«Я помню, как стояла в душе, рыдая и задавая вопросы Богу». Как рождение дочки с синдромом Дауна стало невероятным путешествием

07.04.2019 9:11 0

«Я помню, как стояла в душе, рыдая и задавая вопросы Богу». Как рождение дочки с синдромом Дауна стало невероятным путешествием

Ей был всего 31 год, и она решила не волноваться. Но когда акушерка сообщила о маркерах синдрома Дауна, это стало началом удивительного путешествия. Почему маленькая Хлоя появилась в жизни своей мамы и как преодолеть тяжелые мысли о том, что твой ребенок никогда не сможет что-то делать.

Все произошло совершенно случайно! Изначально наш план состоял в том, чтобы подождать два года после свадьбы, прежде чем заводить детей. Вопрос про детей нам стали задавать буквально на следующий день после нашей свадьбы, и мы уверенно заявили, что нам еще нужно время. Нам, молодоженам, хотелось побыть вместе без ребенка, увидеть мир и узнать друг друга получше.

В декабре, после нашей октябрьской свадьбы, я была на приеме у своего врача. Врач выписывал мне антибиотики для повторного лечения ангины, когда в голову мне пришла мысль: «Кажется, у меня задержка». Я сдала тест на беременность в полной уверенности, что не могу быть беременной, так как я принимала противозачаточные таблетки – а потому меня все это не касалось! На заметку: противозачаточные не работают при приеме антибиотиков (забавный факт, о котором мы с мужем забыли!). Результаты теста оказались положительными – мой муж ехал на работу, когда я взволнованно позвонила ему и сказала, что он будет отцом. Он утверждает, что для такой новости это было неподходящее время, но я думаю, что это разнообразило начало его рабочего дня. Как ни крути, мы собирались стать родителями чуть раньше, чем ожидали, и глубоко в наших сердцах мы были готовы к этой миссии.

На каждом приеме у врача мы были счастливы видеть, как бьется сердце нашей малышки, как растут ее пальчики и развиваются ее черты. Мы слышали ее здоровое сердце, у нас не было оснований полагать, что что-то не так. Мне был всего лишь 31 год, почему у меня должна была быть причина волноваться? Мы решили отказаться от обследований и диагностик, зная, что независимо от результатов этот маленький ребенок будет нашим, и мы будем любить ее всей душой!

За две недели до официальной даты родов она решила осчастливить нас своим присутствием и заодно явить нам нечто особенное. Когда родилась Хлоя, у акушерки, принимавшей ее, была трудная задача сообщить нам кое-какие новости, которые были неожиданными как для мамы, которая только что родила без эпидуральной анестезии, так и для папы, который был свидетелем всего этого процесса. Она сообщила нам о «маркерах синдрома Дауна» и добавила, что не может быть полностью уверенной в своих предположениях без генетического анализа, но это было более чем достаточно. Я никогда не забуду нашу акушерку и то, как она заставила нас обоих почувствовать, что синдром Дауна – это не конец, а начало невероятного путешествия!

Пожалуйста, не поймите меня неправильно. После того, как нам сообщили об этом неожиданном диагнозе, наша жизнь не была безоблачной и радостной. Эти три дня в больнице и последующие две недели были одними из самых тяжелых моментов в моей жизни, наполненных вперемешку чистой радостью и полным истощением. Я помню, как стояла в душе, неудержимо рыдая, и спрашивала Бога, почему это должны были быть мы? Спустя несколько минут я обнимала нашу маленькую Хлою и плакала от благоговейного трепета перед чудом жизни.

Я помню, как смотрела на своего ребенка и сомневалась в каждой мелочи, задаваясь вопросом, типичные ли это проблемы для новорожденного и связаны ли они как-то с синдромом Дауна. Я помню, как приходили и уходили друзья, говоря нам, что такой красивый ребенок – настоящее благословение. Мы думали – а действительно ли они имеют это в виду или стараются казаться вежливыми? В течение первых нескольких месяцев ее жизни я была замотанной, слишком нервной, очень неуверенной в себе и постоянно страдала от жажды (как и всегда!). Но я слышала от других мам, которые были на моем месте раньше, что «и это тоже пройдет» – так и случилось!

Прошло уже восемнадцать месяцев, и я спрашиваю себя, куда так быстро летит время? Когда она начала ползать? Когда она стала получаться такой раскрепощенной на фотографиях, без этой милой беззубой усмешки? Когда она начала правильно пользоваться ложкой и серьезно заинтересовалась всеми сериями «Доктора Плюшевой»? В какой момент я перестала плакать в душе и сомневаться в привлекательности своей дочери?

В моем «путешествии» бывают моменты, когда я сильно переживаю, что дочь никогда не сможет или не научится делать что-то. Я боялась, что она никогда не поползет, но с небольшим усилием, трудом и большим терпением Хлоя стала ползать. Я боялась, что она никогда не сможет стоять, терпение стало нашим главным приоритетом – в скором времени она встала самостоятельно. Одна из самых важных вещей, которой я научилась за последние месяцы – это терпение. Откровенно говоря, я считаю, что это одна из многих причин, почему Хлоя появилась в моей жизни.

У меня есть особенности – я до смешного нетерпелива и у меня есть желание сделать нечто значительное в своей жизни. Моя реальность была сформирована понятиями «нормально» и «правильно». Реальность моей любимой Хлои выглядит немного иначе, но ее реальность – не неправильная. Хлоя такая, какая она есть – идеальная. Я понимаю, что наши различия могут либо расстроить меня, либо научат меня терпению, которое превыше всякого ума и понимания. С помощью Хлои я учусь выбирать последнее.

Кейтлин Брэйден, для The Mighty

Фото: instagram.com/shesjustsoextra

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Папа Римский впервые назначил женщин на работу в постоянном секретариате Синода Католической церкви Скончался наместник Оптиной пустыни архимандрит Венедикт Игровые автоматы Вулкан для ваших приятных времяпровождений Игровые аппараты на деньги для ваших эмоциональных досугов Главный раввин России призвал сделать акцент на позитиве в честь Хануки

Православная лента