за спиной: «Мужчина… зачем ему ребенок?» Но я считаю, что эти слова – от испорченности общества. Приходилось зубы зажимать, пропускать мимо ушей и оформлять документы дальше.

Есть такая фраза «Иди и делай, что должен». И у меня было какое-то понимание, что должен – и все. Откуда оно пришло – нам не дано, видимо, знать. А я не искал какой-то рациональной причины.

Но еще в студенчестве, помню, сказал, что возьму сиротку.

Детство я провел в Казахстане, и мой лучший друг тогда был из неблагополучной многодетной семьи, мать была одна, и семья жила в барачных условиях, а потом детей перевели в интернат. Потом я помогал ему с документами при поступлении в техникум. А уже через много лет, когда мы не общались, узнал, что он погиб – рухнула стена дома…

Сейчас мой лучший друг – тоже детдомовский. Наша общественная организация недавно получила грант, будем делать мультики на тему социального сиротства. Пять лет назад в базе детей без родителей было 4,5 тысячи человек, а сейчас – 2 тысячи. И надеюсь, что я тоже к этому руку приложил, но работа еще есть – надо, чтобы и двух тысяч детей-сирот не было. Это же позорное явление. И обществу, каждому его члену, должно быть стыдно, что через дорогу стоит детский дом.

Болезнь сына не лечится, но мы верим в ремиссию

История третья: Андрей и Володя

Так получилось, что с детьми в нашей семье всегда занимался я – и в садики устраивал, и в школы. И у Володи достаточно тяжелая и сложная история возвращения ко мне после развода. Когда я пришел за ним в школу, он просто кинулся мне на шею, и все учителя плакали, и я тоже.

И папа, и мама: почему отцы-одиночки не считают себя героями

Володя с папой

Но для меня отцы-одиночки – это не удивительно. Знаю много мужчин, которые воспитывают детей одни. Бывший афганец, у которого супруга умерла рано, вырастил дочь и сына. С Володей в классе учился мальчик – такой «ботаник», тоже выросший с папой. Конечно, надо уметь восполнять женскую ласку – где-то обнять, поцеловать, поговорить.

Но я не классифицирую так: женщины воспитывают хорошо, а мужчины плохо. Все же разные, и главное – человек должен быть порядочный и понимать ответственность за ребенка.

Ребенку в любом случае нужен пример для жизни, дети же копируют родителей на подсознательном уровне. А мальчику обязательно нужен мужской пример. И я рад, что сейчас у Володи полноценная семья – я и моя вторая жена.

Взял сына в охапку, поехали в больницу

Но, видимо, все потрясения и волнения не прошли для Володи просто так – он заболел. Еще первая жена говорила, что у Володи низкий гемоглобин. Когда он стал жить со мной – все равно не поправлялся, был очень худым, при этом питание в семье всегда хорошее.

И папа, и мама: почему отцы-одиночки не считают себя героями

В прошлом году после осенних каникул сын пару дней походил в школу, а в воскресенье в 12 часов дня все еще спал. Зашел к нему в комнату будить, а он весь горячий, температура 39,6, а потом открылась рвота и понос. Взял сына в охапку, поехали в больницу, чтобы не ждать скорую. Три недели мы бегали по разным врачам, пытались установить диагноз.

Вскоре узнали – болезнь Крона, хроническое воспалительное заболевание, поражающее желудочно-кишечный тракт.

Сначала я был в шоке, нашли хорошего гастроэнтеролога в Российской детской клинической больнице.

Верим в ремиссию

До болезни сына мы часто жарили шашлыки, любили мясо, а сейчас, так как у Володи строгая диета, то все готовим на пару, срочно купили пароварку. Почти всю зиму Володя провел в больнице, где ему делали инъекции необходимым дорогостоящим препаратом, который стоит около 40 тысяч рублей за один укол.

Под конец учебного года Володя смог вернуться в школу. Мы с женой работаем посменно, три дня у меня выходные, и вот я с ним занимаюсь – делаем уроки, ходим на стадион. В 90-е я работал учителем физкультуры, поэтому знаю, как и что нужно. Когда-то у меня тоже была неизлечимая болезнь – бронхиальная астма, но при этом я бегал, как все, наверное, мне очень хотелось быть здоровым. И болезнь ушла в ремиссию.

И папа, и мама: почему отцы-одиночки не считают себя героями

Володя

И сейчас я стараюсь абстрагироваться от грустных мыслей, что болезнь Володи не лечится, и верю, что сын с помощью препаратов, которые мы стараемся получить, тоже сможет достичь этой ремиссии.

Благотворительный фонд «Православие и мир» открыл специальную программу для помощи людям с болезнью Крона. Наш фонд помогает РДКБ закупить недостающие препараты, чтобы больные этой тяжелой болезнью могли получать жизненно необходимое лечение. Без лекарства пациенты мучаются страшными болями, а их состояние стремительно ухудшается.

Истории записала Надежда Прохорова

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Большинство россиян одобряют идею лишения родительских прав сектантов, показал опрос ВЦИОМ «Свидетели Иеговы», запрещенные в России, заполняют центры по приему беженцев в Финляндии Daily Storm: в центре Москвы действует «пятизвездочный монастырь» с доходом в сотни миллионов рублей В Федерации еврейских общин не нашли антисемитизма в скандале с кипой в МГУ: преподаватель атеист, а не юдофоб В РПЦ уповают, что вопрос о захоронении Ленина решится «сам собой»

Православная лента