Архимандрит Андрей (Конанос): Если я украду свечи из церковной лавки – что это скажет о Христе?

29.04.2018 7:20 0

Архимандрит Андрей (Конанос): Если я украду свечи из церковной лавки – что это скажет о Христе?

Почему мы обвиняем Церковь, не задумываясь о своих ошибках, и почему не надо обижаться на Христа, если решили жить без Него размышляет архимандрит Андрей (Конанос).

Куда пойти, раз в Церкви сплошные пороки и обман

Архимандрит Андрей (Конанос): Если я украду свечи из церковной лавки – что это скажет о Христе?

Архимандрит Андрей (Конанос)

От Бога невозможно убежать. Невозможно порвать с Тем, Кто создал тебя, потому что твоя душа стремится к Нему. Поэтому люди, живущие без Бога, в какой-то момент начинают чувствовать себя одинокими, или опустошенными, или их начинают одолевать разные искушения, диавол чинит им козни, или они начинают постоянно тревожиться, переживать, винить себя в чем-то, и вот уже непонятно, как быть со всем этим, куда пойти, кому рассказать…

Куда пойти, раз в Церкви сплошные скандалы, пороки и обман? Да, все это есть, происходит постоянно, но разве это – Церковь?

Разве Церковь – это скандалы? То есть не Христос, не Святое Причастие, не Таинства, не отпущение грехов – а скандалы? В Церкви Бог прикасается к нашим сердцам. Церковь – это Христос. А не скандалы.

Скажу больше: я – первый, кто не воплощает в жизнь те слова, что нам говорит Церковь. Я и еще некоторые священники. Один человек так мне и сказал: «Не волнуйся, Церковь невозможно уничтожить. Ведь если бы такое могло произойти, это давно сделали бы те, кто в Церкви. Люди, составляющие Церковь, возглавляющие ее здесь, на земле – то есть клирики. Они бы уничтожили Церковь – своим образом жизни».

Ну а раз до сих пор мы, священники, не смогли этого сделать, значит, Церковь – не человеческий организм. Многое в ней – от Бога, и потому она никоим образом не может исчезнуть. А если рассуждать логически, если брать во внимание только все эти скандалы, перипетии – и экономического, и нравственного порядка, – то, конечно, от Церкви уже давно ничего бы не осталось. Как же так? Почему же она до сих пор существует? Потому что ее невозможно победить. Церковь – это Христос.

Я могу сесть в тюрьму за какое-нибудь преступление, могу умереть хоть завтра, но Церковь останется. Умрешь ты, умрут все, кто сегодня хулит Церковь, все эти журналисты и прочие «критики», но Церковь будет и через год, и через два года – пока будет жизнь на земле, будет и Церковь. Как поется на Рождество Христово – «Рождество Твое, Христе Боже наш, воссияло миру светом разума». Что бы в этом мире ни происходило. Это – Христос, это – Церковь. Все остальное приходит и уходит.

А те, кто сегодня критикует Церковь, не видят настоящей Церкви, которая есть Христос. И потому никогда не смогут бороться с настоящей Церковью – просто потому, что не знают ее. То, что они видят, – земная, человеческая составляющая Церкви. Если, например, меня поймают на краже свечей из церковной лавки и начнут говорить об этом – какие выводы можно будет сделать? Что Христос не существует? Что Христос никого не спасает? Что Христос не есть истина? Как можно путать такие вещи, как можно так подменять одно другим…

Архимандрит Андрей (Конанос): Если я украду свечи из церковной лавки – что это скажет о Христе?

Фото Андрея Самохина/pavla-petra-hram.ru

Мы хулим Церковь, а потом недоумеваем

Как-то я сказал одному человеку, который начал говорить со мной об очередном церковном скандале:

– Все это я знаю лучше тебя!

– Да, но ты представляешь, что натворил этот священник (или прихожанин, или монах)!..

Я сказал ему, что знаю куда больше него. И вам тоже это повторить? Разве это для нас главное – сказать друг другу, кто что знает?

Если постоянно, с удовольствием и радостью повторять: «Представляете, в Церкви творится такое и такое!» – значит, именно в этом человек видит смысл жизни. И считает, что правильно делает, не идя в церковь и согрешая вместе с такими же, как он. Ничего страшного.

Не пытайся убежать от Бога и оправдаться. Да, я, священник, совершил какой-то грех, натворил что-то, – и теперь это не дает тебе покоя? Но сколько бы ты ни твердил, что Церковь – дурная, а священники – плохие, подразумевая, что сам-то ты хороший человек, – в глубине души ты знаешь, что это неправда.

Ты выставляешь на посмешище себя, весь Божий народ, не давая людям почувствовать связь с Богом, отрезаешь путь ко смирению. Смирения нет, а большая наглость – есть. Мы готовы всё сравнять с землей, о Боге говорим, как о… Икону Христа снимаем со стены так, будто это портрет какого-то случайного человека. «Нам не нужен Христос! – говорит один. – У нас есть Платон!» – «Не надо Платона, – говорит другой. – У нас есть Будда!»

За кого же мы после этого принимаем Христа? Наши предки, приходя на новое место, в первую очередь возводили храм, а затем уже строили себе жилье. Храм – чтобы служить Богу, получать Его благословение. И имена Господа и Пресвятой Богородицы произносились у нас с трепетом и сердечным волнением.

А сейчас нам все равно. Мы хулим, ругаем, осмеиваем, рассказываем про Церковь анекдоты, а потом недоумеваем: «Почему Бог допускает все это? Почему наши дети умирают, почему?» Школьники возвращались домой с экскурсии, автобус перевернулся, все погибли – и начинаются разговоры. Много говорим, мним себя этакими знатоками, – а ничего не знаем. Вообще ничего. А чего только не рассказывают дети на исповеди – не мне, другим священникам.

Я не нарушаю тайну исповеди, не называю конкретных имен – но знали бы вы, что творится во время этих школьных поездок! Школьник, насмотревшись телевизора, уже заранее знает, чем будет заниматься во время поездки. Он знает прекрасно, что едет не смотреть достопримечательности, а развлекаться. Поездка длится пять дней, родителей рядом не будет – и вот один запасается сигаретами, другой – более сильными веществами, третий покупает алкоголь, четвертый берет с собой взрослые фильмы и еще кое-что, для досуга в номерах отеля…

Очень мало их интересуют достопримечательности Родоса, Корфу, Лефкады. Они едут не для того, чтобы смотреть горы, острова – они едут для другого. И Господь знает все это, Он знает, что на душе у каждого ребенка, у каждого учителя. А мы, едва услышав про автокатастрофу, несчастный случай, тут же начинаем препираться с Богом – «Как же так? Как Ты можешь? Неужели Тебе не жаль этих детей? Где Ты был в это время?»

А откуда мы знаем, что происходило в этой поездке? Откуда нам знать, почему Бог попускает то или иное? Кто мы такие? Кто мы такие, чтобы так говорить о Боге? Господь должен спрашивать, когда ты хочешь умереть – сегодня или завтра? Да, а иначе Он не милостив. Что же значит для нас милосердие Бога? Исполнение наших желаний? И если этого не происходит, значит, Бог не последователен в Своих действиях? То есть мы лучше знаем, что Господь должен делать, чем Он Сам. Да-да, именно так. Подумайте сами. Именно такой смысл несут в себе наши слова: «Господи, мы знаем, что Тебе делать. А Ты – не знаешь».

– Дитя мое, – скажет в ответ Господь. – Не говори о том, чего не понимаешь. Я забрал этого мальчика, потому что знал: впереди у него много грехов. Я спас его. Я забрал его так рано, чтобы злоба и жестокость этого мира не успели исказить его невинную душу. Если бы он продолжал жить, то натворил бы такого, о чем ты и понятия не имеешь. А Я, Бог, знаю.

– Да, но это мой ребенок!

– Да, Я знаю, и потому не осуждаю тебя за твои слезы, страдания и боль. Ты – человек. Но не суди о Моих действиях.

Архимандрит Андрей (Конанос): Если я украду свечи из церковной лавки – что это скажет о Христе?

Вместо того чтобы признать свои ошибки, мы обвиняем Бога

Ты никогда не узнаешь, почему Бог попустил то или иное. Мало кому Он приоткрывает Свою волю, и мало кто может увидеть «ответ» на вопрос, почему Он так поступил.

Господь смиряется настолько, что готов принять все наше негодование, возмущение, гнев, ропот и хулу после Своих действий. Он отходит в сторону, говоря: «Хулите Меня, но Я знаю, почему так поступил».

У матери умирает ребенок, она постоянно плачет, постоянно спрашивает: «За что?» И повторяет: «Бог меня не любит!» Слова, слова… Мы постоянно спорим с Богом, не зная ни о чем.

Вместо того чтобы признать какие-то свои промахи и ошибки, мы во всем обвиняем Бога. И это – кульминация наших грехов, нашего искаженного мышления, это – болезнь ума. Создание вступает в пререкания с Создателем; человек, который сегодня есть, а завтра нет, выясняет отношения с Богом, Который всегда был, есть и будет.

У одной женщины было двое сыновей. Один из них погиб в автокатастрофе, и она долго оплакивала его. И вот однажды, когда женщина сидела в своей комнате и плакала, глядя на фотографию сыновей, она вдруг ясно увидела, как оба мальчика выходят из фотографии, достают пистолеты и начинают стрелять друг в друга.

И в ту же минуту услышала внутри себя голос: «Вот почему один из твоих сыновей ушел так рано. Бог знал, что, проживи он дольше, они бы погибли оба, и их смерть была бы такой ужасной, что ты не смогла бы это пережить».

Однако даже если мы получаем ответ на свои вопросы, то все равно не перестаем их задавать. «Да, это понятно, но другие-то живы, продолжают жить! Бог не забирает их так рано, они умирают гораздо позже». Об том-то и речь: я не знаю, почему один человек живет, а другой умирает; почему одного Бог забирает в пятнадцать лет, а другого – в семьдесят пять; почему этот старик дожил до восьмидесяти лет, хотя грешил до самой смерти, а тот прекрасный юноша умер в двадцать. Я не знаю! Знаю лишь, что отвечать мы будем только за себя. Поэтому давайте смотреть на свои грехи и не осуждать Божий Промысл.

Не знаю, согласны ли вы со мной, понимаете ли, о чем говорю… Я ни в коем случае не хочу упрекнуть мать, оплакивающую своего ребенка, или молодую вдову, оплакивающую мужа. И Церковь никогда не осуждает тех, кто горюет из-за потери близкого человека. Разумеется, все мы люди, и Бог страдает вместе с нами.

Но Он также предугадывает определенные вещи. Его любовь не похожа на наши сентиментальные чувства и слезы. «Дитя Мое, – говорит Господь, – нужно, чтобы твоя душа была спасена. И она – твоя, конкретная душа, – спасена благодаря тому, что случилось. Благодаря болезни, страданиям, внезапной смерти. Твоя душа спасена именно так». Поймите это раз и навсегда.

Архимандрит Андрей (Конанос): Если я украду свечи из церковной лавки – что это скажет о Христе?

Бога мы контролировать не можем, а вот наши дела – должны

Но нет, мы продолжаем упорствовать и осуждать Господа. Я как священник, как духовник говорю вам, что в той поездке, о которой вы мне рассказываете, будто там все было абсолютно чисто и невинно, – нет, там так не было.

Я знаю о таких школьных экскурсиях, после одной из которых были сделаны три аборта. Почему-то гибель школьников в автокатастрофе повергает нас в шок, а аборты, которые случаются после таких поездок, – нет.

Мы не возмущаемся, не говорим этим старшеклассникам: «Ребята, что случилось – то случилось, но зачем убивать невинное дитя, которое вы зачали? Этот малыш что, не имеет права жить?» Почему мы молчим, когда попираются права нерожденного ребенка и происходит аборт? Почему ругаемся с Богом, а не с теми, кто совершает конкретный грех, который мы в состоянии предотвратить? Бога мы контролировать не можем, а вот наши дела – можем и должны.

Должны сказать своему сыну, своей дочери: «Что ты делаешь! Это же убийство! Вы зачали этого ребенка по легкомыслию, в пьяном угаре – тут уж ничего не поделать, ну так родите его и оставьте у дверей какой-нибудь церкви. Дайте своему ребенку жизнь!»

Войны, землетрясения, наводнения – почему Бог попускает все это? Как-то я слушал беседу митрополита Флоринского Августина, и меня поразила одна мысль. Митрополит говорил о ругани и сказал то, о чем я раньше никогда не думал. Вот случилось землетрясение, рухнули дома. Но что это за дома? Как их строили? Да на сплошных ругательствах!

Вы понимаете, что ваши дома построены на хуле Господа и Пресвятой Богородицы? Конечно! Нет ни одного дома, который был бы построен без сквернословия – причем круглосуточного, с того момента, как стройка началась, и до самого ее окончания. Сквернословят и строители, и плиточники, и водопроводчик, и лифтер. Стоит хотя бы одному болту потеряться, или лифт ломается – тут же хула на Бога и Богородицу, на святых. Наши дома построены без Божьего благословения, понимаете?

В одном монастыре игумен как-то проходил мимо строящегося храма и услышал ругань строителей. Тогда он подошел к ним и сказал: «В этой церкви мы с братьями будем служить Господу, будем молиться Богу и Пресвятой Богородице, а вы, возводя здесь стены, хулите Их. Хулите там, где я собираюсь прославлять Их, испрашивая благословения на всякое дело! Нет. Или прекращайте ругаться, или уходите».

Как построен твой дом? Мой дом? С благословения Божия? Мы призывали имя Христа или говорили и делали совсем иные вещи? Разве неправда, что люди постоянно сквернословят? Например, в армии ругань стоит с утра до вечера – все говорят, что ничего другого там не услышать, одна хула на Бога и Пресвятую Богородицу, без всякой причины. А после этого мы говорим: «Как Бог это допускает?» И: «Нам Бог не нужен!»

Вот и не меняется наша жизнь с Божией помощью.

А сколько лет Господь был с нами, сколько лет мы называли Его Управителем Византии! Сколько лет у нас был рай на земле! Ведь у нас был Бог, было смирение (что важно). Но когда в Византии расцвели пороки – ложь, обман, эгоизм, пресыщение роскошью, – Бог забрал у нас Свою благодать, сказав: «Дети Мои, вы неправы. Это не вера в Меня. Вы неправильно понимаете, что значит жить в Церкви». Бог отнял у нас Свою благодать, и начались бедствия и катастрофы.

Архимандрит Андрей (Конанос): Если я украду свечи из церковной лавки – что это скажет о Христе?

И неужели здесь виноват Христос

А когда человек живет со Христом, все у него благословенно и свято.

Христос не запугивает. Он предупреждает, наставляет на путь истинный. Он дает нам стимул: «Любите Меня, будьте со Мной, и тогда будете благословенны. Не любите Меня? Моя любовь не прекратится, но если вы хотите жить без Меня, Я оставлю вас». И когда Господь нас оставляет, дело берет в свои руки диавол, и все рушится. Поймите это. Не надо обижаться на Христа за то, что Он предупреждает нас.

Если по телевизору нам скажут, что в какой-то продукт, к примеру, добавляется меламин и потому есть его опасно для здоровья, разве мы не поблагодарим авторов передачи, не скажем: «Спасибо, что открыли нам глаза»? Вот и Бог делает то же самое. Он говорит: «Дети Мои, очнитесь! Будете жить со Мною в сердце – все у вас будет хорошо. Будете презирать Меня – тогда ваша жизнь просто не сможет быть хорошей, и не надо Меня в этом обвинять. Вы сами оскорбляете Меня, гоните, отталкиваете, отправляете на периферию своей жизни. А жить без Меня невозможно – потому что Я есть Жизнь, Я – Свет, Истина истин. А вы хотите жить без этого Света, уйти от Него и при этом всё видеть? Нет, так не получится».

Господь говорит: «Кто последует за Мной, не будет ходить во тьме. Помните, однако, и обратное: кто за Мной не последует, будет во мраке».

Именно это и происходит сейчас с нами, не правда ли? И неужели здесь виноват Христос? Господь говорит: «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы тебе было хорошо и чтобы продлились дни твои на земле» (Исх. 20:12). Эти слова – из Ветхого Завета, и Иисус Христос также повторял их. А мы почитаем своих родителей? Нет.

Молодой человек, выходя из дома, ругается с матерью, с отцом, хлопает дверью так, что ломает ее, а затем поднимает на отца руку, говоря: «Мне нет до вас никакого дела! Я вас не просил меня рожать!», после чего с руганью садится на мотоцикл и погибает в автокатастрофе. И начинается: «Как несправедлива жизнь! Где же Бог?»

Но мы забываем, что говорится в этой заповеди – говорится абсолютно ясно. Почитаешь родителей – будешь благословен. Не почитаешь, не уважаешь их – будь готов к последствиям, благословения тебе не будет. В мире действуют определенные духовные законы.

И что бы ты ни говорил, как бы ни возмущался – эти законы существуют. Совершенно точно. Редко кто из молодых людей отправляется с компанией друзей куда-нибудь на выходные, не поругавшись перед этим с родителями. И матери сидят, ждут их и плачут…

Перевод Елизаветы Терентьевой для портала «Православие и мир»

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В традициях русского лубка и детских Библий: в Выборгской епархии напечатали комиксы о том, как вести себя в храме Грузинские политики и церковь требуют закрыть фирму по производству презервативов, оскорбляющих чувства верующих Активисты «Правого сектора»* присоединились к акции против УПЦ МП в связи с отказом священника отпевать погибшего ребенка Уральский епископ «подлинно русской церкви» обвинил РПЦ в хапужничестве и сексуальном развращении Разработанный РПЦ школьный курс «нравственных основ семейной жизни» могут сделать обязательным уже в ноябре

Православная лента