Нужно ли простить Бога? Звучит парадоксально, но часто мы на Него сильно обижены

10.03.2019 6:42 1

Нужно ли простить Бога? Звучит парадоксально, но часто мы на Него сильно обижены

Каждый год в Прощеное воскресенье мы просим прощения друг у друга. Но почему отношения между нами не меняются и, даже вступив в пост, люди быстро возвращаются к обычному стилю поведения. Что произойдет с нами, если мы так и не простим, и как не превратить скорбь от обиды в злопамятность и осуждение человека – рассказывает протоиерей Константин Островский.

Как простить Бога

Нужно ли простить Бога? Звучит парадоксально, но часто мы на Него сильно обижены

Протоиерей Константин Островский

Один священник рассказал мне забавную историю, как его сын расшалился на уроке в православной гимназии и учительница стала ругать мальчика перед классом. Он и говорит ей: «Простите меня, Марья Петровна». А она ему: «Ты не только мне мешал вести урок, ты и всем ребятам мешал». Ну, он поклонился всем ребятам в пояс со словами: «Простите меня, братья и сестры». Все, конечно, заржали, и мы с отцом благочестивца тоже посмеялись.

Страсти людские не исчезают в результате мероприятий и ритуалов, и не надо смешивать личное общение и церковные чины. Когда смешиваем, возникают вот такие нелепости.

Что касается Прощеного воскресенья, то лучше просить прощения и самому прощать сразу, не дожидаясь никаких сроков. Но если не получается, то Прощеное воскресенье – удобный повод. Помню, когда я был еще алтарником, поссорился с одной бабушкой-прихожанкой. Я сейчас даже не помню, из-за чего, и неважно, кто из нас был больше неправ, но я как человек более пылкий раньше успокоился и пытался помириться, а она не захотела. Но на Прощеное воскресенье я подошел к ней, сказал: «Прости меня», и она меня простила. Все-таки в этот день все настраиваются на нужный лад.

Замечательно на тему прощения высказался митрополит Антоний Сурожский, хотя сказал он про отношения с Богом, но это относится и к людям. Прежде чем просить прощения у Бога, нам надо сначала самим Его простить. Парадоксально, но понятно.

Мы на Бога сильно обижены, Он нередко не по-нашему делает, порой не дает того, чего мы просим. Так что сначала надо простить Бога и принять то, что Он посылает, а потом уже просить прощения.

Подобно и в человеческих отношениях. Если я сам не прощаю обидчика, моя просьба о прощении не будет искренней.

Почему все же Церковь установила чин прощения непосредственно перед Великим постом? Всего, конечно, я не постигаю, но из опыта могу сказать, что тяжко на душе, если с кем-то находишься в ссоре. И конечно, хочется перед большим и трудным делом получить мир от своих ближних, да и ближним дать мир, то есть примириться со всеми.

Когда скорбь превращается в осуждение

Случаев, когда кто-то из церковных людей категорически отказывался простить кого-то, я не припомню: это все-таки редкость среди православных – грубый отказ от примирения. В житиях святых такие случаи описаны, и Бог очень сурово наказывал гордецов.

Например, в древней Антиохии священник Саприкий и мирянин Никифор поссорились. Никифор раскаялся и не раз просил прощения у Саприкия, но тот наотрез отказывался. Тогда были гонения на христиан, Саприкия подвергли муке, он был тверд в исповедании Христа, его уже вели на казнь. И тут к нему подбежал Никифор и стал со слезами умолять о примирении, однако Саприкий оказался непреклонным в своей злобе. Тогда благодать отступила от него, он внезапно пал духом и отрекся от Христа. А Никифор, наоборот, исповедал себя христианином и стал мучеником.

Аналогичная история случилась в Киево-Печерской лавре, где поссорились иеромонах Тит и иеродиакон Евагрий, и за отказ примириться Бог поразил иеродиакона внезапной смертью.

Но такое упорное непрощение и в древности было редкостью среди церковных людей, и сейчас редкость. А вот злопамятность – иное дело. Совершенно очиститься от нее даже при всем желании бывает непросто, могут годы и чуть ли не вся жизнь уйти на это. Ну что ж, надо бороться, каяться в своей гордыне, молиться за себя и за обидчика, главное – себя не оправдывать.

Чтобы простить, важно четко разделять в обиде два разных момента: скорбь, которую мне человек причинил, и суд над человеком.

Источником всего, что со мной происходит, является Бог. Люди и бесы, и все обстоятельства – только орудия Промысла Божьего. Поэтому всякую скорбь нужно со смирением принять как бы из рук Божиих.

А судить ближнего нам запрещено самим Богом, это заповедь Господня. Человек-то, может быть, еще хуже, чем мне кажется, но суд мне не вверен. Вот представьте. Иду я по улице и вижу, что кто-то грабит торговую палатку. Открываю уголовный кодекс, листаю, смотрю, что за такой поступок грабителю полагается три года заключения. Я его хватаю, тащу к себе в подвал, там держу три года, кормлю, вывожу на прогулки. Что я делаю? Я совершаю преступление. Меня могут посадить за такие действия. Хотя вроде бы поступил правильно, наказал грабителя по уголовному кодексу. Только вот я не имею права этого делать. То же самое происходит, когда мы осуждаем других людей. Нам не вверено судить, нам даровано прощать, а судит Бог, которого следует благодарить за все, что Он нам посылает, в том числе и через обидчика.

Мудрецы, в кувшине которых оказалась вода

Многих смущает обычай в Прощеное воскресенье просить прощения у незнакомых людей. На тему, что все мы друг перед другом виноваты, написано много, и у Достоевского есть, и святые отцы писали. А мне с детства запомнилась история о десяти мудрецах, которые собрались провести вечер за чаркой вина и договорились, что каждый принесет вино с собой в сосуде, чтобы слить в единый кувшин и вместе черпать из этого кувшина.

При этом один из мудрецов подумал, что, если он принесет вместо вина воды, никто не заметит подмены. Но так же подумали и другие мудрецы, и вместо вина в их общем кувшине оказалась вода.

Все мы призваны Богом на духовный пир и должны принести в сосудах своих сердец вино Божественной благодати, а несем вместо этого воду суеты и пустоты, а то и отраву греха или самогон ложной духовности. Мы не знаем большинства тех, кто вместе с нами вынужден пить то, что получилось, но неужели мы друг перед другом не виноваты за то, что привносим в сотворенный Богом мир.

И наконец, о ритуальных прощениях по телефону и интернету. Я считаю, что чин прощения должен совершаться в храме в положенное время – после воскресной вечерни (местные вариации обсуждать не будем), и поэтому сам никого не обзваниваю. Но если кто-то мне звонит или пишет: «Простите меня, отец Константин» − я на это вежливо отвечаю: «Бог да простит Вас, имярек, и Вы меня простите». Глупо было бы объясняться и этим только обижать людей.

Если же кого-то слишком обременяет получать отдельные «простите» и давать отдельные ответы, то можно сделать серию массовых рассылок «простите» всем своим знакомым, а ответы вовсе не читать. И так довести до логического конца механизацию нашего общения: пусть узлы соцсетей общаются между собой вообще без нашего участия, а мы пойдем в храм Божий помолиться.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В РПЦ не считают домогательства «бедствием» и призывают к балансу в интересах Игровой автомат Вулкан — отличный вариант заработка Патриарх Кирилл призвал верующих участвовать в выборах президента ради будущего России УПЦ потребовала от Константинопольских экзархов покинуть каноническую территорию Украины Миллионы христиан поклонялись не тем мощам, заявили раскопавшие настоящую могилу св. Николая археологи

Православная лента