Подросток пришел в класс убивать – что делает школа? Спойлер: ничего

29.11.2018 7:53 1

Подросток пришел в класс убивать – что делает школа? Спойлер: ничего

17 октября в Керченском политехническом колледже произошло массовое убийство – молодой человек устроил взрыв и стрельбу по студентам. Это убийство стало одним из крупнейших по количеству жертв. Чего мы ждем от психологов, что должны делать родители и учителя и может ли школа адекватно противостоять агрессии подростков?

– Один из главных вопросов – создание единого телефона доверия для родителей, подростков и молодых людей, чтобы обращаться туда, когда они чувствуют, что с их близкими или знакомыми что-то происходит. Другая проблема – это работа психологов. Сейчас в школах на психолога приходится 2,5 школы – это около 800 детей. О реальной работе говорить не приходится, – заявила первый заместитель председателя правления Российского фонда мира Елена Сутормина на пресс-конференции в ТАСС.

По словам председателя Научно-консультативного совета при АТЦ СНГ Марианны Кочубей, одной из главных проблем является то, что многие люди считают внимание к чужому состоянию чем-то вроде доноса, а они – «не доносчики».

– Мы им объясняем, что это не так, что надо быть внимательнее к окружающим, замечать обращения. Для этого и нужна горячая линия. Но если обратились с такой ситуацией, то ее сначала проверяет психолог. Например, оказывается, что подросток ходил с ножом, а его одноклассники это видели.

Эксперты отмечают: иногда выясняется, что человек, как правило, говорил друзьям о своих намерениях. В такой ситуации дети должны сообщать о подозрительных высказываниях хотя бы родителям, педагогам. Но обычно они принимают эти слова за шутку, хотя были прямые высказывания.

Маловероятно, что в школе смогут определить склонность подростка к убийству

Елена Щеголенкова, психолог, к.п.н., доцент, проректор по учебно-методической работе МАОУ ДПО ИПК, Новокузнецк

Подросток пришел в класс убивать – что делает школа? Спойлер: ничего

Елена Щеголенкова

Профилактика и предотвращение различных форм деструктивного поведения (противоправные действия, суицидальные попытки) – это дело каждого гражданина в том случае, когда мы сталкиваемся с таким явлением. Для этого каждый из нас должен знать алгоритм реагирования в сложных и чрезвычайных ситуациях – в какие компетентные органы мы можем обратиться за помощью (социальная защита, полиция или другие).

Контроль отклоняющегося поведения ребенка – это базовая ответственность родителя, хотя и школа не снимает с себя эту функцию. В настоящее время в каждой школе разработана и реализуется программа профилактики аутодеструктивного и противоправного поведения школьников. В программу входят классные часы, тренинги личностного роста, просветительская деятельность с родителями, внеурочная работа, включающая развитие личностных качеств, навыков конструктивного разрешения конфликтов. Там же определяются группы детей, которые могут быть склонны к зависимым формам поведения, к противоправному, суицидальному поведению.

Определяется группа риска, для которой разрабатывается отдельная программа мероприятий.

Маловероятно, что школьный психолог или педагог смогут наверняка определить склонность подростка к совершению таких противоправных действий, как расстрел своих одноклассников. Такие случаи, как в Керчи, к счастью редки и требуют психиатрической экспертизы.

Другое дело – увидеть какие-то личностные, поведенческие признаки, которые нас могут насторожить. Педагог или классный руководитель может сказать об этом педагогу-психологу, который, в свою очередь, может порекомендовать родителям обратиться за помощью в психологический центр, где работают специалисты более узкого профиля.

Если психолог центра подозревает, что есть какие-то отклонения, он направляет уже на консультацию к психиатру.

После таких случаев, как в Керчи, всегда можно сказать, на что нужно было посмотреть и куда можно было бы обратиться. Однако в нашем обществе отсутствует подготовка педагогических работников в области психопатологии, и выявить отклонения в развитии неспециалист не в состоянии. Школа вправе только рекомендовать родителям определенные действия, но не может обязать их проводить психологическое или психиатрическое обследование ребенка.

Главное – обеспечить безопасность детей

Александра Соскова, учитель начальных классов, в прошлом – замдиректора по УВР, Новосибирск

Подросток пришел в класс убивать – что делает школа? Спойлер: ничего

Александра Соскова

Конкретной инструкции о том, как вести себя в подобной ситуации, нет. Есть ряд предписаний, которые касаются порядка действий в случае чрезвычайной ситуации. Подобный инструктаж регулярно проходит социальный педагог, психолог, директор. Они и занимаются контролем в этой сфере и обучением, информированием педагогического состава, родителей и учеников.

В школе есть пункт охраны, пропускной режим, рамка металлоискателя, дежурные администратор и учитель, которые весь день находятся на входе, дежурят на этажах. Есть ряд номеров экстренных служб, по которым мы обязаны позвонить в случае предполагаемого теракта.

Учитель, узнавший о готовящемся преступлении, обязан сообщить о нем администрации школы. Администрация в лице директора или завуча распоряжается о принятии мер. Характер мер зависит от срочности. Главное – обеспечить безопасность детей и персонала, причем детей в первую очередь. Звонок в соответствующие органы, затем информирование учителей, эвакуация. Плановые учебные эвакуации проводятся регулярно несколько раз в год.

О готовности учителей и психологов к ситуации, аналогичной той, которая произошла в Керчи, сложно судить.

Предусмотреть все невозможно. Всегда приходится принимать нестандартные решения именно здесь и сейчас.

В школах также существуют планы воспитательной работы, направленные на профилактику и выявление правонарушений, но их исполнение зависит от конкретной организации и руководства, от того, насколько добросовестно работает администрация. Учителя, по большей части, выполняют подобные инструкции, потому что сталкиваются с детьми непосредственно. Я проработала в нескольких организациях, безопасность всегда была в приоритете, и не только на бумажках, а в реальных делах. В школе мало случайных людей, учителя любят детей и искренне заботятся об их благополучии.

Диагностика нужна постоянно, но в реальности все по-другому

Анна Усольцева, психолог, тренер бизнес-программ и личностного роста

Подросток пришел в класс убивать – что делает школа? Спойлер: ничего

Анна Усольцева

В реальности, к сожалению, в школе многие вещи весьма трудно реализовать. Диагностика нужна постоянно, ее делают по плану, поэтому и не всегда сразу можно выявить предрасположенность к этому. После того как выявлены высокие показатели агрессии и подавленности, идет работа над улучшением морального климата в коллективе и индивидуальная работа. В реальности всё по-другому, поэтому следует проводить профилактику среди родителей и педагогов в первую очередь, а потом работать с детьми, тогда будет результат.

Нужны, как минимум, беседы с педагогами, семинары, также родительские собрания, где пойдет речь об особенностях подросткового периода, о скрытой и явной агрессии, о склонностях к суициду и т.д. Далее о способах взаимодействия с детьми в этот период.

Я бы лично еще провела погружение взрослого в свое детское и подростковое состояние и помогла справиться с личной болью того возрастного этапа, чтобы взрослый другими глазами стал смотреть на подростка. Как правило, это погружение можно сделать как в индивидуальной, так и в групповой работе.

Для профилактики также разрабатываются специальные психокоррекционные программы отдельно для взрослых и подростков. Иногда делают программы для смешанных групп, в которых участвуют дети и взрослые, и они меняются местами.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Индийский министр здравоохранения назвал рак болезнью грешников За селфи с перевернутой иконой 18-летний курганец оштрафован на 30 тысяч рублей — после извинений и пожертвования на храм Патриарх Кирилл предложил восстановить дореволюционную традицию служения священников при вузах В Дагестане сотрудники министерства решили пожаловаться главе республики на новую начальницу за запрет молиться на работе Митрополит Тихон в Бердске прочел доклад о «духовных скрепах» и рассказал о положительных сторонах Сталина

Православная лента