Я сказал прихожанам: “Богу все равно, что у вас в тарелке”

19.03.2018 8:33 0

Я сказал прихожанам: “Богу все равно, что у вас в тарелке”

Можно ли в пост отойти от гастрономии и направить себя ко Христу Воскресшему, и как нашей традиции мешает античная философия — дискуссию, начатую игуменом Петром (Мещериновым) продолжает настоятель русскоязычного прихода свт. Николая Чудотворца в Лимассоле (Кипр) священник Георгий Видякин.

Не нужно ломать себя об колено

– С одной стороны пост – это понятно, что не гастрономия, а с другой стороны ведь и правда все нередко сводится к гастрономической сути. О. Петр говорит, что не остается резерва. Как резерв искать? От чего отказываться?

– Из года в год в период Великого поста появляется множество статей, напоминающих о том, что гастрономическая составляющая – не главное. Та настойчивость, с которой в этом убеждают православных читателей, заставляет задуматься, что наверно все-таки пищевые ограничения занимают одно из основных мест как в самой дисциплине поста, так и в нашем отношении к нему, иначе не пришлось бы постоянно говорить об одном и том же.

При этом мало у кого хватает решимости заявить: «Да, пищевые ограничения – не главное, поэтому, если не можете или не хотите – не поститесь». Хотя, казалось бы, должен последовать именно такой вывод. В реальности же обычно говорится: «Пища, конечно, не главное, главное – людей не есть, но от мяса, молочного, яйц и рыбы тоже хорошо бы воздержаться». В итоге, как справедливо, отмечает отец Петр Мещеринов, резерва у многих хватает только на диету, а на духовное делание сил не остается.

Виной этому, как мне кажется, характерная для многих несамостоятельность и своего рода «духовный инфантилизм». Люди не умеют сами оценивать свои силы. Ведь так часто говорится, что мера поста у каждого своя, но людей не приучают брать на себя ответственность за ту меру, которую они сами себе определяют.

Я сказал прихожанам: “Богу все равно, что у вас в тарелке”

Священник Георгий Видякин. Фото: pstbi.ru

И начинаются походы к батюшке «за послаблением», потому что, с одной стороны, хочется кушать, с другой – хочется переложить с себя ответственность за съеденный кусок красной рыбы на священника, который «уж как-нибудь там с Богом договорится». Отец Петр справедливо замечает, что важна вариативность.

Все мы знаем, и нам регулярно об этом напоминают, об уставной норме поста. Хотя, справедливости ради, надо отметить, что уставная норма тоже подается в облегченной форме – например, никто не настаивает на пище без масла или сухоядении Великим постом. Для сравнения я бы отметил, что на Кипре, где я служу, постящиеся миряне более тщательно стараются следовать Типикону в этом вопросе.

Так вот, все мы знаем об уставных требованиях. Это самая высокая планка, если можешь ей следовать – молодец. Дальше важно адекватно посмотреть на свои силы и свой духовный уровень. Не просто повторять как мантру «я хуже всех», «все спасутся, только я погибну», но со смирением увидеть, что вот это у меня легко получится, вот это – получится с некоторым усилием, а вот это лучше пока отложить до следующего раза.

Говоря прямо – если ты чувствуешь, что тебе по ряду причин невозможно выполнить полностью предписания Типикона, то выполняй то, что можешь, исходя из своих собственных сил.

И это не только пищи касается, конечно. Не нужно ломать себя и свой внутренний мир об колено. Тогда и резерв сил останется.

– Как вообще пройти Великий пост, чтобы он привел к главному, ко Христу?

– Для начала поставить себе такую цель – идти навстречу Христу Воскресшему. С практической точки зрения, мне кажется, важно найти баланс между общественной молитвой и частной. Очень хорошо походить на длинные великопостные службы, на литургию Преждеосвященных Даров. Только это участие не должно быть механическим – пришел, постоял и ушел.

В интернете есть последования служб на каждый день Великого поста, вполне можно по ним следить за ходом богослужения, чтобы молиться вместе с Церковью. Очень важно осознанно участвовать в Литургии, можно ходить в те храмы (если такие есть поблизости), где все молитвы читаются вслух – это поможет лучше вникнуть в ход службы и молиться духом и умом.

Но при этом не надо забывать и о своем внутреннем делании. Оно может быть разнообразным: на первое место я бы поставил регулярное чтение Священного Писания. Затем молитву – причем важно не столько вычитывание чего-либо, сколько наш внутренний, от сердца и своими словами, разговор с Богом. Не менее важно размышление о Боге, о Его присутствии и действии в нашей жизни. Нельзя забывать и о внутренней концентрации, поиске внутреннего мира, ухода от суеты. Это поможет собраться и не отвлекаться от главного – пути ко Кресту и Воскресению.

Как христианство усвоило себе язык античной философии

– Больше всего регламентирована еда, а с остальным непонятно, что делать. Даже на Страстной – бесконечные чтения, и непонятно, как это все вместить. Стоишь перед Крестом, а тебе чтения на километр…

– Православные почему-то убеждены, что количество обязательно перейдет в качество. Что если отстоишь длинные службы, прочитаешь длинные последования, сделаешь еще что-то, неважно что, главное – подольше и побольше, то обязательно в душу придет благодать.

Это мнение основано, как мне кажется, на том, что после выполнения того или иного действия, которое отнимает у нас силы, к нам приходит облегчение и ощущение выполненного долга – и все это воспринимается как благодать от Бога, хотя на самом деле это не так. Это чувства, обусловленные нашим душевным устроением. Благодать нельзя заработать или заставить прийти, она подается просто так, по божественной милости, а не за наши заслуги.

Я сказал прихожанам: “Богу все равно, что у вас в тарелке”

Фото: spbda.ru

Что касается богослужений, отец Петр поднимает в своей записи один важный вопрос. Он пишет:

«У всех без исключения в определенный календарный период на семь недель «отнимается Жених», а затем с такой же обязательностью в определенную календарную дату возвращается … Христос же в реальности уже воскрес. А раз так, то Великим Постом происходит что?».

Тут отец Петр, вольно или нет, перефразирует слова свт. Августина Иппонийского: «Положим, примера ради, что как в этом круге времен философ Платон говорил перед учениками в городе Афинах и в той школе, что зовется Академия, – так и снова по прошествии весьма протяженных, но твердо отмеренных промежутков во множестве кругов времен будут повторяться неисчислимые разы этот же самый Платон, этот же город, эта же школа, эти же ученики. Да не будет, говорю, чтобы мы тому поверили! Ибо единожды умер Христос за грехи наши; воскреснув же из мертвых, уже не умирает, и смерть не будет более обладать Им… По кругу блуждают нечестивцы; не потому, что по кругу, как полагают они, будет возвращаться их жизнь, но потому, что таков путь заблуждения их, сиречь ложное учение».

В ходе своего исторического развития христианская мысль синтезировала библейский линейный взгляд на историю с античным принципом цикличности исторического процесса. Говоря словами академика Сергея Аверинцева: «Когда религия «Нового Завета» и «хороших новостей» столкнулась с циклическими концепциями античного мышления, она не могла не объявить им войну … Такова христианская точка зрения на доктрину о вечном возврате. По кругу человека водит бес; устрояемая Богом «священная история» идет по прямой линии. Она идет так потому, что у нее есть цель». Однако синтез произошел и библейская линейность уступила место античной цикличности. Почему так произошло – сейчас это не так важно, почитайте лучше «Поэтику ранневизантйиской литературы» (глава «Порядок космоса и порядок истории»).

Однако на выходе получилось вот что (опять процитируем Аверинцева): «”Единожды умер Христос”, – восклицал Августин; но каждый год в неизменной череде Пасха сменяла Страстную Пятницу. Космическое круговращение времен года было поставлено где-то рядом с неповторимостью событий «священной истории», разумеется, как подобие этой неповторимости, как ее «икона», но психологически – как ее возможная нейтрализация. Снова человек мог ощущать себя внутри замкнутого священного круга, а не только на конечном, прямом, узком пути, имеющем цель».

Получается, то противоречие, о котором пишет отец Петр, не сегодня и не вчера возникло, это некий побочный эффект от того, что христианство усвоило себе язык античной философии. Нужно ли с этим бороться? Даже если мы отвечаем утвердительно на этот вопрос, мы вряд ли справимся с такой задачей.

Своего рода выходом из сложившегося противоречия могла бы быть все та же вариативность в церковной жизни и творческий подход к богослужению. Конечно, не у всех это вызовет восторг и принятие. С другой стороны, все наши рассуждения о том, как могло бы быть, в нынешней ситуации – не более чем фантазии, так как ни о каких практических изменениях речи не идет. Но если позволить себе пофантазировать, то, наверно, полезно было бы создать или воссоздать иную систему богослужебного круга, хотя бы отчасти. В какой-то мере это произошло в монастыре Новый скит в США, где была изменена система великопостного лекционария. С результатами их литургических трудов можно ознакомиться на сайте обители.

Я сказал прихожанам: Богу все равно, что у вас в тарелке

– А как было у вас? Были моменты кризиса? Какие у вас есть лайфхаки – и у вас лично и для прихожан?

– Не хочется говорить общие слова, скажу только, что Великий пост 2018 года обусловлен для меня выходом из очень сложного, затяжного периода внутреннего кризиса. Этот выход произошел очень болезненно, с большими потерями, которые еще предстоит восстановить, но внутренне я очень сильно изменился и, надеюсь, повзрослел.

Как говорилось в прекрасном сериале «Молодой папа»: «Иногда на себя надо надеяться чуть больше, чем на Бога». Эти слова, кажущиеся многим чуть ли не кощунством, на самом деле подразумевают духовную взрослость.

Представьте себе, что маленького ребенка, который должен научиться ходить, постоянно носят или водят за ручку. Так он никогда не сделает первого самостоятельного шага. Примерно также и в наших отношениях с Богом – Он в определенный момент отпускает нас, чтобы мы потопали дальше самостоятельно. Это страшно, но без этого не повзрослеть.

Что касается лайфхаков… В своей проповеди в Прощеное воскресенье я сказал прихожанам, что Богу все равно, что у них в тарелке. Ему не все равно, как мы выполняем Его заповедь о любви к ближнему. И тут есть два пути – попроще и посложнее. Попроще – оказывать регулярную финансовую помощь тем, кто нуждается, пусть и в небольшом объеме, но реально помогать. Этот путь проще, потому что всегда, когда ты даешь кому-то деньги, ты сразу чувствуешь себя спокойно – «я же помог» – хотя очень часто это просто способ откупиться от своего христианского долга любви к ближним и успокоить самих себя. Деньги, конечно, важны, но они не заменят человеческой любви и участия.

Поэтому второй путь, который посложнее – лично участвовать, проявляя заботу и любовь, в жизни тех, кто оказался в сложных жизненных обстоятельствах. Важно, чтобы приход, так сказать, предоставлял возможность для добрых дел, чтобы при храме велась социальная работа, к которой желающие могли бы подключиться.

Я сказал прихожанам: “Богу все равно, что у вас в тарелке”

Священник Георгий Видякин. Фото: Русскоязычный православный приход свт. Николая в Лимассоле

– Что вообще такое пост? Что он дает? Он какой должен быть?

– Наша жизнь, к сожалению, наполнена «неподлинным» – лицемерные улыбки, иллюзия счастья, неискренние и поверхностные отношения, неадекватный взгляд на самих себя. Как пел в свое время Егор Летов: «Пластмассовый мир победил, макет оказался сильней».

Так что пост – это тот самый «ломтик июльского неба», возможность подлинного, ничем не замутненного взгляд на жизнь и самих себя.

И это зрелище, с одной стороны, не самое прекрасное, с другой – и не самое страшное. Обычно это созерцание пустоты. Потому что все эти иллюзии и суррогаты просто выжигают нашу настоящую внутреннюю жизнь дотла и ничего не остается, только пустое место.

Есть такой прекрасный образ, святые отцы используют его для описания сущности ветхозаветной церкви – это как бы отрубленная ветвь (так как человечество было оторвано от Бога грехопадением), которая по непонятной причине зеленеет. Вот так и в нашей внутренней жизни. «Повернув глаза зрачками в душу» (строки из «Гамлета») мы видим не «пятна черноты», а просто пустоту. Но в этой пустоте – Господь, Который приходит к нам. Возвращаясь к образам из цитированной выше песни – «солнечный зайчик стеклянного глаза».

Нельзя делать из традиции идола, которому мы служим

– Изматывающее чувство голода – это у нас сегодняшних. А как раньше постились – ведь что-то другое совсем давал пост людям…

– «Так начинается голод: / С утра просыпаешься бодрым, / Потом начинается слабость, / Потом начинается скука; / Потом наступает потеря / Быстрого разума силы, – / Потом наступает спокойствие, / А потом начинается ужас» – писал в 1937 году Даниил Хармс. Искать утерянный смысл в прошлом – занятие неблагодарное. «Не говори: «отчего это прежние дни были лучше нынешних?», потому что не от мудрости спрашиваешь об этом» (Еккл. 7:10).

Если взять средневековую Русь или рассмотреть крестьянский быт Синодальной эпохи, то мы увидим, что им поститься было, с одной стороны, сложнее – не было такого разнообразия продуктов, какое есть сейчас, но, с другой стороны, и проще – так как люди не задавались вопросами о смысле поста, это просто была часть годового цикла. Лично мне не кажется, что такой автоматизм сам по себе хорош, он неосознан и сопряжен с законничеством.

– Ну и логичное следствие – все, приехали в протестантизм? Отменяем пост и длинные службы? И вот так мы придем к Благой вести?

– Для начала, я против того, чтобы «пугать протестантизмом». В православной среде условный «протестантизм» выступает как какая-то страшилка, которая придет, как только мы попытаемся что-то поменять. К реальному протестантизму – очень богатой и разнообразной деноминации – это все не имеет отношения.

Конечно, важно не порывать с традицией, сформировавшейся в Православной Церкви. Ведь она в своих лучших проявлениях по-настоящему прекрасна. Просто нельзя делать из традиции идола, которому мы служим, важно соотносить ее саму и ее исполнение с Евангелием.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Нового посла США в России ждут в Церкви мормонов в Москве Армянский священник шокировал коптского коллегу рассказом о том, как зажигается благодатный огонь в храме Гроба Господня Разговоры со школьниками о сексе должны быть целомудренными, считают в РПЦ Обложку российского журнала L’Officiel украсит немецкая модель в хиджабе Уральский епископ «подлинно русской церкви» обвинил РПЦ в хапужничестве и сексуальном развращении

Православная лента