Таинство Причастия: старинный ритуал и надзиратели у Чаши

22.12.2017 6:44 2

Таинство Причастия: старинный ритуал и надзиратели у Чаши

Причастием мы подтверждаем свое право находиться в Церкви, и тогда оно становится номинальным ритуалом, к которому мы должны подойти «достойно», чтобы получить «благодать». Но, может, Причастие более многообразно – размышляет священник Сергий Круглов.

Что стариннее, то правильнее

Таинство Причастия: старинный ритуал и надзиратели у Чаши

Священник Сергий Круглов

Приступила ко мне недавно одна прихожанка:

– Батюшка! А мне сказали, что к Причастию надо готовиться более строго!

– Это как?

– Ну, кроме Правила к Причастию, говорят, надо еще читать такие и такие-то каноны и акафисты. И строго поститься неделю! Говорят, так делали в старину. А что стариннее – то правильнее!

На это я нашелся сказать только:

– Ну, коли так, то язычество гораздо стариннее христианства, но это же не значит, что оно правильнее?..

С тем от совопросницы и ретировался.

Вообще-то, вопросы о Причастии и подготовке к нему – многократно обсуждаются и прихожанами, и священниками, и даже были предметом особого суждения высших церковных инстанций, и, наверное, трудно в этом вопросе изобрести что-то новое.

Всё тут сводится к простым вещам: если некто приступает к Причастию Христовых Тайн раз в год, а то и реже – то, понятно, ему совесть велит и правила дотошно вычитывать, и попоститься в кои-то веки, именно на этом он сосредотачивается, психологически оно вполне объяснимо.

А если нормальный христианин, как и положено, причащается на каждой воскресной литургии (а для чего литургия служится вообще, как не для того, чтобы мы все вместе приступали к Тайнам Христовым?), то у него и другой режим в совершении молитвенного правила, и соблюдения обычных постов в среду-пятницу и четырех больших – для него более чем достаточно…

Но я сейчас даже не об этом.

А о чем?

О том, о чем я сейчас думаю.

Не надзиратели у Чаши

Подтолкнуло меня думать – прочтение «Книги о свободе» протоиерея Сергия Овсянникова, выпущенной недавно в издательстве «Никея». Этот священник замечателен тем, что в соцсетях он не сидит, книг пишет мало, собственно, эта книга пока что – единственная у него. Книга эта – о главной занимающей отца Сергия идее – о свободе.

Книга небольшая, но выглядит концентрированной, как соль Мертвого моря, и ее простые слова просты так, как выглядят порой обычные приходские катехизические беседы, но подкрепленные осмысленным и переработанным опытом св.отцов (в частности, опытом митрополита Антония Сурожского, который когда-то и рукополагал отца Сергия во иереи), и читается книга как сборник писем или дневник, глубоко личный и прочувствованный, где нет ни одного лишнего или «красного», вычурного слова…

И вот там – о Причастии и о традиции нашего восприятия этого величайшего таинства:

«Есть ведь такая опасность, как привыкание. Потеря, если можно так выразиться, духовной тонкости восприятия. И тут всё зависит от того, каким органом мы воспринимаем реальность. Если только на уровне головы, то это может стать скучной традицией, многократным повторением действия, смысл которого потерян. А если мы воспринимаем Причастие по-настоящему, то есть на уровне всего человека, это уже не может быть обыденно, потому что это живое соединение с Телом и Кровью Христа».

Именно, подумал я…

Если для нас Причастие – просто традиционный номинальный ритуал, который необходимо совершать, чтобы подтверждать пред людьми и пред самим собой свой статус «члена Церкви», тогда законнические, ритуальные мотивы «буквы» подготовки, действительно, выходят на первый план.

А если это – вновь и вновь страшная, желанная, вышеестественная, но необходимая, ЕДИНСТВЕННАЯ встреча с любимым Христом и соединение с Ним… Тогда ритуал – не упраздняется, нет. Он уходит на другой план, становится на совсем иное место в иерархии наших ценностей.

И мы-то, священники, – как часто считаем своим долгом только лишь донести прихожанам информацию об этом ритуале да допросить их, идущих к Чаше, о том, насколько они этот ритуал дотошно исполнили!.. Такие типа «человеки-с-ружьем», надзиратели у Чаши…

Таинство Причастия: старинный ритуал и надзиратели у Чаши

Фото: patriarchia.ru

А о том, что мы – пастыри, в евангельском смысле слова, что мы первые должны идти, впереди стада, в полные опасностей неизведанные земли, в поисках источников воды и пастбищ для овец, а потом уже – СВИДЕТЕЛЬСТВОВАТЬ пастве о тех чудесах Божьих, которые увидели и обрели, думаем ли об этом?..

Как можно благодать Бога – «расплескать»

И вот еще момент, который мне видится как очень важным, так и часто неосознаваемым многими: а для чего оно, Причастие? Каков его практический смысл? Вот причастился я Тела и Крови Христа, соединился с Ним – а дальше что?

Готов услышать хор «самособойразумеющихся» голосов:

– Как – для чего?! Как это – дальше что?! В Причастии мы получаем благодать Божью!

– Ну да. Согласен. И что дальше?

– А дальше – надо хранить в себе эту благодать!..

И на расспросы о том, как именно удается эту благодать хранить, я часто слышу (и со мной, думаю, согласятся многие приходские священники, выслушавшие много таких признаний), примерно такое:

– Ох, батюшка… Грешник я! Никак не могу благодать Причастия сохранить… Вот знаю, что надо же ее хранить! От Чаши отхожу – весь как на крыльях лечу! И зарок себе даю, что вот уж на этот раз не расплескаю благодать-то… А минут пятнадцать проходит, выйду из храма, встречу знакомого, поговорю с ним – и все благодатное состояние куда-то улетучивается.

– Простите, а что вы называете «благодатью»? Особо приятные, «духовные» ощущения? И отчего это вы решили, что «теряете благодать»?

Что, по-вашему, Бог так призрачен и бессилен, что Его благодать можно вот так просто «расплескать»? Странный Бог какой-то, вам не кажется?

А не думали ли вы о том, что, коли вы соединились в Причастии со Христом, то теперь Он ждет, что вы понесете Его с собой из храма – в бурную вашу жизнь, что этой благодатью, как творческим инструментом, будете в этой жизни теперь действовать, исполнять Его заповеди, и первую из них: любить и служить вашим ближним, пока еще Христа не знающим?..

Таинство Причастия: старинный ритуал и надзиратели у Чаши

Saint-Petersburg Theological Academy/flickr.com

Из многообразного Таинства мы выбираем что-то одно

… Вот что я думаю о Причастии: что оно – таинство. Не в смысле «тайный секрет». А в смысле – жизнь. Большое, непростое, многоплановое, как сама жизнь. Вот есть таинство любви мужчины и женщины. Таинство рождения и становления ребенка. Таинство творчества. И много иных таинств, которые не поддаются рациональному уплощению, но без которых, понимаем и чувствуем мы, прожить нельзя.

Когда мы декларируем только один аспект таинства Причастия – кто-то аспект «говения и молитвенного правила», чтобы подойти «достойно», кто-то «благодатные переживания» и понятие «личного освящения», кто-то еще какой-то аспект – мы что делаем? Из большого и многообразного таинства выбираем что-то одно и его поднимаем как знамя.

Как по-гречески звучит слово «выбирать»?

«Ерео».

Вот с этого и начинались все ереси, неприметно приводящие их адептов к отпадению от полноты Церкви, от жизни во Христе: к выдергиванию из живого – чего-то одного. И к забвению чего-то другого, очень важного…

Господи Иисусе Христе, Сыне Бога Живаго!

Помоги нам, немощным, огради нас от ереси, от самокастрации вольной и невольной, дай нам познать Тебя как Ты есть, во всей полноте, и жить в Тебе и с Тобою, во исполнение заповеди о любви, исполнении не в благочестивых фантазиях, как оно нередко у нас бывает, а на самом деле.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В сибирском вузе из-за визита делегации РПЦ прикрыли обнаженные статуи (ВИДЕО) Американца оштрафовали за попытку провезти в Россию комиксы для пастыря «Подлая провокация»: Шевкунов рассказал, что в версии РПЦ о «ритуальном убийстве» Николая II нет антисемитизма Разговоры со школьниками о сексе должны быть целомудренными, считают в РПЦ Мусульман Узбекистана избавили от опеки Службы безопасности

Православная лента