Я весил 1 кг 180 г – как 5 яблок

28.11.2017 8:50 0

Я весил 1 кг 180 г – как 5 яблок

Маленькая Светлана родилась весом чуть больше 2 кг. В их провинциальном городе негде было выхаживать новорожденных, поэтому крошечного младенца держали на русской печке и кормили молоком из пипетки. Сейчас у нее трое детей и двое внуков. «Правмир» собрал истории людей, чья жизнь при рождении висела на волоске.

Светлана Смородина: «Моя тетя, когда пришла в гости и увидела меня, вообще сказала: “Хоть бы Господь прибрал ее к Себе”»

Я весил 1 кг 180 г – как 5 яблок

Светлана Смородина. Фото из личного архива

Рождение любого ребенка сродни чуду, и моя история не исключение. Моей маме было уже 35 лет, и у нее было двое детей (мои сестра и брат). Они недавно только построили дом своими руками и переехали из деревни в город. Жили очень скромно, мама работала продавцом в магазине, отец водителем. Отец был довольно жестким человеком, поднимал руку на мать, выпивал. Поэтому маме приходилось нелегко.

В это время она очень заболела, никто из врачей не мог определить, что с ней. Падала в обмороки, ее трясло. В общем, мама увядала на глазах, хотя от природы была довольно крепким и здоровым человеком, несмотря на голодное военное детство и сиротство.

И тут она узнает, что беременна. Муж и родственники уговаривали сделать аборт, но она решила рожать, как будто чувствовала, что эта беременность ее спасет. Так и получилось.

Правда, роды начались намного раньше, мама не успела даже уйти в декрет – ее увезли на скорой прямо с рабочей смены. Роды стремительные. Видимо, слабое здоровье, да еще и таскала мешки тяжелые, грузчиков не было.

И вот так 18 ноября 1965 года я появилась на свет весом 2300 г. Моя старшая сестра (у нас разница 15 лет) вспоминает, что я была крошечная, сморщенная, покрытая пушком.

Мамина старшая сестра (моя тетя), когда пришла в гости и увидела меня, вообще сказала: «Хоть бы Господь прибрал ее к Себе». Вот такой жалкий был у меня вид. В больнице поставили диагноз – врожденный порок сердца.

Честно говоря, никто особо меня не спасал. Специального оборудования в нашем маленьком провинциальном городке не было, где-то через неделю маму отпустили домой. Дом у нас рубленный был с русской печкой. Вот на этой печке (на лежанке) меня и выхаживала мама.

Я не сразу смогла взять грудь, слишком маленький был ротик, поэтому мама сцеживалась и кормила из пипетки первое время. Но я быстро пошла на поправку, стала жадно кушать, в первый месяц жизни набрала 1600 г, врачи только удивлялись. Так что к первому году жизни я была упитанным малышом, и не скажешь, что недоношенная. А мама восстановилась, выздоровела и снова вышла на работу.

Кстати, отец меня любил больше всех. Мое рождение его изменило. Он водил меня в ясли, сад, школу, посещал все собрания. Души во мне не чаял.

От физкультуры я была освобождена из-за порока, но мне всегда хотелось быть такой, как все. Потихоньку стала заниматься спортом, с папой зимой на лыжах каталась. В институте занималась альпинизмом несколько лет, много где успела побывать.
А совсем в раннем детстве очень мучил ревматизм, плакала по ночам от боли в ногах. Часто падала в обмороки, быстро уставала, одышка. И еще у меня довольно большой рост (175 см) – в школе звали «шваброй», была очень худой.

Школу закончила хорошисткой там же в Смоленской области, потом поехала учиться в Москву. На пятом курсе вышла замуж по большой любви, в 1988 году родилась первая дочь София.

Роды проходили в специализированном роддоме в Тушино для сердечников, были тяжелые (но естественным путем), затяжные, с кислородной подушкой. Дочка родилась довольно крупная, 3800, с двойным обвитием, срок ставили на конец февраля, а родилась только 10 марта. Долго восстанавливалась после – слабость была дикая, ходила, держась за стенку. Дочка старшая здоровая, без диагнозов.

Вторые роды спустя 3 года были самыми легкими из всех. Родилась дочка Раиса весом 3600, но были шумы в сердце, в остальном здоровая.

Сына рожала тоже тяжело и долго, он недоношенный, родился на месяц раньше положенного срока (34 недели). Схватки начались днем в воскресенье, а родила только утром во вторник. Тоже с кислородной подушкой. Но при этом вес как у вполне доношенного – 3400. В младенчестве был очень болезненным ребенком – ларинготрахеит, подозрение на эпилепсию (стоял на учете). Но со временем, слава Богу, перерос. Сейчас здоровый парень – 187 см, занимается спортом, много наград.

На работу с тремя детьми никто не брал. Спасибо моим родителям, что помогали, как могли (огород, хозяйство). Мужу пришлось ездить в Москву, таксовать, иначе было не выжить.

Я понимала, что надо что-то делать, и решила получить новую специальность. В 40 лет получила второе высшее дистанционно (в городе открыли филиал) – экономическое (Московский государственный индустриальный университет). Благодаря новой специальности меня взяли директором магазина. И вот уже 17 лет я работаю директором разных сетевых магазинов.

В 2005 году стала вдовой – муж погиб в автокатастрофе. Родители на тот момент тоже почили – папа в 1998-м, мама – в 2004-м. В 47 лет решила вернуться покорять Москву. Меня перевели в московский филиал, начала, так сказать, новую жизнь. Сейчас у меня двое внуков – Таисия, которой 6,5 лет, и Давид, ему почти 2.

На сегодняшний день диагноз «порок сердца» никто не ставит, говорят, что он прошел. Остался только пролапс митрального клапана, но это не мешает мне полноценно жить и работать.

Замуж я больше не вышла, живу со старшей дочерью, зятем и внуком. Хожу в храм, стараюсь несколько раз в год ездить в паломнические поездки. Была в Иерусалиме, на Валааме, видела святыни Крымской земли. Являюсь волонтером движения «За жизнь», которое направлено против абортов.

Алена Безднина: «Моей маме сказали: “А вы зачем приехали? Она не жилец”»

Я весил 1 кг 180 г – как 5 яблок

Алена Безднина. Фото из личного архива

Я родилась в 1973 году в роддоме №18 в Москве. В роддоме оказалась стафилококковая инфекция, и у меня была стафилококковая пневмония в итоге: 7 фурункулов на теле, один из них на голове. Следы есть до сих пор.

Выхаживали меня в 3-й детской больнице на 13-й Парковой, в отделении новорожденных и недоношенных детей. Когда меня перевезли из роддома в больницу, моя мама ринулась туда, а ей сказали: «А вы зачем приехали? Она не жилец».

Моим врачом была Софья Яковлевна Рудницкая. Это моя спасительница. Я дружила с ней до самой ее кончины, она помогала мне консультациями со всеми моими детьми.

Я часто бывала в ее отделении, видела и деток в кювезах, и мам.

Моя Софочка гордо демонстрировала меня рыдающим мамам и заявляла: «Видите, какая?! Уже своих трое! И твоя будет такая! Успокойся!» И они улыбались.

В больнице мне переливали плазму и делали другие процедуры. Кроме того, мне нужна была операция – прокол легкого. Ее делали детям, набравшим определенный вес, как правило, к полугоду. Уговорили хирурга в Филатовке рискнуть. Операция прошла успешно, как мы видим по результату – я живу.

Родителям рекомендовали каждый год вывозить меня на море, и они это делали. Я не ощущала особых последствий, честно говоря. Не сказать, что я была каким-то болезненным ребенком, даже наоборот. Видимо, природная выносливость, позволившая мне выжить. Мои родители были артистами цирка, и с 2 месяцев мы постоянно переезжали из города в город, меняя и климатические, и часовые пояса. Не всякий ребенок выдержит ежемесячные переезды и перелеты.

Я занималась рекламой и продвижением детских товаров. Сейчас фрилансер, но область та же – товары для детей. В цирке я не работаю по причине обнаруженной случайно в 15 лет Spina bifida – с этим диагнозом нельзя.

Я весил 1 кг 180 г – как 5 яблок

У меня трое детей: 23, 17 и 8 лет. Проблем не было абсолютно никаких ни с вынашиванием, ни с родами. Первый ребенок – самостоятельные роды, двое других – плановое кесарево из-за глаз – у меня отслойка сетчатки. Дети рождались в срок, все шло по плану, к счастью. Двух младших очень долго кормила грудью – до 2,5 и 3,5 лет.

Анна Уткина: «Я думаю, что моя жизнь и то, что я смогла выносить и родить двоих детей – настоящее чудо»

Я весил 1 кг 180 г – как 5 яблок

Фото из личного архива Анны Уткиной

Я родилась с единицей по шкале Апгар. Должна была быть и вторая оценка, но мама запомнила только первую. Ей сказали об этом, когда она отошла от наркоза. Ребенка, конечно, не принесли.

Во время родов у мамы началось массивное кровотечение. Так выяснилось, что в женской консультации ей забыли сказать про полное предлежание плаценты. В карту тоже ничего не написали. Она запомнила только, что, срывая с нее очки прямо на каталке, на бегу, врач крикнул: «Спасаем мать!» О ребенке в этой ситуации и речи не шло, но я выжила. Точнее, «подавала признаки жизни».

От родов мама отходила очень тяжело. Вместе с ней в такой же ситуации оказалась соседка по палате. Ее сына отправляли через неделю в больницу, а меня – сразу домой.

Соседка плакала и спрашивала у врача: «Почему Уткину выписывают?» Ей ответили: «Она набирает вес. Да вы посмотрите, как она ест!» Мама не могла оторвать меня от груди. Мне зажимали нос, а я продолжала сосать. Нянечка в роддоме удивлялась – «чем она дышит?»

Маме почему-то сказали, что я, возможно, не буду ходить и говорить. Но я все сделала вовремя – села, встала, заговорила. И даже читать начала в четыре года.

Алфавит выучила еще раньше, по тарелке, на которой были нарисованы буквы. Моя дочка тоже по этой тарелке выучила алфавит, тарелка живет у нас уже тридцать лет.

В детский сад я не ходила, но в школе почти не болела. Все удивлялись, какой сильный иммунитет. Я не выловила ни одной «детской» инфекции. Даже ветрянкой переболела уже взрослой вместе со своими детьми.

Мама долго пыталась найти причину своих тяжелых родов и на второго ребенка так и не решилась. Все сказали, что дело в ее болезни на раннем сроке беременности. Она перенесла грипп практически на ногах, с высокой температурой. Но, поскольку развивалась я отлично, дальше причину искать не стали.

Я окончила школу и университет, занималась народными танцами, играла на фортепиано. Работу по специальности нашла не сразу, попробовала себя в малом бизнесе, но потом все же вернулась в журналистику. Моим первым местом работы была служба новостей журнала «Огонек». Помню, я даже там на собеседовании рассказала, что меня должны взять, потому что я всегда добиваюсь своего. Хотела жить и выжила с «единицей» по Апгару.

По иронии судьбы в ожидании своего первого ребенка, дочки, я тоже перенесла на ногах тяжелый грипп. Даже на том же сроке, что и мама. И роды у меня были очень тяжелые. Но дочка родилась здоровой. У нее есть небольшие проблемы, которые говорят о расстройстве аутического спектра, но в такой легкой форме, что со стороны может показаться – она просто очень капризная. На врачебной комиссии мне сказали, что это, вероятнее всего, последствия гипоксии, которую она получила в родах. Я знаю ее трудности, мы работаем с ними. Очень надеюсь, что смогу компенсировать ее до «почти нормы».

Я весил 1 кг 180 г – как 5 яблок
Мой второй сын родился раньше срока. Причину никто не знает, роды просто внезапно начались. До последнего я думала, что у меня – несварение. О том, что рожаю, узнала буквально на кресле. Я думаю, это случилось, потому что я все время носила старшую дочку на руках. Сын перенес внутриутробную пневмонию, лежал в больнице две с половиной недели.

Когда я ждала его, терапевт направила меня к кардиологу из-за пролапса митрального клапана. Кардиолог был первым, кто заподозрил у меня синдром Марфана, наследственную патологию соединительной ткани.

Анализ на синдром Марфана очень дорогой, и я не стала его делать, но генетик подтвердил, что по всем признакам у меня есть этот синдром в очень легкой форме. Это объяснило, почему я, природой задуманная как крупный ребенок, всю жизнь весила не больше 45 килограмм.

Главная опасность этого синдрома – риск образования аневризмы. Поэтому я стараюсь более тщательно следить за своим здоровьем, но выследить аневризму и жить в аппарате МРТ все равно невозможно.

Поскольку беременность проходила не безоблачно, моего сына тоже направили к генетику. Всех беспокоило, что он, в отличие от меня, был очень крупным ребенком. В семь месяцев он весил пятнадцать килограмм и носил одежду годовалого ребенка. У них с моей четырехлетней дочкой оказался один размер ноги. Но все синдромы, которые подозревали генетики, опровергались анализами. И я надеюсь, что генетической патологии у него нет.

Я думаю, что моя жизнь и то, что я смогла выносить и родить двоих детей – настоящее чудо. Потому что ни один врач не надеялся, что меня можно будет спасти, а потом – что я выживу. На моем случае кто-то даже защитил диссертацию.

Мама говорила, что она очень молилась Богородице, когда начались роды, хотя до этого была убежденным атеистом и не молилась никогда.

Я тоже молилась Богородице в своих первых родах, когда врач сказал, что сейчас будет вакуум, иначе ребенок не родится. Я стала просить о помощи и сразу родила. Мои дети, к счастью, по Апгар имели хорошие оценки.

Сумсарбек Мамырали: «Мне долгое время не давали имени, так как все были уверены, что не выживу»

Я весил 1 кг 180 г – как 5 яблок

Фото из личного архива

Так получилось, что после трех сестер родился я. У мамы особых осложнений со здоровьем не было. Обычная сельская семья с хозяйством. Родился я на 26-й неделе, весом 1 кг и 180 грамм или, как говорила моя бабушка, как 5 яблок.

Я выглядел примерно как Бенжамин Батон (из одноименного фильма), только без волос, ногтей и умения глотать. Мне долгое время не давали имени, так как все были уверены, что не выживу. Ну не видели тогда люди в глубокой Чаткальской глубинке таких детей. Не верили все, кроме мамы.

По рассказам, даже папа боялся не просто взять в руки, но даже взглянуть.

Сразу после рождения меня поместили в областной роддом в отделение интенсивного ухода. Почти 2 месяца я пробыл в инкубаторе, набрал вес, был больше своих сверстников, если бы родился в положенный срок. Когда мне было 3 месяца, были осложнения, но меня выходили. По рассказам мамы, помогло переливание крови от папы.

Врачи посоветовали кормить ежедневно свежим куриным бульоном, так у нас дома появился огромный курятник. Тогда не было крутых навороченных бытовых примочек, типа подгузников, стиральной машины и прочего. Мама все делала сама, плюс домашнее хозяйство, еще три старшие дочки и карьера.

Я выпускник Британского университета, живу у себя на родине. Сейчас частный предприниматель.

Марина Бойко: «Когда я в 3-4 месяца впервые начала следить за погремушкой, мама с доктором вместе плакали»

Я весил 1 кг 180 г – как 5 яблок

Марина Бойко с мужем, фото из личного архива

Я родилась прямо на Пасху, 7 апреля 1991 года в 16:00 вечера. Мама поступила экстренно, врачи были выпившие немного и совсем не в рабочем состоянии. Деталей я не знаю, но надо было делать кесарево сечение, а ее пустили в естественные роды, мама долго не могла разродиться. Я родилась с пуповиной на шее, вся синяя. Тяжелая асфиксия.

Родилась в Киевском областном роддоме, потом перевели в область. Спасали меня ноотропами и массажем.

Мама любит вспоминать фразу заведующей педиатрией: день лечения до года лучше, чем год лечения после года. И часто вспоминает, что, когда я в 3-4 месяца впервые начала следить за погремушкой, мама с доктором вместе плакали.

Специфических проблем не было. Стала у опоры в 8, но совсем не ползала, поэтому пошла в год и 3 месяца. Зато раз и навсегда, не держась. В 1,5 года знала все буквы. Окончила школу с золотой медалью, потом медицинское училище, потом 5 лет в медицинском университете, год интернатуры. Сейчас работаю доктором-экспертом в страховой компании.

Я много читаю, увлекаюсь астрономией (наукой, а не гороскопами). Знаю и могу показать все созвездия и назвать самые крупные звезды в них. Хорошо считаю в уме, чем не раз удивляла окружающих.

Моя собственная беременность протекала хорошо. Потом подтекание вод, неделя на сохранении, отслойка плаценты и экстренное кесарево ровно в 30 недель.

Перед рождением дочки мне приснилось, что ко мне на больничную кровать села белая голубка. Я ее глажу, а она ручная. Проснулась, посмотрела в сонник – это значит благословение и радость материнства.

Встала с кровати, а через 15 минут меня прооперировали.

Дочке сейчас 8 месяцев. Пока рано говорить, но большинство ранних проблем мы перескочили и сейчас ее развитие соответственно гестации.

Ксения Сергеева: «Мой сын лежал в той же больнице, где выхаживали меня»

Я весил 1 кг 180 г – как 5 яблок

Фото из личного архива Ксении Сергеевой

Я родилась недоношенной в 1984 году на 31-й неделе, весила 1500 г, рост был всего 40 см. Родилась в Центре акушерства и гинекологии им. Кулакова, потом меня перевезли в 7-ю больницу на Коломенской. К сожалению, не знаю фамилии врачей, которые лечили меня там. Мама помнит женщину-врача, которая успокаивала и говорила ей: «Не волнуйтесь, все будет хорошо», поддерживала.

Выхаживали почти как сейчас, тоже в кювезе лежала, в целом около месяца в больнице. Сейчас, конечно, аппаратура современнее.

Мама, когда пришла в реанимацию к внуку, сказала, что «кювезы сейчас как космические корабли, намного лучше, чем раньше». Меня тогда приободрило такое сравнение. Но главное даже не они, а чуткие руки врачей, их неравнодушие и профессионализм. Низкий поклон им.

В детстве были сложности. Я носила очки, и было косоглазие, что часто бывает у недоношенных. Немного глаз подкашивает до сих пор, но близкие не замечают, это практически не видно.

У меня еще была близорукость, -4, но я ее исправила лазерной операцией, сейчас очки уже не ношу. В детстве, конечно, были переживания из-за очков, из-за иногда косящего глаза, иногда сверстники не понимали и шутили, это было неприятно. Были еще небольшие трудности со здоровьем.

О том, что родилась в 7 месяцев, я узнала лет в 8. И рассказывали, кстати, с гордостью, что многие известные люди родились раньше срока. Это, конечно, запомнилось из детских воспоминаний. Мы поддерживаем дружбу с врачом, который помог маме.

Сейчас я в декрете, ухаживаю за детьми. В детстве рисовала в детской студии мультипликации, потом училась на юриста. Окончила Всероссийскую академию внешней торговли, преподавала иностранные языки.

Мои первые роды прошли тяжело. Это была трудная беременность, с 25-й недели на сохранении лежала в одном роддоме, довольно долго, с ноября по январь, потом выписали домой и на следующий день начались роды. Вызвали скорую и повезли в другой роддом на экстренное кесарево.

У ребенка при рождении была пневмония. Тяжело все вспоминать, хотя он родился по весу крупнее меня (1900 был вес при рождении) и на две недели больше (он на 33-й неделе, я на 31-й родилась). Его состояние было даже хуже моего, в крайне тяжелом состоянии на ИВЛ на специальной машине перевезли из 18-го роддома в 7-ю больницу в детский боксированный корпус, где он пролежал три с лишним недели. Сначала в реанимации, потом на втором этапе выхаживания. Лечили пневмонию, об этом тяжело вспомнить.

Так получилось, что это была та же больница, где выхаживали меня. Когда я еще была в роддоме после кесарева, первой туда поехала мама. Она мне позвонила по телефону в роддом и сказала: «Это та же самая больница на Коломенской, куда и тебя из центра перевезли, когда он закрылся летом». Вот так, спустя 28 лет, в том же здании. Эти слова меня приободрили. Но состояние, конечно, было тяжелое. 
Сейчас моему сыну 4 года.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

На греческом острове Кефалония отметили ежегодное «нашествие» змей в храм Успения Пресвятой Богородицы Мусульмане в Чечне возмутились ростом цен на жертвенный скот в канун Курбан-байрама В Иране повторно приговорили к казни реформатора ислама «Такого человека в природе не существует»: Тихон Шевкунов опроверг информацию СМИ о его роли «духовника» Путина В Швеции люди в масках забросали синагогу «коктейлями Молотова»

Православная лента