Мы не можем осуждать ни одного человека и говорить: «Он пропащий». Никто не пропащий. Может, сегодня он и пропал, а завтра Бог найдёт его. Сегодня, может, у него это окаменение, а завтра Бог найдёт способ изменить его. За свою жизнь нам довелось видеть сильные перевороты в людях, которые менялись в 80, 85 лет и даже достигали высоких вершин добродетели.

05.06.2016 1:22 3

Мы не можем осуждать ни одного человека и говорить: «Он пропащий». Никто не пропащий. Может, сегодня он и пропал, а завтра Бог найдёт его. Сегодня, может, у него это окаменение, а завтра Бог найдёт способ изменить его. За свою жизнь нам довелось видеть сильные перевороты в людях, которые менялись в 80, 85 лет и даже достигали высоких вершин добродетели.

Вспоминаю одного деда, который жестоко мучил свою жену. Когда его супруга умерла, ему был 81 год. Он причинял ей много страданий; что и говорить, тяжёлый был человек, занозистый, когда был в силе. Такая страшная злоба у него была. А жена у него была святая: день и ночь в церкви — действительно святая женщина. И вот когда приблизились последние дни её жизни, она его упросила, и он за месяц-другой до того, как ей умереть, сжалился и разрешил ей принять монашество. Она стала монахиней, прежде чем умереть.

Она умерла, и он после её смерти в свои 82 года пришёл на Святую Гору. Мы, когда его увидели, спросили:

— Ты пришёл сюда, дед, в 82 года?

А он тоже пришёл подвизаться, и никто бы не мог сказать ему: «Не надо!»

Он пришёл в тот скит, где мы жили, и прожил там два года с половиной. А кончина его действительно была кончиной святого человека, и жил он преподобной жизнью. Когда дети, навещавшие его, пока он был жив, вспоминали и рассказывали нам, каким он был раньше, то мы думали: «Но возможно ли, чтобы этот человек был таким?» И, тем не менее, он был таким — мы слышали это от родственников, друзей, соседей и знакомых, что он был тираном, а вот после 80 лет изменился и подобрел. Так что у нас есть ещё время, если, конечно, мы вообще доживём до 80!

Поэтому никогда нельзя говорить о другом человеке:

— Да ну его! Он уже ни на что не годится!

Никогда! Ты не знаешь, может, он в последний момент изменится.

Митрополит Лимассольский Афанасий (Николау)
Мы не можем осуждать ни одного человека и говорить: «Он пропащий». Никто не пропащий. Может, сегодня он и пропал, а завтра Бог найдёт его. Сегодня, может, у него это окаменение, а завтра Бог найдёт способ изменить его. За свою жизнь нам довелось видеть сильные перевороты в людях, которые менялись в 80, 85 лет и даже достигали высоких вершин добродетели.

Следующая новость
Предыдущая новость

В Ленобласти около тысячи верующих два часа ждали прилета на вертолете патриарха Кирилла Тяжело больной сатирик Задорнов отказался от «эпатажного заигрывания с язычеством» в пользу православия Патриарший экзарх всея Беларуси призвал верующих «голосовать ногами» против «Матильды» В Индии во время праздника, посвященного богу Ганеше, утонули более десяти человек Путин, Медведев и патриарх Кирилл стали первыми паломниками Ново-Иерусалимского монастыря после десятилетия реставрации

Православная лента