«Такие дети выживают, когда их достают умелые руки». Чем обычный роддом хуже перинатального центра

13.02.2019 13:44 0

«Такие дети выживают, когда их достают умелые руки». Чем обычный роддом хуже перинатального центра

Счетная палата сообщила о срыве сроков программы новых перинатальных центров на 2 года, строительство задерживается, подрядчики не выполняют обязательства. А тем временем в Кемеровской области остановить закрытие роддома удалось только благодаря митингу. Нужно ли заменять роддома на перинатальные центры и почему растет младенческая смертность?

Ранее Счетная палата выпустила отчет, в котором говорилось, что, несмотря на открытие в стране перинатальных центров, в девяти регионах в январе-апреле прошлого года выросли показатели младенческой смертности.

Чуть позже Минздрав отреагировал на отзыв Счетной палаты: в развернутом комментарии ведомства отмечалось, что «точным, использующимся в международных сравнениях, является только годовой показатель», а совокупные показатели младенческой смертности зависят не только от качества работы перинатальных центров. Кроме этого, важно учитывать, не уменьшились ли показатели рождаемости, отмечали в Минздраве.

«Правмир» расспросил практикующих врачей и экспертов, как правильно оценивать работу перинатальных центров – и можно ли и нужно заменить на них обычные роддома.

В обычных роддомах невозможно собрать звездных профессионалов

Перинатальные центры концентрируют самую тяжелую патологию, рассказывает заведующая кафедрой акушерства, гинекологии, перинатологии и репродуктивной медицины №4 Ростовского государственного медицинского университета Ирина Буштырева. В них работают самые высококвалифицированные специалисты по трем специальностям — акушерство, неонатология и реаниматология, для них закупается самое высокотехнологичное оборудование.

«Такие дети выживают, когда их достают умелые руки». Чем обычный роддом хуже перинатального центра

Ирина Буштырева

– В роддомах первого и второго уровней невозможно собрать звездных профессионалов, даже если закупить туда хорошее оборудование. Некому будет работать – нет соответствующей практики. ВОЗ говорит, что те роддома, где проводят меньше 600 родов в год — маломощны, в них не происходит эффективного профессионального роста сотрудников, соответственно — больше ошибок, меньше практики и хуже результаты.

Также принципиальное отличие перинатального центра в том, что, помимо родильного отделения и всех структур роддома, есть еще два этапа выхаживания новорожденных — реанимационные отделения и койки патологии. Туда поступают дети в тяжелом, критическом состоянии и могут задержаться там на два-три месяца, достигая необходимой массы.

Зачем роддом, который поможет одной женщине

Закрытие маломощных учреждений в ряде регионов напрямую не связано с созданием перинатальных центров, считает главный внештатный акушер-гинеколог Минздрава в Сибирском федеральном округе, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии №2 Кемеровского государственного медицинского университета Наталья Артымук. Она также приводит статистику: если в роддоме происходит менее 500 родов в год, то он является угрожаемым по материнской и перинатальной смертности.

«Такие дети выживают, когда их достают умелые руки». Чем обычный роддом хуже перинатального центра

Наталья Артымук

– В этом учреждении медицинский персонал даже теоретически не может иметь высокую квалификацию и оказать помощь в ситуации осложненного течения родов. А спрогнозировать все осложнения родов невозможно. Самая серьезная проблема — акушерские кровотечения, которые с высокой долей вероятности происходят при предлежании и врастании плаценты, но могут случиться у любой женщины.

По словам врача, во многих случаях спасти жизнь женщине возможно, только если роды у нее будут происходить в мощном, хорошо оборудованном учреждении — перинатальном центре.

– Поэтому закрытие опасных по летальности учреждений — это часть общей стратегии развития безопасности в здравоохранении. Однако Россия — страна большая, с определенными социальными проблемами, поэтому вопрос о том, какие маломощные учреждения не могут быть закрыты, решают местные органы управления.

Ирина Буштырева, в свою очередь, считает, что невозможно для двух случаев подстраивать всю систему помощи и тратить баснословные деньги государства, бюджета на поддержание работы роддома, который, может быть, окажет помощь одной женщине.

– Эксперты в госструктурах и в Минздраве подсчитывали, что гораздо правильнее и эффективнее сделать дороги и обеспечить санавиацию — для удаленных и растянутых по протяженности территорий, хороший транспорт и, главное, протоколы — четкая маршрутизация: первичная медико-санитарная помощь — у женщины проблемы, тут же связь с принимающим госпиталем, там знают, с какой патологией им везут пациентку — по дороге специалисты клиники мониторят состояние женщины, некоторые даже умудряются консультировать коллег и пациентку по скайпу.

Врач признается, что не помнит случая, когда бы женщину не довезли в госпиталь или не успели бы оказать ей помощь.

– Да, главы местных администраций и население могут остро реагировать на такие изменения — в их представлении роддом связан только с бантиками, шариками, колясками и шампанским, ощущением праздника. Но это не совсем так. Концентрация патологий в крупных центрах себя оправдывает — эти дети и женщины выживают, их успевают доставить. Такие дети выживают, когда их достают умелые руки, и им сразу же оказывается реанимационная помощь обученными специалистами.

В перинатальных центрах выросла смертность – это норма

В структуру младенческой смертности входит как перинатальная смертность, так и смерть детей до года, поэтому некорректно считать лишь это показателем работы перинатальных центров.

Заведующая акушерским отделением патологии беременности Московского областного перинатального центра Анна Бардачова объясняет, что основным показателем эффективности роддомов является именно перинатальная смертность, которая состоит из показателей внутриутробной гибели, начиная с 22 недель беременности, смерти в родах и ранней неонатальной – до семи суток жизни – смертности.

Кроме того, согласно приказу Минздрава РФ с 1 января 2012 года изменились критерии рождения.

«Такие дети выживают, когда их достают умелые руки». Чем обычный роддом хуже перинатального центра

Анна Бардачова

– Ребенком считается новорожденный с 22 недель беременности и массой более 500 г. Учитывая большое число преждевременных родов, особенно очень ранних преждевременных родов (с 22 до 27 недель беременности), и рождение детей с экстремально низкой и очень низкой массой тела именно в перинатальных центрах, показатель перинатальной смертности в этих учреждениях остается выше, чем в обычных роддомах, – отмечает Анна Бардачова.

Кроме того, по мнению главного внештатного акушера-гинеколога Минздрава в Сибирском федеральном округе Натальи Артымук, показатель младенческой смертности далеко не всегда зависит от качества оказания помощи непосредственно в перинатальном центре, а данные, представленные Счетной палатой, требуют разбора.

– Во многом это действительно социальный показатель, и в большинстве регионов одна из ведущих причин младенческой смертности — синдром внезапной смерти. Это чаще случается в социально неблагополучных семьях, когда мать “приспала” малыша, будучи в состоянии алкогольного опьянения, ребенок захлебнулся грудным молоком, замерз, умер от отравления алкоголем.

Врач прокомментировала одну позицию из озвученных данных – по Республике Хакасия. В регионе в 2017 году сдан в эксплуатацию современный перинатальный центр в Абакане. По данным представленной публикации в регионе рост младенческой смертности. По официальным данным, представленным замминистра здравоохранения Хакасии, в республике отмечается снижение младенческой смертности: 2015 год – 8,9 (случая на тысячу детей, родившихся живыми), 2016 год – 8,6, 2017 год — 5,2, за 9 месяцев 2018 года – 4,8 (для сравнения, в РФ – 5,3, в СФО – 6,1), а утвержденный целевой показатель для Хакасии на текущий год – 5,6.

– Тем не менее, новые перинатальные центры имеют системные проблемы, которые, безусловно, затрудняют их работу: во многих субъектах они были построены изолированно, вдалеке от многопрофильных учреждений, что означает трудности при коммуникации с этими клиниками, сложности сбора междисциплинарного консилиума, обследования, динамического наблюдения пациенток с экстрагенитальными заболеваниями.

Кроме того, трудности финансирования, более низкий уровень заработной платы в сравнении с учреждениями другого уровня, что не является привлекательным для высококвалифицированных специалистов и приводит к оттоку кадров, считает Анна Бардачова.

С ней согласна Ирина Буштырева, по ее мнению оценка Счетной палаты не корректна.

– Главная, грубейшая ошибка в следующем — на самом деле это норма, если в перинатальных центрах выросла смертность и вообще она там выше, чем по всему региону. Если в нем сконцентрирована тысяча тяжелых детей, конечно, показатель летальности повысится — ведь в областных роддомах не оставили этих сложных детей, у которых просто не было бы шанса выжить. Если смертность в перинатальном центре ниже, чем в области, значит, он не берет на себя тяжелый контингент и работает, как обычный роддом.

Если растут показатели смерти до месяца, значит, неэффективно работают перинатальные центры, плохо работают роддома и ранние педиатры, много преждевременных родов. И, значит, нужно на все это обратить больше внимания. Но если в этой пропорции умирают дети от месяца и старше — значит, не работают педиатрические участки, социальные службы, родителей не обучают правильно, есть несчастные случаи, какое-то неосторожное поведение.

В целом в России трехуровневая система оказания акушерской помощи. Во всех развитых странах она доказала свою эффективность за счет концентрации дорогостоящих технологий и высококвалифицированных специалистов в медицинских организациях соответствующего уровня, поясняет Наталья Артымук.

– Неудачи отдельных регионов должны рассматриваться детально, учитывая их конкретные ситуации. В большинстве субъектов СФО основная проблема — кадровый вопрос. И если в настоящее время не обратить на нее внимания, то скоро в этих современных, прекрасно оборудованных перинатальных центрах работать будет некому. Низкий уровень заработной платы, не соответствующий ни физической, ни психоэмоциональной нагрузке, ни юридической ответственности. Увы, на сегодня это является основным отличием организации системы родовспоможения в нашей стране.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Правозащитница рассказала о голодовке 17 заключенных иркутской колонии из-за переноса мечети в синагогу Челябинская епархия снова требует не праздновать Хэллоуин: он превращает в «бесо-человеческую биомассу» и побуждает к «колумбайнам» В соцсетях ославился женский монастырь в Ярославской области: его игуменье ищут личного VIP-повара Поклонская попросила Бастрыкина разобраться с автором карикатуры на нее и Николая II: «Лезет грязными руками к святым» Русский музей отказался отдать православному бизнесмену икону XII века

Православная лента