“В пять лет сын перенесет смерть матери” – сказали мужу Марины

15.03.2018 3:11 1

“В пять лет сын перенесет смерть матери” – сказали мужу Марины

Один миг – и мир любого из нас может исчезнуть. Поможем тем, у кого есть шанс его восстановить. После болезни мир Марины уже никогда не будет прежним, но ваша помощь в качественной реабилитации вернет ей контроль над телом.

«В пять лет дети легко переносят смерть»

“У вас есть совместные дети? – деловито спрашивает врач омертвевшего от ужаса мужа и отца “совместных детей”, который в этот момент машинально кивает. – Мальчик? Сколько ему?.. Ну ничего, в пять лет дети легко переносят смерть…” Это не похоже на ободрение. Скорее на катапультирование в открытый космос без скафандра. Невозможно дышать.

Два Игоря – муж Марины и ее отец – стоят под дверью реанимации и внимательно слушают врача. Их только что пустили к ней, буквально на полчаса, и они никак не могут прийти в себя.

“В пять лет сын перенесет смерть матери” – сказали мужу Марины

Марина с сыном

Марина лежит под тонкой простыней совсем голая, изо рта выходит трубка, соединяющая Марину с аппаратом, на экране которого высвечиваются цифры и волны Марининого дыхания. Или это сердце? Иногда аппарат пищит, но Марина продолжает неподвижно лежать с закрытыми глазами. Она ничего не слышит и не видит. Она где-то далеко.

Игорь, который муж, пытался что-то сделать: брал Марину за руку, говорил какие-то слова, умоляя ее очнуться. Отец старался сосредоточиться, не замечать трубки, писк ИВЛ, заставлял себя смотреть на нее, свою дочь, отстраненным, обыденным взглядом: “Господи, это просто моя дочь, она просто спит! Господи…” У них не получалось.

Теперь они так же, с мольбой, смотрят на врача, заклиная его об одном: дать надежду. Вместо этого они слышат, что Маринин сын относительно легко перенесет смерть матери. “Готовьтесь. Шансов мало”, – добавляет врач и уходит. Они остаются стоять под дверью, потому что здесь, в реанимации, она рядом, и она все еще жива…

Но Бог подарил второй шанс

Марине Селивановой 27 лет, они с мужем и сыном живут в Тамбове. Тот день – это был ее первый день на новой работе – Марина помнит очень четко, в деталях, потому что именно с этого дня поведет отсчет ее новая жизнь, а старый, знакомый, понятный, удобный мир с его порядками и привычками безвозвратно исчезнет.

“В пять лет сын перенесет смерть матери” – сказали мужу Марины

С мужем

Марина помнит, как утром они с мужем встали и позавтракали. Как шутили и болтали: “Волнуешься?.. Совсем нет?.. Наконец-то в семье банкир появился, заживе-е-ем!” Как собирала сына в садик, одела потеплее – конец июня, а холодно, как в мае. Как доехала до отделения банка, где предстояло работать. Помнит яркий галстук униформы и свою радость. Белая блузка была у Марины своя, а вот галстук ей выдали на работе. Это был такой знак: теперь ты в команде. Помнит того клиента, мужчину.

Она начала консультацию и вдруг на середине разговора почувствовала ноющую боль в левой руке. Вначале было еще терпимо, но очень быстро боль начала разрастаться, перетекла в голову, в ногу, заполнила все тело. “Меня подхватили, отвели в подсобку, поставили три стульчика и положили. Ни рук, ни ног я уже не чувствовала”.

Марина помнит, как приехала скорая, как врач что-то сделала, а потом спросила: “Вы почувствовали, как я кровь взяла из пальца?” Марина посмотрела на свою руку как будто со стороны – как на чужую. Помнит, как перепугалась, как начала плакать, как постоянно повторяла: “Я восстановлюсь? Я восстановлюсь?”, и как врач молчала. “Наверное, все поняла и не хотела меня расстраивать”, – говорит Марина.

Потом была больница, звонок отцу и реанимация: “Меня раздели, отдали папе мое золотое обручальное кольцо. И все, я заснула”. Последнее, что она помнит: как проснулась ночью и поняла, что не может дышать. Через несколько минут она потеряла сознание и впала в кому.

Врач озвучил Марининым родным диагноз: артериовенозная мальформация спинного мозга. Иными словами – инсульт. Мальформация – это врожденное заболевание сосудов, при котором артериальная кровь смешивается с венозной, минуя капилляры. С этим диагнозом Марина жила с рождения, но выявили его только в тот момент, когда произошел разрыв.

Мальформация отличается длительным скрытым течением, так как сосудистая система в области аномалии адаптируется к работе в создавшихся условиях. Только со временем, под воздействием какого-то вмешательства – внезапной нагрузки, травмы, беременности – может произойти увеличение кровотока. Сосудистая стенка не выдерживает и рвется – происходит кровоизлияние.

Три дня Маринин организм боролся со смертью. Врачи не напрасно пугали – если бы гематома дошла до сердца… На четвертый день Марина очнулась. “Бог подарил мне второй шанс, я выжила”, – говорит она.

“Я только сижу, а вокруг меня все суетятся”

Сегодня прошло почти четыре месяца с того дня, как Марине сделали операцию в московской клинике. Гематому убрали, мальформацию “залепили”. Марине пришлось учиться заново владеть своим телом. Она не может ни ходить, ни даже стоять. Левая рука пока не восстановилась.

“В пять лет сын перенесет смерть матери” – сказали мужу Марины

Марина

И все же они с мужем радуются каждому дню, прожитому вместе, как подростки каникулам. Что-то они поняли, что-то обрели, оказавшись там, перед лицом смерти. Она – не чувствуя своего тела и задыхаясь на больничной койке, он – прощаясь и молясь под дверью реанимации. Теперь им и легче, и тяжелее одновременно. Теперь их мир изменился, и они стали другие.

“Просто представьте, что в один миг – МИГ! – все, что вы имели и умели, просто исчезнет, – Марина с трудом сдерживает слезы. – И как я могла жаловаться на жизнь? И как я могла не ценить всего того, что у меня было?” Она грустно усмехается, что теперь стала для своей семьи центром вселенной: “Я только сижу, а вокруг меня все суетятся”.

Муж Игорь ремонтирует дороги. Утром, до работы, он помогает жене пересесть в инвалидное кресло. Готовит завтрак вместе с сыном: “Тема, ну-ка принеси маме чашку! Давай-давай, помогай!” Марина уже может держать ложку и брать нетяжелые предметы правой рукой. Левая еще совсем слабая. Потом муж уходит, приходит Маринина мама, и у Марины начинается марафон: растяжки, ЛФК, массаж. Больше всего Марину беспокоит повышенный тонус и спазмы в ногах: “Стоять не могу – ноги подгибаются”.

Но самостоятельных домашних занятий недостаточно. После инсульта особенно важен первый год реабилитации. Нужен комплексный подход, нужны грамотные реабилитологи, физиотерапевты, эрготерапевты. К сожалению, это все возможно только в платных московских реабилитационных центрах.

У Марины хороший прогноз, за год она может реализовать весь свой реабилитационный потенциал. Именно сейчас Марине очень нужна помощь.

В 2018 году БФ “Православие и мир” собирает деньги на реабилитацию 58 людей, восстанавливающихся после травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов. Если вы оформите ежемесячное пожертвование в 100, 200 или 300 рублей, Марина и другие подопечные Фонда смогут получить квалифицированную помощь и, насколько это возможно, вернуться в свой привычный мир.

Он никогда не будет прежним, но он может стать “нормальным”, “человеческим”. Не “исчезнувшим миром” тела, теперь бесчувственного, бесконтрольного, чужого, болезненного, хрупкого или неловкого, а миром, в котором пальцы, локти и колени сгибаются и разгибаются, ноги ходят, глаза видят, а губы говорят.

Один миг – и мир любого из нас может исчезнуть. Поможем тем, у кого есть шанс его восстановить.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

На легендарном крейсере «Аврора» заново открыли православный храм В Финляндии растет число беженцев, принимающих христианство после отказа в убежище Сборная Египта пригласила имама для молитвы прямо в отель, а ее болельщики не пошли в мечеть из-за боязни заблудиться Челябинский иерей причиной пенсионной реформы назвал аборты, а его коллега пеняет на стремление россиян к красивой жизни В Пакистане около двух тысяч богословов поддержали фетву о запрете подрывов смертников: это нарушает основы ислама

Православная лента