«Вместо шахтеров придут люди-термиты» – почему золото в нашей стране никому не нужно

08.11.2018 7:50 0

«Вместо шахтеров придут люди-термиты» – почему золото в нашей стране никому не нужно

В начале ноября на Камчатке из-за низких зарплат бастовали горняки «Золота Камчатки», 54 человека в итоге были уволены. А летом из-за задержек выплат объявляли голодовку шахтеры золотого рудника в Забайкалье. Почему люди, которые ходят по золоту, вынуждены отстаивать свои права забастовками и голодовками? Корреспондент «Правмира» побывала в Вершино-Дарасунском и поговорила с теми, кто пытается выжить под землей и на ней.

Забайкалье занимает пятое место в России по запасам золота. Одно из главных предприятий, где драгоценный металл добывают шахтным способом – рудник «Вершино-Дарасунский» в Тунгокоченском районе. На месторождении выявлено около 200 золоторудных жил, протяженностью от 100 м до 2,5 км. Когда-то предприятие добывало до 3 тонн золота в год.

Но золото не принесло людям счастья и беззаботной жизни. Вот уже несколько лет предприятие лихорадит. Летом этого года шахтеры рудника были вынуждены объявить голодовку из-за задержек по заработной плате. А директор, который проработал на нем 18 лет, подал заявление на увольнение и вскоре стал фигурантом уголовного дела.

Дар земли или наказание небес

Поселок Вершино-Дарасунский спрятался в густом Забайкальском лесу в 250 километрах от Читы в сторону Владивостока. Места непроходимые и труднодоступные. Рейсовые автобусы туда не ходят. Чтобы добраться из Читы, нужно звонить частникам и заказывать маршрутку. Заберут c нужного адреса и возьмут 700 рублей. Таксисты же просят 5000 рублей только в одну сторону. Но мест в маршрутке хватает не всем. Мне чудом удалось купить последний билет.

«Вместо шахтеров придут люди-термиты» – почему золото в нашей стране никому не нужно

Вид сверху на поселок и рудник

Оказалось, что обратные билеты есть только на завтра. Инфраструктуры никакой. Проводить меня на предприятие сразу вызвались местные жители, Татьяна Кольт с дочкой Марией.

– В советское время село было очень богатое, зарплату платили вовремя и приличную, за работу люди держались, а сейчас разъезжаются, – говорит Татьяна. – Только этой весной три семьи, которые я знаю, уехали. Рудник стоит, мужчинам делать нечего, и от этого тоскливо и страшно. Пойдемте, рудоуправление тут недалеко, в Санта-Барбаре.

Санта-Барбара – это район возле администрации рудника, в нем самые добротные в поселке двухэтажные дома, построенные для специалистов предприятия, там же единственная в поселке гостиница, куда при необходимости могут поселить случайных проезжих. Рудник – градообразующее предприятие. Вся жизнь так или иначе крутится возле него.

– Не переживайте, на руднике вас поселят либо отправят в город на чем-нибудь, – успокоила меня Татьяна.

«Вместо шахтеров придут люди-термиты» – почему золото в нашей стране никому не нужно

Гостиничный поселок

В переводе с бурятского Вершино-Дарасунский означает «хорошая вода, дар земли». И на дары местная земля действительно щедра. Но золото кормит людей, и оно же их губит. Современная история рудника не веселая. 7 сентября 2006 года на шахте «Центральная» произошел пожар, который унес жизни 25 горняков. Когда началось возгорание, под землей находились 64 человека. В первые часы спасателям удалось вызволить на поверхность 31 из них. Еще 33 остались в шахте. На третьи сутки 8 горняков вышли сами, все это время они были в задымлении на глубине 435 метров. Каким чудом им удалось спастись, одному Богу известно. 25 горняков погибли. Причиной пожара признали нарушение правил безопасности при проведении сварочных работ. Возбудили уголовное дело.

С того дня все работы на предприятии были остановлены. Более 2000 человек остались без работы.

Через год, 24 октября 2007 года, новым собственником предприятия стало челябинское «Южуралзолото». Компания возобновила горные работы. И какое-то время предприятие стабильно работало, даже вышло на докризисные объемы добычи. В 2016 году рудник вошел в десятку крупнейших золотодобытчиков региона.

Но за 9 лет работы собственник не сделал в предприятие практически никаких вливаний. Только выкачивал. И последние два года у предприятия вновь начались проблемы. Владельцы стали применять к шахтерам удушающий коэффициент при расчете заработной платы. Получка снизилась практически на треть.

Тогда же в поселке расцвело копательство. Местные жители, которые от и до знают способы добычи золота, начали спускаться в шахты. Порой «уловы» были очень приличные, что серьезно подрывало работу рудника. Люди просто не видели смысла работать законно.

И в мае 2017 года шахтеры вновь объявили голодовку. Работа на руднике была приостановлена на 2 месяца. Но конфликт удалось урегулировать.

И вновь смена собственника. Рудник приобрела местная компания «Урюмкан». К этому времени предприятие уже было изношено на 90 процентов. Практически все шахты уничтожены: «Центральная» сгорела, «Восточная» закрыта, там 5 тонн золота осталось, столько же в «14-й» шахте. Шахту «Теремки» в 2011 году затопили, лицензию на нее сдали. Осталась одна шахта – «Юго-Западная», но запасы на ней находятся на нижних горизонтах, которые затоплены. Чтобы начать там работать, нужно откачать воду, установить лифтоподъемники и сделать второй запасной выход.

«Вместо шахтеров придут люди-термиты» – почему золото в нашей стране никому не нужно

Поселок был включен в категорию «Моногорода», в которых имеются риски ухудшения социально-экономического положения.

Шахтеры сразу решили стоять до последнего

Но предприятие выстояло.

– Мы наладили работу «Юго-Западной» и отремонтировали цех доводки на фабрике – там, где оборудование было более или менее целое, частично запустили его, – рассказывает уже бывший директор рудника Евгений Рогалев (с 20 августа 2018 года он уволился – прим. ред.). – Чтобы запустить полный цикл, нам нужно было 2 миллиона рублей. Тогда мы бы вышли по добыче на 15 кг золота в месяц. При штатном количестве работников – 400 человек – прибыль бы составила 35 миллионов рублей в месяц.

«Вместо шахтеров придут люди-термиты» – почему золото в нашей стране никому не нужно

Евгений Рогалев

«Урюмкан» начал вести переговоры о кредите. Но «Промсвязьбанк», который до этого с ним работал, был не готов кредитовать рудник. У «Урюмкана» в основном россыпная добыча, а в этом году она упала. Поэтому своих средств на восстановление рудника у него не было. И повторилась прошлогодняя ситуация. Первые задержки зарплаты начались в мае этого года. Люди ждали два месяца и в июле объявили голодовку.

Около 9 утра 33 шахтера приостановили работу и пришли к административному зданию предприятия со спальниками. Постепенно к ним начали присоединяться другие сотрудники. Было решено не покидать места забастовки до полного погашения задолженности по заработной плате. Людям выделили помещение для ночевки.

– У нас у всех кредиты, семьи надо кормить, – рассказывает один из шахтеров, – других заработков здесь нет. Поэтому мы сразу решили стоять до последнего. Что нам дома делать, на голодных детей смотреть?!

Решение о забастовке приняли сами шахтеры. Но уже на следующий день к ним присоединился и Евгений Рогалев.

– Я собирал собрания, просил, уговаривал подождать, потерпеть еще, вызывал сюда собственников «Урюмкана», но они не приехали. Написал письма в правительство и губернатору края Наталье Ждановой (уже бывшему, 11 октября 2018 года Наталья Жданова ушла в отставку). Как мог, снижал социальную напряженность, но результата не было. В какой-то момент стало понятно, что голодовка – единственный способ привлечь внимание, чтобы нас услышали, узнали в стране о том, что происходит. Всего в акции приняли участие 93 человека.

Все, что было возможно для их поддержания, мы сделали: воду подвозили, организовали обследование медиками. На третий день девять человек пришлось госпитализировать. Семерых почти сразу же отпустили, двоих оставили в больнице.

«Вместо шахтеров придут люди-термиты» – почему золото в нашей стране никому не нужно

Голодовка

Реакция последовала практически сразу же. В Чите, в администрации края, состоялось заседание, на котором обсудили проблемы рудника. И через три дня людям начали выплачивать деньги. Сначала за май, потом за июнь, а после – компенсации за задержку зарплаты.

Голодовка была прекращена. В общей сложности она длилась три дня.

Без света рудник затопит в течение 10 часов

Но основной проблемы она не решила.

– Рудник не заработал, мы так и находимся в простое, – говорят шахтеры. – А это самое главное. Значит, никакого «завтра» у нас нет.

Сразу же после голодовки Евгений Рогалев написал заявление на увольнение.

– Я хотел сделать это еще в мае. Так как знал, что вопрос с деньгами никак не решается. Но не мог оставить коллектив в трудную минуту. Отработал положенный месяц и с 20 августа был свободен. Уже устроился на другую работу. Но приступить к ней не успел. На рудник приехали следователи Следственного комитета по краю, началась выемка бухгалтерских документов. Меня привлекли для дачи показаний и завели уголовное дело.

Суть обвинения такова. В мае 2018 года, когда нам нечем было рассчитаться с людьми, предприятие потратило 11 миллионов рублей на оплату электроэнергии и охрану Росгвардии. То, что это была вынужденная мера, в расчет не приняли. Но рудник – не обычное предприятие. Из 10-й шахты, нашего главного водоотлива, круглосуточно откачивается вода – 600 кубов в час. Без электричества предприятие будет затоплено в течение 10 часов. Задолженность перед энергетиками на тот момент уже была, тянуть дальше было невозможно.

«Вместо шахтеров придут люди-термиты» – почему золото в нашей стране никому не нужно

Шахта Восточная

Рассчитываться с Росгвардией тоже необходимо. На территории предприятия находится склад со взрывчаткой, которую нужно круглосуточно охранять, и военизированная горноспасательная часть, без которой мы просто не имеем права работать. То, что эти деньги должны были пойти на хознужды, понимали все, включая самих шахтеров – так как погубить предприятие означало лишить их рабочих мест. Но не следователи.

Сейчас на руднике работают 150 человек – столько необходимо, чтобы поддерживать оборудование в рабочем состоянии. Они получают зарплату полностью. Остальные в простое – ходят каждый день отмечаться и получают две трети зарплаты.

Все ждали кредитного комитета, который 12 октября должен был рассмотреть вопрос о выделении денег на развитие рудника. Но его в очередной раз отложили, якобы в связи с тем, что 11 октября подала в отставку губернатор края Наталья Жданова. Какова связь – не понятно.

Добычу не прекращали даже во время войны

Евгений Рогалев с 1991 года работает в золотодобывающей отрасли. И, пожалуй, больше остальных переживает, что рудник могут закрыть.

– Я хоть и уволился уже, но душа болит за предприятие и за людей, – рассказывает Евгений. – Я знаю его лучше всех. Это одно из самых крупных месторождений Забайкалья. Только по документам здесь 140 тонн золота, подтверждено 7 тонн. А старые геологи говорят, что в наших недрах около 300 тонн золота. Это просто огромные объемы. Большее месторождение есть только в Бодайбо – около 700 тонн золота. Рудников с такими запасами в России остались единицы. Если в него нормально вложиться, можно 150 лет по тонне золота в год добывать. Как минимум два поколения смогут прекрасно работать и жить.

Рудник уже отработал 100 лет. Добычу на нем не прекращали даже во время Великой Отечественной войны. Более того, рядом с «Дарасунским» расположено еще одно месторождение, на которое даже лицензия есть – «Талатуйское».

Там еще в советские времена была проведена разведка и обнаружено 38 тонн золота, подтвердились 3 тонны. Как можно губить такие запасы? Золото в нашей стране никому не нужно?

Люди-термиты

Еще одна проблема, которая встает в случае закрытия рудника – засилье «черных копателей», справиться с которыми не могут и сейчас, пока рудник действует. На территории поселка существуют десятки самодельных лазов и входов в шахты. Практически все местные жители когда-либо спускались в шахты за золотом.

Вершино-Дарасунский в народе даже называют поселком термитов. Прямо в шахтах взрывают породу, бурят, промывают. Уже на поверхности обжигают кислотой и получают готовое золото. Незаконной добычей промышляют даже дети. В начале 2000-х в регионе обсуждался закон о вольноприносительстве – предлагалось ввести патенты на добычу золота. Но в правительстве страны его не подписали. Поэтому сегодня все копатели вне закона (в России с 1954 года добыча золота частниками запрещена).

Отделываются штрафами (от 3000 до 5000 рублей), уголовная ответственность наступает только при ущербе от 1,5 миллиона рублей, а это почти килограмм золота – такая добыча редкость.

«Черные копатели» не только наносят ущерб предприятиям и государству, но и свою жизнь подвергают опасности.

За последние 5 лет при несанкционированных спусках и проникновениях в подземные горные выработки в Вершино-Дарасунском погибло не менее 20 человек.

Также нередки криминальные случаи, когда прямо под землей происходят драки и убийства из-за дележки территории. Но, похоже, на сегодняшний день для местных жителей это единственный способ выжить.

По словам Евгения Рогалева, спасти рудник и поселок под силу только государству. Если его закрыть: законсервировать, затопить, а людей расселить, то восстановить здесь жизнь заново будет невозможно. Золото продолжат таскать «черные копатели», либо найдутся желающие, которые организуют вахту и начнут добывать драгоценный металл варварскими способами, губительными для природы.

Буквально на днях стало известно, что уголовное дело в отношении бывшего директора рудника «Вершино-Дарасунский» Евгения Рогалева прекращено за отсутствием состава преступления. Но ситуация на руднике остается прежней. Предприятие не работает, шахтеры получают деньги лишь частично. Люди уже начали искать другие варианты заработков и уезжают на вахты.

Светлана Хустик

Фото автора и из архива компании

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Омскому священнику запретили служить из-за его участия в выборах Скончался наместник Оптиной пустыни архимандрит Венедикт Иудеи готовятся отметить недельный праздник Суккот в память о скитаниях по пустыне «Союз МС-08», отправившийся на МКС с мячом ЧМ-2018, перед стартом был освящен митрополитом по просьбе космонавта «Внутри сплошной авангард»: в Астане открылась экомечеть в постмодернистском стиле с солнечными батареями

Православная лента