Я была настроена рожать, но все изменил один звонок…

24.10.2017 21:01 0

Я была настроена рожать, но все изменил один звонок…

Правмир завершает конкурс рассказов “Первая молитва” и публикует работы победителей. Еще один автор, занявший II место - Марина Меньшикова, которую родители почти убедили в том, что с больным ребенком жизни не будет и лучше сразу сделать аборт. Но встреча с одной медсестрой и молитва все перевернули.

Я оказалась слаба и пошла в клинику сдаваться

Слово, как приговор. Как холодное лезвие скальпеля, оно врезается в сознание и остается там. Аборт.

Мне было двадцать девять лет, когда я поступила в перинатальный центр моего города на прерывание беременности. Срок был уже приличный, врачи сразу объяснили, что делать придется операцию. В то время я уже была мамой прекрасного сынишки, у меня была любимая работа. Дома меня ждал мой супруг.

Почему я пошла на аборт? Потому что врачи не могли сохранить беременность, нашли плохие анализы и объяснили, что риск родить больного человека слишком велик. Я была категорически настроена рожать. Но все поменял звонок от моих родителей, которые мне сделали раскладку моей будущей печальной жизни с инвалидом.

Я оказалась слаба и пошла в клинику сдаваться. Обычно прерывание беременности делают в день поступления женщины, но мне почему-то перенесли операцию. Я поняла, что это знак. Тем тяжелее мне было лежать в тот день в палате, слушать разговоры других пациенток о подобных вещах.

Ближе к вечеру пришел анестезиолог. Он долго общался со мной, слушал меня, и его вердикт поверг меня в глубокий шок. Врач отказался делать мне анестезию. У меня от нервных переживании обострилась астма. Врач категорически заверил меня – анестезия делается в период обострения астмы по крайним показаниям, коим аборт не является. «Потерпишь, ничего там смертельного не будет… для тебя», – весьма холодно отчеканил мужчина и раскланялся. Еще один знак?

Я прислонилась к холодной стене и стала молиться

Пришла ночь. На улице стоял холодный октябрь. Шел первый снег, и в свете желтых фонарей мне не спалось. Меня мутило и била дрожь. Я вышла в больничный коридор. Тишина…только шум от работающей лампы дневного света.

Я очень хорошо помню, как босиком шла по коридору. Длинному холодному чужому. Я спрашивала себя – что Я ЗДЕСЬ ДЕЛАЮ. И не находила ответа. Мне было очень трудно и горестно. Но себя было не жалко. Было чувство всепоглощающего рока, меча, зависшего надо мной.

Я очень четко понимала, что сейчас пишется в книге Вечности история обо мне, Марине. Что я выберу – тьму или свет, смерть или жизнь?

Я прислонились к стене, холодной и чужой, пахнущей краской, лекарствами и хлоркой. И я стала молиться. Не умеючи, слезы глотая, молча. Просила я Бога помочь мне, дать ЗНАК и понять, как же мне быть. Я осознавала, что мне может помочь ТОЛЬКО ОН.

Тут показалась рыжая огненная голова медсестры. Она спала на медсестринском посту, а мои шорохи ее разбудили. Женщину эту прежде я не видела, видимо у нее была ночная смена. Она шепотом позвала меня, я подошла и выпалила, сквозь рыдания и всхлипывания свои беды. Та сразу же поставила чайник, усадила меня себе на кушетку, отпоила чем-то травяным и дала под язык таблетку.

Потом она долго говорила, негромко и весело, с шутками. Она рассказала, что у нее была подобная история. Ставили на раннем сроке врачи угрозы, потом приговор – ребенок родится инвалидом. Но она все же пошла на риск и родила.

– И что было дальше? – я уже не плакала, слушала ее трепетно.

– А что было? Была жизнь, – засмеялась опять рыжая медсестра, – Теперь этот «инвалид» заканчивает школу с золотой медалью и уезжает от матери учиться в Петербург. Дочка теперь – моя главная радость и мое счастье. Как же хорошо, что я никого не послушала тогда много лет назад.

Мы долго еще говорили, но я запомнила именно эти слова.

Я отказалась от аборта, а врач пожала мне руку

В палату я вернулась спокойная и умиротворённая. Утром подошла к врачу и написала расписку об отказе от аборта. Врач долго смотрела мне в глаза и потом пожала руку.

Я вернулась домой, никому ничего не сказав. Супруг был на работе, сын – в детском саду. Я забралась с ногами на кровать, уткнулась в подушку и заплакала. Я плакала так долго как никогда в жизни. Чувствовала, что вместе со слезами выходил страх, все переживания, боль, беспокойство, сомнения.

Я знала, что меня теперь поддерживают на самом высоком уровне. И благодарила Господа за оказанное мне доверие. А потом….я поняла что на календаре 14 октября. Был Покров.

Сегодня Александре два с половиной года. Мы прошли множество испытаний. Болели тяжело, нам еще предстоят операции, и не одна. Но та радость и то счастье, которые вошли в мой дом после появления нашей дочери – это великий дар Небес. Я обрела покой в душе и мир, потому что очень сильно доверилась Господу.

Теперь молитва стала иной – она осознанная, ежедневная, теперь это моя работа. Но ту, первую, слезную, горькую, молитву человека, находящегося над пропастью, я никогда не забуду. Как не забуду и медсестру, которая помогла совершенно незнакомой женщине не оступиться и принять все, что уготовано было ей Всевышним.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

LuckyDuckCasino приглашает запустить демонстрационный игровой автомат Fruit Cocktail Египетский муфтий запретил мусульманам покупать "лайки" на Facebook Куда можно сдать отработанное масло Монастырь буддистов на горе Качканар с ламой Санниковым во главе признали ненастоящим Террорист-смертник взорвал суфийскую святыню в Пакистане, убив 18 человек

Православная лента