Когда Татьяна вылечит лейкоз, ее будущему ребенку будет два года

01.02.2018 4:50 6

Когда Татьяна вылечит лейкоз, ее будущему ребенку будет два года

Когда Татьяне назвали диагноз «лейкоз», она не надеялась, что желанную беременность можно будет сохранить. Но врачи обнадежили и теперь у будущей мамы есть план выздоровления – помогите ей воплотить его в жизнь.

Не очень-то просто найти хорошую работу в Рязани. Татьяна Рыбкина по образованию учительница биологии и химии, но химические знания применяла для того, чтобы работать в фармкомпании менеджером. И работа ей, похоже, не нравилась.

Когда Татьяна вылечит лейкоз, ее будущему ребенку будет два года

Татьяна с мужем и сыном

А муж Татьяны Александр по специальности – резчик по дереву. Это он любит, но заказов мало, и Александр поступил работать в конструкторское бюро – делать очень крепкие и очень хитрые ящики для секретной продукции то ли военного, то ли ракетного завода. Такая работа – делаешь ящики, а что в них положат – секрет.

Татьяна решила, что достаточно одному человеку в семье заниматься нелюбимой работой. И собралась родить ребенка. В апреле уволилась, к концу лета забеременела. Четырехлетний Татьянин сынок Степан просил младшего братика, но если что – соглашался и на сестренку. С этой своей беременностью Татьяна отправилась в женскую консультацию становиться на учет.

Там надо сдать анализы, простейшие – ВИЧ, сифилис, общий анализ крови. И Татьяна не очень удивилась, когда ей позвонили и сказали, что общий анализ крови следует пересдать. Ну, мало ли почему…

Врач, которая встречала Татьяну с результатами дважды сданного общего анализа крови, была напугана. Доктор сказала, что никогда не видела ничего подобного, и дала направление в больницу.

Лейкоз и что будет с беременностью

В больнице в гематологическом отделении Татьяне сказали прямо – рак крови. Острый лимфобластный лейкоз. Услышав слово «рак», Татьяна вообразила себе мертвой не себя даже, а ребенка, который у нее внутри.

Про себя, тридцативосьмилетнюю, как-то еще можно представить, что вот – заболела раком крови. Химиотерапия, лысая голова, выживешь-не-выживешь… Но что случается с нерожденными еще детьми, если их мама заболела? Что случается с такими беременностями? Татьяна сформулировала вопрос так: «Вынуждена ли я буду убить своего ребенка?»

Врач в Рязани на этот вопрос ответить не смогла – надо поехать в Москву, там скажут. Дома мама, муж, брат, близкие мягко пытались заговаривать с Татьяной про то, что надо, дескать, слушаться врачей, что если врачи скажут, то надо следовать их указаниям… Никто не говорил прямо «прервать беременность», но это подразумевалось.

Прошло несколько дней. К больнице, где лежала Татьяна, подъехала скорая и с мигалками повезла Татьяну в Москву.

Всю дорогу Татьяна думала не о том, что едет лечиться от рака крови, а о том, что едет прерывать беременность. Желанную. На четырнадцатой неделе. Конец первого триместра.

Беременность не замерла, выкидыша не случилось, малыш внутри, скорее всего, здоров и благополучен. Еду убивать ребенка – так думала Татьяна, лежа в скорой помощи, которая везла ее из Рязани в Москву.

В Москве, в Гематологическом научном центре доктор сказала: «Беременность? Четырнадцатая неделя? – и после паузы: – Нет, лейкоз не является показанием к прерыванию. Доносить и родить можно. Вот грудью потом кормить будет нельзя».

Когда Татьяна вылечит лейкоз, ее будущему ребенку будет два года

Когда Татьяна выздоровеет, ее ребенку будет два года

Татьяна сначала даже не очень поняла. А потом поняла, и… Она описывает это чувство как вдруг разом нахлынувшее острое желание жить. Как если бы стоять у большой реки в солнечный и ветреный день.

Теперь план такой. Сейчас – щадящая химиотерапия. На тридцать восьмой неделе беременности – кесарево сечение. Потом два месяца на восстановление. Потом – трансплантация костного мозга, очень тяжелый месяц в стерильном боксе. Тошнота, рвота, сыпь, температура, грибковые осложнения, инфекционные осложнения, измождение, худоба или, наоборот, нездоровая полнота от гормонов, потеря волос… И через месяц домой. А потом еще год поддерживающие препараты и регулярные поездки в Москву на проверки.

Когда Татьяна вылечит лейкоз, ее будущему ребенку будет два годаКогда Татьяна выздоровеет, ее будущей дочери (по УЗИ уже сейчас видно, что девочка) будет года два. И вот Татьяна с мужем и детьми поедет в Петербург в первое после болезни путешествие. Приведет детей к стрелке Васильевского острова, чтобы увидели эту огромную воду. Они будут стоять на набережной вчетвером. Таня, Александр, Степан и девочка, которую пока еще не придумали, как назвать. Будет солнечный и ветреный день. Вода будет сверкать на солнце. Волосы у Татьяны к тому времени уже отрастут, и ветер будет трепать их. Так Татьяна представляет себе выздоровление.

Это довольно реалистичный план, но в нем есть одно слабое звено. Лекарства, которые так нужны Татьяне, будут стоить 300 тысяч рублей. Таких денег и близко не зарабатывает ее муж на своих ящиках для секретного неизвестно чего.

Помогите ей. Вы, читающие эту историю, можете небольшими пожертвованиями сделать Татьянин план выздоровления реальным. Помогите Татьяне и будущей девочке, которую еще не придумали, как назвать.

Перейти на страницу сбора на сайте фонда

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В РПЦ верят, что ФСБ блокирует Telegram ради безопасности россиян и для борьбы с терроризмом Церковная лавка В Московской Патриархии объяснили поджоги "за Матильду" душевным нездоровьем радикалов Daily Storm: в центре Москвы действует "пятизвездочный монастырь" с доходом в сотни миллионов рублей Экс-настоятель храма в Павловске прыснул перцовым газом в лицо митрополиту и пропал, узнали СМИ

Православная лента