Из пункта А в пункт Б едет… родитель!

10.11.2017 9:15 0

Из пункта А в пункт Б едет… родитель!

Учителя ждут, что родители будут учиться вместе с ребенком, а мамы и рады все контролировать. Детей тоже все устраивает – меньше напрягаться. За самостоятельность в учебе теперь нужно вести настоящую войну. Как в ней победить – рассказывает психолог Екатерина Бурмистрова.

Как будто при школьнике есть неработающий взрослый

– Екатерина, что происходит сегодня со школой? Почему родители вдруг стали так плотно вовлекаться в учебный процесс?

– Сегодня очень сильно изменилась школа, изменились ожидания школы от родителей, причем не только в Москве, но и в маленьких городах, в обычных, не специализированных школах. Учителя предполагают, что родители будут контролировать, помогать, а фактически – будут учиться вместе с ребенком.

Как сказала одна очень достойная учительница в возрасте, не желая брать ребенка в свой класс: «Вы с ней уроки делать не будете. Да, девочка, конечно, способная, но я одна точно ребенка не потяну». И это не критика, а некая квинтэссенция подхода.

Несколько лет назад изменились образовательные стандарты. Программа начальной школы сделалась более интенсивной. Когда-то никто не учил иностранные языки в начальной школе, например. Их начинали учить с четвертого-пятого класса (кроме специализированных языковых школ), когда ребенок был уже сам в состоянии осваивать грамматику другого языка в достаточном темпе.

Сейчас одна из самых проблемных областей – это как раз иностранные языки. Изучение в любой школе построено так, что ребенок без взрослого не может справиться с программой, выполнить задания.

Причем на иностранные языки выделено совсем не то количество часов, за которые ребенок в состоянии освоить сложный материал.

Это либо концептуальные недоработки, либо специально сделано так, чтобы больше было выполнено заданий за короткое время, хотя теряется качество. Главное – выдать какой-то освоенный учебный материал, а каким образом освоенный, это уже никого не волнует. Учитель оказывается вынужден программой строить свои запросы так, чтобы родители включались в обучение. А ведь есть и русский язык, математика, где требования стали более интенсивными.

В итоге от родителей требуется колоссальная включенность: кроме собственно домашних заданий – еще и чаты, и участие в делах класса и школы. Как будто при ребенке-школьнике есть неработающий взрослый.

Из пункта А в пункт Б едет… родитель!

Екатерина Бурмистрова. Фото: Facebook

Не смешивать роли мамы и учителя!

– А если все-таки пытаться ребенка делать ответственным за собственную учебу?

– Это ставит его в безвыходную ситуацию. Если со всеми учатся родители, а ваш ребенок пытается учиться сам, он оказывается в очень сложном положении и фактически может стать изгоем, если учитель еще немного поднажмет на него. И это очень грустно.

Ведь учитель начальной школы ребенка выпустит и дальше учить не будет, а мы останемся с человеком, который сам не умеет выполнять домашние задания, не может даже контролировать, записаны ли они у него.

Поэтому мне кажется, что, учитывая всю сложность ситуации, за время с первого по четвертый класс мы, родители, должны каким-то образом ухитриться сами сформировать учебную самостоятельность. Ведь теперь учитель этого делать не будет. Это больше не то, что делает учитель в школе.

Я, как и психологи, которые работают с возрастом начальных классов, понимаю, что, если родитель будет завязан с каждодневным выполнением уроков, однозначно почти у всех будет конфликт. Причем мы рассматриваем норму, ребенка без образовательных трудностей.

Так вот, этот ребенок будет сопротивляться, потому что роль родителей и роль учителя – это совершенно разные роли. Они не должны совпадать. Мама должна хвалить, поддерживать, вдохновлять, быть на стороне ребенка. А роль педагога – требовать выполнения, следить за качеством. Когда мама делает уроки с ребенком – это однозначный ролевой конфликт, а ребенок сам не поймет, почему обижается.

Родителям есть за что бороться. Прежде всего речь о формировании самостоятельности ребенка, ответственности за то, что он делает. Хотя технически достичь поставленной цели очень сложно – задания большие, и если ребенок их не сделал, учитель обращается не к ребенку, а к родителю: «Почему вы не сделали?»

Если вам вдруг повезло и позиция ваших учителей такая, что ребенка, несмотря на все требования программы, прежде всего важно обучить самостоятельности, – это просто счастье. Вы сможете сформировать учебную самостоятельность буквально за полгода.

– А если не повезло?

– Если нет, если учитель уверен, что родители должны быть полностью включены в учебный процесс, надо понимать это и объяснять ребенку, почему вы не включаетесь так, как ждет учитель.

Главное, что должен понять ребенок в первом классе: выполнение уроков – зона его ответственности.

Он должен сам про них помнить, сам контролировать, что задано. А сейчас у нас сплошь и рядом – запись домашнего задания не в бумажном дневнике, а электронном, или в родительском блоге. Это тоже передоверие родителям того, за что должен отвечать ребенок. Значит, нужно обратно отдавать ответственность. Следить, чтобы были записаны домашние задания. Если учитель пишет их у вас в родительском блоге, пусть ребенок переписывает их себе в блокнотик.

Родителю нужно позиционировать себя как помощника, а не как человека, который будет руководить и следить за тем, сделаны уроки или нет. Помогать – только по просьбе ребенка.

– Но в таком случае учитель начнет давить на родителей, те – на ребенка, вновь начнутся сидения за уроками вместе. Как все-таки разорвать этот замкнутый круг?

– Надо четко поставить себе задачу: передать ответственность ребенку и делать это постепенно. Если, скажем, он очень невнимательный, непоседливый, можно поделить ту же математику или русский на части, сказать: «Вот ты это сделаешь, мне покажешь». Но ни в коем случае не сидеть рядом.

Можно мотивировать. Скажем, самостоятельно сделанные уроки, причем сделанные достаточно качественно – какой-то бонус. Это не покупка и не торговля. Это система положительного подкрепления, и она работает. Лучше мотивировать не экранным временем, не сладостями.

Лучше, если это какое-то совместное с родителями дело. Скажем, ты уроки сделал, мы вечером погуляли, на следующий день – кино вместе посмотрели, на следующий – после выполнения домашнего задания пошли в кафе.

Бонусы можно копить, чтобы потом ребенок мог потратить их на что-то, что ему хочется.

Если есть какие-то образовательные затруднения и ребенок на самом деле самостоятельно не может, то при минимальной возможности нужно брать тьютора, репетитора, соседскую маму, старшего ребенка соседей, а вы позанимаетесь с их ребенком. Только не смешивать роли мамы и учителя!

Нужно понимать, что если вы отдаете ребенку самостоятельность, то на время будет спад успеваемости. Причем спад довольно сильный. Потому что ребенок первое время сам делать уроки не будет так, как делал их с вами. И этот спад нужно пережить.

Не запаниковать, не поссориться с учителем и со всеми в семье, а верить в то, что постепенно ребенок выйдет из пике и начнет делать чуть лучше, чуть внимательней, он поймет, что это действительно его работа.

Пусть будут четверки

– Как в этой ситуации грамотно строить отношения с учителем, чтобы обошлось без конфликтов?

– Очень сложно, потому что сама по себе ситуация конфликтная, если у учителя позиция, согласно которой родители должны учиться вместе с детьми. При этом учителям тоже непросто – классы большие, по тридцать и более человек, программа плотная. И часто они позиционируют все так: если вы, родители, не будете участвовать в обучении, мы просто не справимся.

Надо отдавать себе отчет, ради чего вы решились на все это: скажем, у моего ребенка не будет, условно говоря, пятерок в начальной школе, хотя способности на пять, а из-за отсутствия контроля будут четверки. Зато в среднюю и старшую школу он перейдет спокойно, потому что будет уметь брать задание, удерживать и даже уже немного контролировать качество.

Уроками надо интересоваться. Надо вдохновлять. Находить удачные моменты. Но ни в коем случае не контролировать.

Можно позволить забыть тетрадь. Кстати, есть люди очень рассеянные, требующие особенного подхода, и им можно позволить забыть тетрадь, но так, чтобы он расстроился и в следующий раз взял. Иначе сформируется комплекс разгильдяя, и тогда тоже может быть очень сложно.

Вообще все, что я говорю сейчас, – это общие рекомендации, которые не могут подойти всем. Мы говорим о детях, которые в норме. У которых достаточная воля, нет образовательных особенностей: дислексии, дисграфии, гиперактивности. И у этих детей нужно воспитывать самостоятельность и ответственность, но здесь – свои нюансы и нужно в каждом конкретном случае советоваться с психологом и логопедом.

– Стоит ли специально оговорить с учителем такую установку, что родители планируют давать ребенку самостоятельность?

– Можно поговорить заранее. Но сначала нужно понять, насколько будет адекватным ответ. Если у вас есть какое-то единомыслие, если учитель и хотел бы, чтобы ответственность за учебу полностью лежала на детях, но просто он не может из-за современных требований к школе, это один вариант. Идеально, если концепция школы и концепция учителя совпадает с вашей концепцией.

А если учитель категорически настроен на то, что родитель должен быть включен и активно участвовать в учебной жизни ребенка, то, возможно, речь может идти о смене педагога или о том, чтобы работать над самостоятельностью ребенка «партизанским образом». Хотя это сложно: ребенок маленький, ему трудно вписаться в системы разных требований.

В такой непростой ситуации родителям нужно находить пути минимального сопротивления. Если вы не хотите сидеть над уроками, недовольны концепцией учителя, вы можете работать в родительском комитете или организовывать какие-то поездки, или еще как-то помогать, чтобы учитель понимал: вы не делаете домашние задания с ребенком не потому, что вам все равно.

Из пункта А в пункт Б едет… родитель!

А для ребенка, кстати, может стать полезным опыт умения приспосабливаться к очень разным сложным условиям и строить свои отношения с разными людьми. Надо просто родителям четко видеть ситуацию, быть последовательными и терпеливыми. Здесь нет такого, что обстоятельства формируются: раз, два и сам сел за уроки. Самотеком формируется лишь несамостоятельность в уроках. И это стандартная ситуация сейчас.

– Вы не раз говорили, что самостоятельности в школьных делах способствует загрузка соответственно возрасту домашними делами.

– Да, учебную самостоятельность нужно формировать через домашние обязанности, включенность ребенка в жизнь семьи. Чтобы он не был королем на троне, которого все обслуживают, а был человеком, который заботится и о других. Для этого нужно включать ребенка в домашнее хозяйство по мере его сил. В первом классе эта включенность может быть символической, но все равно она формирует такую ответственность и целеполагание.

Еще один момент – формированию учебной самостоятельности очень мешает экранная зависимость, когда ребенок дома только и делает, что играет на планшете или смотрит телевизор. Он не будет сам делать уроки, потому что телевизор – дело поинтересней. И вот, чтобы ответить на вопрос, как сформировать самостоятельность, надо для начала исключить длительное экранное время или, по крайней мере, вернуть контроль над этим временем. До класса пятого-седьмого это возможно.

Как выжить учителю

– Мы все говорили про то, что школа требует включенности родителей. Но нередко родители сами требуют от учителей, чтобы их по максимуму вовлекали в учебный процесс. Раньше такого не было. Что происходит?

– Отчасти это действительно связано с тем, что много однокарьерных семей, где мама уделяет ребенку много времени. Вообще ценность каждого ребенка очень сильно выросла.

К тому же сильно удлинилось детство, статистически достоверно, что сегодня дети взрослеют позже, и если мы в 14 лет, в 15 были более-менее самостоятельны – могли приготовить обед, поехать в другой город, то сегодня в этом возрасте подросток еще сам в метро не перемещается. Потому что есть готовность и желание взрослого подстраховывать.

Мне кажется, что изменились не столько дети, сколько возможность и желание родителей продолжать участвовать как можно дольше в жизни детей, гиперопекать, контролировать, неровно дышать над каждым действием ребенка. И в школе сложилась печальная ситуация, что там не могут создать условия, чтобы дети учились сами по себе. И нередко в средней школе продолжают требовать родительского контроля, поощряя так гиперопекающих родителей.

У таких родителей вокруг школы часто формируется вся жизнь, круг общения. Они контролируют всю программу обучения, контролируют учителей.

Сегодня и на законодательном уровне все изменилось. По действующему законодательству у родительского коллектива огромная власть – по его требованию могут и учителя заменить, и сменить программу…

– Как выжить учителю в этой ситуации? Родители могут в выходной в родительском чате спросить учителя, что задали по тому или иному предмету…

– А что, удобно. И почти все учителя отвечают сразу, кстати. Родительские чаты живут своей жизнью. Это одна из примет времени, демонстрация степени включенности. Люди же уверены, что так они проявляют любовь. Потом эти же мамы несут с ребенком документы в институт, решают проблемы, возникшие на первой сессии, а потом приходят на собеседование к потенциальным работодателям со взрослым ребенком.

А как выжить учителю… Либо искать места, где учатся все-таки дети, а не родители. Их мало, но они есть. Либо отключаться от чатов и ограничивать свое внерабочее пространство.

19 октября – начало серии вебинаров Екатерины Бурмистровой «Ловушки переходного возраста»

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

На греческом острове Кефалония отметили ежегодное «нашествие» змей в храм Успения Пресвятой Богородицы Верующие обвинили реставраторов Шартрского собора в отбеливании почитаемой с XVI века «Черной Мадонны» Разработанный РПЦ школьный курс «нравственных основ семейной жизни» могут сделать обязательным уже в ноябре В РПЦ объявили бактериальный анализ икон нарушением частной жизни религиозных объединений У ФАС возникли вопросы к передаче Сампсониевского собора РПЦ

Православная лента