Игумен Петр (Мещеринов): Великий пост — что же главное?

13.03.2018 22:22 3

Игумен Петр (Мещеринов): Великий пост — что же главное?

Игумен Петр (Мещеринов) на своей странице в Фейсбуке снова поднял тему настоящего смысла Великого поста и ограничения в еде. Эта тема поднимается вновь и очевидно нуждается в глубоком и серьезном обсуждении. Правмир републикует текст отца Петра и приглашает читателей к дискуссии. Ждем ваших откликов на почту info@pravmir.ru

Слава Богу, что становятся ясными и выходят, наконец, в поле обсуждения очевидные и простые вещи. Их можно свести к следующему:

Если не обманывать себя и называть вещи своими именами, то мы никуда не денемся от того, что Великий пост — это именно гастрономическое мероприятие. И все тексты “прогрессивных священников” на “Правмире” и в других приличных православных местах о том, что “пост не сводится к гастрономии”, является лишь попыткой убежать от незыблемой истины, что пост как раз и сводится к гастрономии.

Ещё богослужение, конечно. Богослужение Великого поста основывается на постулате “человек для субботы”. И тут не нужно обманывать себя, это именно так. Необходимый в христианстве принцип вариативности, о котором так ясно говорит Апостол Павел в 14-й главе Послания к Римлянам, отменён и попран — тоже давайте отдадим себе в этом отчёт.

Всем православным предписано одинаково, по расписанию, не есть, ходить на службы, печалиться, сострадать Христу, а потом радоваться Пасхе. Только всем вместе, только по расписанию; а если не так, то ты не православный. У всех без исключения в определённый календарный период на семь недель “отнимается Жених”, а затем с такой же обязательностью в определённую календарную дату возвращается.

Уж не будем тут глубже копать: а что вообще это за принцип такого богослужебного круга? Христос же в реальности уже воскрес. А раз так, то Великим Постом — происходит что? Христос реально отнимается от нас в нашей внутренней жизни, чтобы по прошествии строго расписанного календарного срока вновь реально воскреснуть? Нет же, наверное. Тогда что? игра? Да, игра, внешне-церковное эстетическое действо, обусловленное историей и культурой, но не реальность как таковая. И опять же — давайте дадим себе в этом отчёт. Не для революций и реформаций, а для правды.

Всё это, несомненно, чувствуется всеми и “прогрессивными священниками”, и думающими и честными мирянами. Для того, чтобы сгладить возникающий когнитивный диссонанс, приводятся аргументы вроде следующих: “Пост — это время особого внимания к себе, особого покаяния, молитвы и добрых дел”. Но опять же, если “включить осознанность”, то тут же возникают вопросы: а что, вне поста можно меньше молиться, совершать добрых дел, меньше внимать себе и т.д.? Ведь Евангелие не делит жизнь во Христе на календарные отрезки, оно подразумевает ровность и постоянство этой жизни, причём не казарменно, а в меру каждого отдельного человека.

Аргумент о том, что “Христос сорок дней постился, и мы тоже постимся”, также не выдерживает критики. Христос и больных исцелял, и мёртвых воскрешал — давайте Уставом предпишем себе и эти действия. Последование Христу в достаточной мере разъяснено в Апостольских посланиях, оно относится к внутренней индивидуальной духовной и нравственной жизни, а вовсе не к каким бы то ни было внешним дисциплинарно-ритуальным установлениям.

Итак: Великий Пост — это данный нам как объективная реальность период особого гастрономического времяпрепровождения и поставление нас, всех скопом, в жёсткую ситуацию “человек для субботы”. Нужно отдать себе в этом отчёт, не обманывать себя и стараться разместиться в этой реальности с наименьшим ущербом для себя и для своей внутренней жизни во Христе.

И, пожалуй, самое главное. Ни у одного из православных учителей я не прочитал этого, а только у протестанта Герхарда Терстегена. Он пишет, что резерв внутренних сил человека ограничен, и поэтому нужно очень внимательно следить за тем, чтобы не растратить эти силы на что-то побочное и второстепенное, но концентрировать их на главном.

Я на практике убедился в глубокой верности этого замечания. Мы тратим свои внутренние силы на гастрономию и эстетико-церковные мероприятия; очень много сил уходит на то, чтобы согласовать внутри себя явное свидетельство совести, что “не то это, не то” и нашу самоидентификацию как православных христиан. На Христа, на внутреннюю жизнь, на настоящую молитву, на молчание пред Богом, на Священное Писание, на возрастание в духовной жизни (а не хождение по кругу), на подлинные, во Христе, отношения с ближними ни сил, ни ресурса просто не остаётся.

Вот ключевая проблема — та самая дезориентация в нашей церковной педагогике, о которой я всё время говорю. Людей же именно так учат, вот и получается то, что получается.

Ну вот, вполне себе великопостные размышления получились.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Во Владивостоке священники РПЦ попытались противостоять «языческому» Дню Нептуна РПЦ анонсировала образовательную программу по основам нравственных ценностей для детсадовцев Кукла Барби примерит хиджаб, «вдохновившись» олимпийской чемпионкой Ибтихадж Мухаммад В Екатеринбурге Деды Морозы и Снегурочки помолились на молебне Президент Филиппин назвал еще одно условие своей досрочной отставки: селфи с богом, хоть он и «сукин сын»

Православная лента