День жертв политических репрессий. На помойке истории

30.10.2017 8:32 0

День жертв политических репрессий. На помойке истории

Протоиерей Игорь Прекуп с присущим ему сарказмом рассуждает о том, что нам дает знание страшных событий постреволюционных лет. И не пора ли окончательно переписать историю, раз уж мы собрались “вставать с колен”.

Должны мы или не должны вставать с колен?

День жертв политических репрессий. На помойке истории

Протоиерей Игорь Прекуп. Фото: Станислав Мошков/rus.postimees.ee

А зачем?.. Вот зачем нам эта дата в календаре? Не иначе, как русофобская политическая диверсия с целью посеять ветер вражды и, расколов общество, пожать бурю гражданской войны на радость всем буржуям. Кому нужны эти «Бессмертные бараки», эти чтения имен, все это очернение нашей истории? Только тем, кто заинтересован в срыве курса на стабильность и единение, осуществляемого вот уже свыше полутора десятка лет. А кто в этом еще может быть заинтересован, кроме враждебных государств? Каких именно? А всех!..

Да не забудем проницательного и прорицательного на все века высказывания императора Александра III о том, что у России, огромности которой все боятся, нет друзей, но «только два надежных союзника – ее армия и флот». Вот враги, через своих наймитов, образующих «5-ю колонну», – засланных или завербованных разведками империалистических стран, подкупленных или просто одураченных ими – изо всех сил и пытаются помешать процессу вставания страны с колен, развращая ее либеральной идеологией.

Знание истины? А что есть истина?!!.. Должны мы или не должны вставать с колен? Должны. Но, чтобы встать, надо заранее гордиться собой! А откуда возьмется национальная гордость, если вместо героики (а она всегда мифологична, такова уж ее природа) пичкать народ интеллигентским рефлексированием.

«А правильно ли мы?», «а справедливо ли так с нашей стороны?», «а законно ли это?», «а если бы с нами так?», «а допустимо ли такой ценой?», «а так ли оно на самом деле было?», «а стоит ли подменять историческую науку мифологией?» и прочая либеральная болтовня..

Правильно Владимир Ильич Ленин назвал интеллигенцию: оно и есть! Все зло от нее и этих ее рассуждений про истину, да про совесть…

Что за истина, если она не способствует консолидации общества во главе с его правительством? Если не ведет к укреплению государственной мощи? Кому нужна такая истина? На помойку истории ее! Все и всё должно служить правильно (т.е. согласно с правителями) понимаемым интересам государства. В том числе и наука.

Кстати, история в первую очередь. Говорят, ее пишут победители? Да, но, чтобы побеждать, надо заранее переписывать историю в заданном стратегическом направлении. И радоваться, что, наконец, в наши дни, после лихолетья безыдейности, вновь перекидывается мостик в славное недавнее прошлое, в основы той морали, которая создала нашу насколько великую, настолько бездарно и злодейски разваленную страну.

Ленин умер, но дело его живет

Как тут не вспомнить слова Ленина о партийной литературе? Как не почувствовать возрождение из пепла близких нашим сердцам его слов, сказанных на III Всероссийском съезде комсомола: «В каком смысле отрицаем мы мораль, отрицаем нравственность? В том смысле, в каком проповедовала ее буржуазия, которая выводила эту нравственность из велений бога… Всякую… нравственность, взятую из внечеловеческого, внеклассового понятия, мы отрицаем. <…> Мы говорим, что наша нравственность подчинена вполне интересам классовой борьбы пролетариата.».

Отрадно, что среди затхлого воздуха современной либеральной бесхребетности, начинают пробиваться свежие веяния этих бессмертных идей! И неважно, кем они провозглашаются, главное, что они живы. Живы назло и вопреки всем усилиям абстрактного гуманизма гнилой интеллигенции и религиозного мракобесия святош, упрямо отказывающихся дать поносить марксизму-ленинизму церковные ризы, и что-то бубнящих о недопустимости политизации православия.

Но тщетны их усилия! Воистину прав, пророчески прав гений Маяковский, возгласивший:

Ленин —
жил,
Ленин —
жив,
Ленин —
будет жить.
Залили горем.
Свезли в мавзолей
частицу Ленина —
тело.
Но тленью не взять —
ни земле,
ни золе —
первейшее в Ленине —
дело.

Вот-вот, в мавзолее – всего лишь «частица», а весь Ленин, его «дело» – это как бы «мировая душа», разлитая в постсоветском пространстве (ныне, правда геополитически раздробленном, но ничего, дайте срок!). Это дело, продолженное великим Сталиным – да-да, логично продолженное, а не преданное, как пытались нам представить запевалы перестройки – оно сумело себя защитить, а затем и восстановить державу, которую разрушили было либералы, предавшие Государя и монархию.

Сначала от полной катастрофы нашу страну спас Великий Октябрь, сорвавший планы масонского заговора, а мудрый вождь и преемник Ленина пожертвовал своим добрым именем и повел Россию через очистительное горнило, симптоматично именуемое врагами нерусским словом «репрессии».

В этом очистительном огне сгорели многие из тех, кто расшатывал устои Царства, кто только и умел, что делать революцию, но созидать?!.. О, это было не для них… Им бы только «раскачивать лодку». В этом же горниле, а также в разразившейся войне, была закалена воля народа к построению светлого будущего, ибо как можно отречься от идеи, после стольких жертв, принесенных на ее алтарь да еще под ее знаменем!

В итоге, какую страну построил великий Сталин! Даже вражина Черчилль вынужден был признать, что он «принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой». И не надо про то, что Черчилль этого не говорил! Какая разница, кто и что говорил, если сказано хорошо?

День жертв политических репрессий. На помойке истории

Фото: РИА Новости / Александр Кряжев

Система не карательная, но очистительная

А как окрепла и затем расцвела вера Православная! Ведь именно благодаря промыслительному курсу ВКП(б) – КПСС наша Русская Православная Церковь обогатилась сонмом исповедников и новомучеников: сколько ходатаев на Небесах мы получили, благодаря этим испытаниям, которые клеветнически называют «гонениями»! Они были не изгнаны, а эвакуированы из погрязшего в грехе мира, который подлежал очищению от мусора буржуазного либерализма.

Не гонимы они были, а испытаны огнем и прославлены: кто бы узнал о них, кто бы оценил их мужество, если бы не та система, которую потомки неблагодарно называют «карательной»? Многие из тех, кто прославились как исповедники и новомученики, влачили бы жалкое, скучное, рутинное существование, мало-помалу опускаясь до «подленькой и мелочной» жизни, в конце которой им было бы «мучительно больно за бесцельно прожитые годы».

Но они были промыслительно спасены руками той самой «репрессивной машины», с помощью сознательных и несознательных граждан, да при массовом предательстве со стороны тех, кто надеялся, что, если не вмешиваться, то их минует «чаша сия», и наивно полагал, что до них не дойдет очередь.

Думали, что если волки растерзают пастуха, то насытятся и овец не тронут?! Но волки для того и нападают на пастыря, чтобы, устранив его, заняться стадом. А волки, если разобраться, кто? Как их называют? Правильно, «санитарами леса». Они не истребляют, а очищают. Вот и советскую репрессивную систему следовало бы назвать не «карательной», а «очистительной», на что проницательно намекнул писатель М. Булгаков, определив своего героя в «подотдел очистки».

Да и вообще все эти разговоры о репрессиях… сильно преувеличены. И количественно, да и качественно тоже.

В конце-то концов, разве можно ставить под сомнение ценность того, ради чего было принесено столько жертв? Тогда, какая разница, сколько?.. Надо, значит, надо! Уместно ли сокрушаться о жертвах, если по-другому тогда невозможно было огромную аграрную страну превратить в мощную индустриальную сверхдержаву?! Могла ли с этой сверхзадачей справиться Российская Империя со своей мягкотелостью? Нет, для этого требовалась полная перезагрузка и железная рука. Только так наша страна могла выжить и не стать колонией империалистических держав.

Ведь все прежние дворцовые перевороты и революции были полумерами. Ну, задушили императора Павла подушкой, ну и что? Государство-то прежним осталось. Ну французы, те не только королевскую чету убили, но и форму управления государством изменили, и церковникам устроили сплошной мордор, ну и что? Государство все равно оставалось прежним.

Смена правительства или даже изменение строя, формы управления не прекращает существования самого государства. Оно в этих случаях, максимум, слегка модифицируется, не более того. Но марксистское учение сказало новое слово о государстве как о «продукте и проявлении непримиримости классовых противоречий», а потому «аппарате насилия и угнетения». Объявив, что «теория становится материальной силой, как только она овладевает массами», великий Ленин и большевики под его руководством доказали это на практике.

Большевики сумели сделать выводы из уроков истории

Отбросив всякие недомолвки, Ленин еще в августе 1917 г. писал, что «пролетариату нужно государство, как особая организация насилия против буржуазии», а такое государство немыслимо «без предварительного уничтожения, без разрушения той государственной машины, которую создала себе буржуазия».

Именно так радикально: пролетариат не овладевает машиной буржуазного государства, чтобы приспособить его для решения своих задач, но он ее разрушает и строит на ее руинах «свой, принципиально новый тип государства» (Л.С. Мамут). А вы думали, это просто так в «Интернационале» поется:

Весь мир насилья мы разрушим
До основанья, а затем
Мы наш, мы новый мир построим,
Кто был никем, тот станет всем.

Этот гимн – credo большевизма, его программа. «Комиссары в пыльных шлемах» открыто декларировали свою концепцию, объявляя советское государство не преемствующим исторической России, а выстраиваемым на руинах, в которые они ее превратили. Поэтому либо лицемерят, либо показывают свое невежество те, кто утверждают, будто бы большевики отрицали только идеологическую и историческую преемственность с Российской Империей, но юридическую признавали.

Подумаешь, пошли на компромисс и признали несколько «доисторических» договоров! Но все прочие они отвергли именно на том основании, что новообразованное государство не имеет никакого отношения с прежним. И они знали, что говорили и делали.

Право для них было пустым звуком, они выше этого. Какое, помилуйте, право, когда речь благе всего человечества?! Не надо делать из права какого-то кумира. Законы, договора?.. Это все пустое. Выгодные договора, конечно, надо признать, невыгодные – отвергнуть «в виду противоречия их внутреннему строю России, созданному революцией». А как иначе, если речь о том, чему не стоит придавать нравственного значения?

Не в юридическом плане советское государство отвергало преемственность дореволюционной России – правовая сфера для большевиков была всего лишь инструментом, используемым по необходимости. Не право было положено в фундамент строительства нового государства, а идеология. И, поскольку в разрушенное ими государство было по своей основе (вне зависимости, насколько успешно это осуществлялось) православной монархией, значит, надо было под корень извести и монархию, и Русскую Православную Церковь, как государствообразующую.

Физически уничтожить царскую династию труда не составило, за что отдельное спасибо всем королевским дворам, отказавшимся принять царскую семью, причем особое – двоюродному брату Николая II, Георгу V, проявившему опережающую время демократичность и толерантность, мотивировав отказ тем, что «английский народ относится к русскому царю как к жестокому угнетателю рабочего класса и поддерживает справедливую борьбу народа за свободу и демократию».

Не прояви большевики революционную принципиальность и решительность, разогнав Учредительное Собрание и уничтожив царскую семью, спустя какое-то время, смута, вероятно, завершилась бы реставрацией монархии. Возможно не самодержавной, но все же. Однако большевики сумели сделать выводы из уроков истории. Они наладили систему «очистки», прекрасно понимая, что революция была бы невозможна, если бы прежнее государство не связывало себе руки всякими «буржуазными пережитками» вроде права, гуманности и пр.

День жертв политических репрессий. На помойке истории

“Большевик”. Художник Борис Кустодиев

Считаем, что не следует предавать огласке новые факты

Да были жертвы. Да были среди них и невинные… Впрочем, нет, не было невинных, потому что «наказания без вины не бывает», правильней будет сказать, «случайные». А что вы хотите? «Лес рубят – щепки летят», как говорится. Но зато бесплатные образование и медицина; зато мощная сверхдержава, которою можно было гордиться.

А гордость чем вскармливается? Историей? Бросьте! Историческая наука – сфера интересов микроскопической кучки ученых. Народу, как и тысячелетия назад, нужна мифология. В основном, люди, в том числе и профессиональные историки, занимаются все тем же конъюнктурным мифотворчеством, придавая ему, благодаря полученным за время обучения в ВУЗе знаниям, умениям, навыкам, наукообразный вид.

Кому, например, какое дело, кто на самом деле предал Молодую Гвардию, а кто за ошибку писателя Александра Фадеева поплатился добрым именем? Ну и что с того, что родителям Александра Третьякевича (предатель Стахевич) отказали в пенсии за погибшего сына? Кого волнует, что его брат-фронтовик, попытавшись собрать материалы, которые доказывали невиновность этого молодогвардейца, напоролся на обвинение в клевете на Молодую Гвардию (!) и получил выговор аж от Парткомиссии при Главном политическом управлении минобороны СССР?

Какое имеет значение, что выжившим молодогвардейцам затыкали рот во всех инстанциях, и, когда они пытались отмыть доброе имя товарища, им, как выразилась одна из участниц форума Правмира, разъясняли всю «нецелесообразность ревизии устоявшихся канонических взглядов на то самое подполье, членами которого они были», твердя, что «их „правдоискательство“ наносит вред делу коммунистического воспитания»?

А вот инструктор ЦК ВЛКСМ В. Ванин, который осуществлял в Краснодоне проверку по этому вопросу, оказался более сознательным, нежели сами герои-молодогвардейцы, проявившие, из-за своего пристрастного отношения к вопросу, политическую близорукость.

Он в своем отчете мудро отметил, что «роман Фадеева „Молодая гвардия“ издан в нашей стране на 22 языках и на 16 языках зарубежных стран, общим тиражом в 4,8 млн. экземпляров. На истории молодогвардейцев воспитываются и будут воспитываться миллионы юношей и девушек в нашей стране и за рубежом. Исходя из этого, считаем, что не следует предавать огласке новые факты, противоречащие роману „Молодая гвардия“ о деятельности молодогвардейцев».

Вот слова истинного патриота и мудрого политика, ответственно подходящего к делу воспитания общества на героическом примере.

Разве в том суть, чью роль преувеличили, чью приуменьшили, а кого с грязью незаслуженно смешали? Главное, что и произведение Фадеева, и экранизация его романа воспитывают патриотические чувства, а реальные люди… Ну кому какое до них дело, да и кому какая польза от того, что кто-то узнает правду? А вдруг, поняв, что между романом и реальными фактами есть существенные расхождения, кто-то усомнится в самом патриотизме?

Польза от такой правды сомнительная, а вот вред в этом случае – тяжкий. Потому что не факты воспитывают, а, не побоимся этого слова, мифология. Факты ведь забудутся, а мифотворчество преобразуется в устойчивые представления. И к этим представлениям надо подходить с большой деликатностью и гибкостью. В том числе и в церковной жизни. В конце концов, неплохо бы подумать, а не пересмотреть ли некоторые устаревшие взгляды на добродетели и пороки? Время ведь не стоит на месте, а Церковь должна идти в ногу со временем и быть со своим народом, если не хочет потерять свою паству.

Чем не угодили Иван Грозный и Сталин?

Если в храм приходят люди, воспитанные на образах Чапаева и Павки Корчагина, как апробированных символах патриотизма, и им хочется обрести покой душе, то есть подтверждение непротиворечия своих взглядов православию, то персонал храма должен как-то приспосабливать, скажем так, подачу религиозного контента к их мировоззрению, вкусам и убеждениям. А для этого и святых надо подавать как героев, и героев, почитаемых потребителями религиозных услуг, включать в святцы.

Чем, например, Иосиф Виссарионович Сталин не святой? А вот ведь, все не успокоятся клеветники… И царь Иван Васильевич Грозный им тоже не угодил. Не потому ли, что Сибирь присоединил и евреев топил в Двине? Не потому ли противятся его канонизации, что им ближе предатель Родины Курбский, «сваливший» за рубеж и оттуда писавший крамольные письма, и тем близкий им по духу?

В свете вышеизложенного, вызывают недоумение слова, сказанные покойным Патриархом Алексием II на Епархиальном собрании города Москвы в 2006 г.:

«Кровавый серп и всесокрушающий молот сатанинской злобы обрушились на нашу землю, уничтожая все общественные, нравственные, жизненные устои России. В „окаянные“ 1920–1930-е годы от невиданного ранее в истории государственного террора, от расстрелов, пыток, тюрем, ссылок и голода погибли миллионы наших граждан, были искалечены судьбы и души десятков миллионов людей. Тогда были закрыты или разрушены сотни монашеских обителей, тысячи храмов, репрессированы сотни тысяч священнослужителей и монашествующих».

Послушать его, так День памяти жертв политических репрессий имеет прямое отношение к формированию церковного сознания, к христианскому нравственному воспитанию, а тенденция доказать совместимость (или, хотя бы, непротиворечивость), например, христианства и коммунизма, наоборот, оказывается не чем иным, как попыткой соединить Христа и Велиара (см.: 2 Кор. 6: 15)?..

А ведь, согласитесь, он прав!

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В Римско-католической церкви в РФ назвали преждевременными разговоры о возможном визите понтифика в Россию Муфтият Дагестана выступил против акций в поддержку мусульман Мьянмы В РПЦ уповают, что вопрос о захоронении Ленина решится «сам собой» Экс-настоятель храма в Павловске прыснул перцовым газом в лицо митрополиту и пропал, узнали СМИ В Австралии отредактируют памятник святому, потому что хлеб в его руках вызывает непристойные мысли

Православная лента