«Люди часто думают, что нуждающийся – это кто-то вроде бомжа»

05.12.2018 7:35 2

«Люди часто думают, что нуждающийся – это кто-то вроде бомжа»

Четыре года назад в Новокузнецке возникла группа помощи беженцам с Украины – неравнодушные люди просто объединились вокруг чужой беды. Со временем круг адресатов помощи расширился. Группа держится на энтузиазме волонтеров и небольших пожертвованиях благотворителей. Как «Адресная помощь» собирает одежду, обувь и продукты, все ли нуждающиеся – асоциальные элементы, почему к добровольцам относятся потребительски и что нужно, чтобы помогать больше и лучше.

«Я смотрю, они совсем раздетые – носочки, сланцы»

Мы сидим с волонтерами в комнате, где они регулярно проводят раздачу вещей нуждающимся. В комнате все организовано максимально удобно: коробки с вещами, расставленные по размерам, напольные вешала, стеллажи. Одежду, обувь, игрушки, бытовую технику, мебель – вещи, не нужные владельцам, волонтеры собирают и привозят сюда, чтобы затем отдать нуждающимся.

«Люди часто думают, что нуждающийся – это кто-то вроде бомжа»

– Очень часто слово «нуждающийся» ассоциируется с кем-то вроде бомжа. Но это ведь не так. Среди них бывают и погорельцы, одинокие или многодетные матери, пенсионеры. Бывает, у людей что-то происходит в жизни, и они временно не могут купить себе какие-то элементарные вещи. У них все наладится, а сейчас им просто нужно помочь, – говорит Мария Веде, организатор и одна из основателей группы. – Заниматься волонтерской работой я начала совершенно случайно. Всю жизнь помогала людям и животным. Когда была первая волна беженцев с Украины в 2014 году, мы с мамой приехали в центр временного пребывания для беженцев в пионерлагере «Олимп» в Ашмарино. Там 130 человек было. Мама рыдала после их историй. Был конец августа, в Сибири вечера уже совсем холодные. Я смотрю, они совсем раздетые – носочки, сланцы. Говорят: «А у нас ничего нет». Мы тогда собрали вещи, которые у нас были, и отвезли им.

Я написала пост в соцсетях об этих беженцах в 2 часа ночи. И тут же, ночью, мне звонит женщина – Татьяна Баженова, и говорит: «Мария, у меня есть квартира, могу кому-нибудь предоставить! Ой, простите, на время не посмотрела!» Так и понеслось.

Все мне начали звонить, писать, просить передать вещи, привезти вещи. И я ездила в этот лагерь, а потом и в другие лагеря каждый день, иногда по нескольку раз.

Постепенно мы с девушками, которые приезжали помогать, объединили силы, нашли помещение благодаря организации «Земляки» и начали раздавать вещи. Благодаря слаженному коллективу и многим неравнодушным людям нам удалось помочь огромному количеству людей.
Куда мы только не ездили оказывать помощь, практически всему югу Кузбасса. Не говоря уже о крупных сборах гуманитарной помощи в Донбасс, которую мы осуществляли с нашими добрыми друзьями. Сейчас я ушла из волонтерства, но всегда помогаю моим волонтерам, поддерживаю их и консультирую, всей душой болею за общее дело и за нашу общую идею.

«Люди часто думают, что нуждающийся – это кто-то вроде бомжа»

«У нас есть человеческая потребность помогать»

Первоначальное название группы – «Адресная помощь беженцам из Донбасса». После того, как актуальность помощи беженцам почти сошла на нет, название группы сократилось до «Адресной помощи», и волонтеры продолжают помогать персонально тем, кто оказался в трудной жизненной ситуации.

– Обычно как: нам звонят дарители, и мы у них забираем все и привозим сюда, сортируем. Если вещи в плохом состоянии – грязные или в пятнах, отдаем на тряпки. Некоторые сами перестирываем. Какое-то время назад мы помогали обществу защиты животных «Кот и пес», они забирали у нас одежду – утеплять будки или на пеленки для животных, – рассказывает волонтер Екатерина Глушкова.

Екатерина волонтерством занимается не первый год. До того, как она присоединилась к «Адресной помощи», самостоятельно вела группу во “ВКонтакте” и занималась тем же, что и сейчас – собирала вещи и развозила их нуждающимся.

– Я с мужем жила в однокомнатной квартире, и все вещи оседали там же. Муж нормально к этому относился, иногда шутил: «Дадут ли нам медаль за это?» – смеется она.

По словам Екатерины, люди охотно отдают вещи, причем не только то, что не нужно и жалко выкинуть, а действительно хорошую одежду, порой новую и в отличном состоянии. Причем около 70% дарителей действительно дают от сердца. Остальные 30% по принципу: «Возьми, Боже, что нам не гоже» – грязное, прокуренное, сырое.

Юлианна Белкина к волонтерам присоединилась, испытав на себе, что такое лишения и помощь неравнодушных людей. В 2014 году она вместе с мужем приехала с Украины в Россию. Жили в Самаре, потом в Анжеро-Судженске. Благодаря Марии Веде, которая организовала сбор средств, смогли переехать в Новокузнецк. Здесь же волонтеры помогли оплатить им первый месяц проживания в съемной квартире. С тех пор Юлианна не видит себя ни в какой другой работе, кроме как волонтерской.

– Помимо сбора вещей и их сортировки, чистки, проводим ярмарки-раздачи. Мы ввели плату за посещение ярмарки – 100 рублей, и, конечно, было много возмущения. Возникло непонимание: куда, зачем, на что? Со стороны это решение может показаться странным, но если раньше мы стеснялись этого, то сейчас приняли четкую позицию. Мы сами все расходы оплачивать не можем, и дарителей, которые могли бы финансово помогать, у нас практически нет. Мы сами с детьми, со съемными квартирами и своими расходами. У нас есть человеческая потребность помогать, но сами мы не спонсоры и не являемся организацией, – говорит Юлианна.

Деньги, собранные за вход на ярмарку, идут на оплату бензина волонтерам, которые собирают вещи на личных автомобилях по всему Новокузнецку, и нередко эта сумма может достигать 5 тыс. рублей в месяц. Кроме того, из этих средств волонтеры оплачивают аренду помещения, где проходят раздачи. Покупают печенье, конфеты, чай, которыми угощают гостей на ярмарках.

«Люди часто думают, что нуждающийся – это кто-то вроде бомжа»

Отчеты о потраченных средствах волонтеры выкладывают в группе «Адресная помощь» во “ВКонтакте”, ведут журнал раздачи вещей на ярмарках, куда записывают, кому и что было выдано. Такие формы работы, по мнению девушек, помогают лучше контролировать поток вещей, чтобы они попали в руки действительно нуждающимся и не были перепроданы на сайтах объявлений типа «Юлы» или «Авито», или в тематических группах “ВКонтакте”.

– Как по-христиански? Отдал милостыню – и забудь про нее. Что они там сделают с ней, это будет с них спрошено. Мое дело – дать. А дальше пропьешь ты, продашь…Может, кому-то важнее продать и на эти деньги купить себе лекарства? Всякое в жизни бывает, – считает Марина Пурнэ.

«Главная задача волонтера – давать не рыбку, а удочку»

Однако у регулярной помощи людям есть и обратная сторона – большое число людей, относящихся к волонтерам потребительски.

– С одной стороны, мы помогаем людям, с другой – некоторых буквально посадили себе на шею. Я понимаю, что даже если 90% людей из тех, кому мы помогаем, будут социальными иждивенцами, то 10% окажутся именно теми, кому действительно нужна помощь. Но если бы мы не помогали этим 90%, мы бы не нашли остальных! Многие приходят на раздачи и не понимают, что это те вещи, которые нам отдают люди, и что качество и выбор вещей от нас не зависит. Для того, чтобы одежда или обувь выглядели прилично, мы прилагаем усилия. Сортируем, по категориям развешиваем, иногда что-то подшиваем, стираем. Все же главная задача волонтера – давать не рыбку, а удочку. Например, человек сидит без работы. Мы можем найти ему работу и прописку. И квартиры мы искали, и в садики устраивали, и что только не делали. Только ты сам дальше действуй! – говорит Мария Веде.

«Люди часто думают, что нуждающийся – это кто-то вроде бомжа»

В планах у волонтеров – расширять деятельность организации и все-таки зарегистрировать ее юридически. Иначе, как отметил чиновник новокузнецкой администрации в разговоре с девушками, это всего лишь «кружок по интересам».

– Мы хотим не просто проводить раздачи, но закупить для этого функциональное оборудование – коробки, стеллажи, раздвижные вешала. Мы хотим выезжать в дома престарелых, на дом к пенсионерам – чтобы люди могли выбрать одежду на месте. Хотим устраивать мастер-классы по созданию игрушек, украшений из старой одежды. Мы сможем получать поддержку от города, участвовать в грантовых конкурсах. Последние 4 месяца мы усердно это обсуждаем и выяснили, что одна регистрация будет стоить нам 30 тысяч. Но у нас совсем нет таких возможностей, – говорит Юлианна.

«На 9 тысяч продукты на месяц купила»

Историй о том, как волонтеры находили нуждающихся и помогали людям, находящимся на краю беды, много. Девушки рассказали самые интересные:

– Однажды мы семью помирили, – рассказала Екатерина Глушкова. – К нам обратились соседи беременной девушки. Она поссорилась с мужем, и он забрал их общего ребенка, технику, мебель, все, вплоть до розеток и лампочек. Квартира была полностью голой! Марина Пурнэ и Юлианна приезжали к ней, обещали помочь. Вызвали мужа, посадили их рядом, пообщались. И через две недели все вернулось на круги своя! Они до сих пор вместе, у них все хорошо

По словам Марии Веде, люди, нуждающиеся в помощи, часто очень скромны, стесняются и не обращаются за помощью сами:

– Мы помогали матери-одиночке с тремя детьми (один ребенок только родился), привозили одежду, продукты. Я как-то заглянула в холодильник – пусто. Начинаем выкладывать то, что привезли, а она говорит: «Вы что, не надо! Я тут пенсию получила – 9 тысяч и на целый месяц продукты купила!» И открывает шкафы – у нее действительно там пачки крупы, муки, консервы, сахар, окорочка в морозилке.

«Люди часто думают, что нуждающийся – это кто-то вроде бомжа»И вот эта фраза у меня из головы все никак не выходит: «Я на 9 тысяч купила себе всего на целый месяц!»

Другие волонтерские группы от нее отказались, потому что она была в местах лишения свободы, ее даже преследовали и оскорбляли. Я поговорила с ней, и оказалось, что она адекватный человек, отличная хозяйка, мать, что она изменилась и полностью посвятила себя своим детям. И такие истории радуют.

А сколько историй, когда мы отговорили делать аборт! Кто-то хотел родить и потом отдать ребенка – тоже отговаривали все вместе, помогали, ставили на ноги. Или вот осенью, уже было холодно, зашла в поликлинику девушка босиком, и мы в шоке были, что ей носки даже не на что было купить. Она ни к кому не обращалась, ничего не просила.

Такие люди не пользуются интернетом, они очень скромные и стеснительные. Сидят тихонько и никого ни о чем не просят, и их нужно искать, чтобы помочь. Оглянитесь! Может, у вас бабушка в подъезде, и ей кушать нечего или лекарств нет. Вы найдите, а мы совместными усилиями поможем!

Алла Мождженская

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Лучшие игровые аппараты Вулкан доступны круглосуточно Армянский священник шокировал коптского коллегу рассказом о том, как зажигается благодатный огонь в храме Гроба Господня Губернатор Куйвашев перенес в другое место Екатеринбурга строительство скандального Храма-на-воде Большинство россиян одобряют идею лишения родительских прав сектантов, показал опрос ВЦИОМ Похоронный дом для достойных проводов

Православная лента