Есть у аборта миг, когда криком исходит душа

15.10.2017 11:33 2

Есть у аборта миг, когда криком исходит душа

Кто-то сожалеет о сделанном, кто-то остро переживает потерю, кто-то чувствует подавленность и печаль. Многие женщины переживают ощущение, что пошли на преступление против ребенка. Отрывок из книги Роксаны Бондаревской «Прерванная жизнь. Аборт. Раскаяние. Исцеление», вышедшей недавно в издательстве “Никея”.

Что же происходит с женщиной, решающей оставить ребенка или избавиться от него? Голос совести, сопереживание или безразличие к ребенку, стыд, вина, страх принять неверное решение — все эти переживания, сменяя друг друга, будоражат ее сердце.

Совесть, как внутренний нравственный закон, как духовный инстинкт, заложенный в каждом, как голос Божий в сердце человека, позволяет отличать доброе от злого: он предупреждает, и он укоряет.

Совесть сродни интуиции, она помогает поставить себя на место другого человека, поступить во благо ему. Есть люди, которые умеют чувствовать других очень глубоко. Многие женщины, узнав о беременности, сразу решают, что аборт для них невозможен, какими бы ужасными ни были условия их существования (без мужа, без прописки, без официальной работы).

Есть у аборта миг, когда криком исходит душаКак бы трудно ни было поставить себя на место того, кто еще не родился, чей срок от зачатия исчисляется несколькими неделями, это возможно, особенно для верующих людей, которые не сомневаются, что живая душа существует с момента зарождения. И, причинив ей вред, невозможно не винить себя потом.

Нормам поведения ребенка обучают с детства его родители, а потом учителя. Стыдят и ругают за их нарушение, хвалят за соблюдение. Вина и стыд — два разных чувства. Вина означает, что человек недоволен собой, потому что не выполнил свой долг. (Верующие люди тоже ощущают долг — не только перед собственным, внутренним я, но и перед Богом.)

Стыд — недовольство собой из-за несоответствия принятым нормам и правилам; стыд всегда означает страх, что нас осудят окружающие. Очень часто (как это и должно быть) мораль, которую предписывает нам общество, и нормы поведения, принятые в семье, совпадают с тем, что требует от человека его совесть. Он может до поры до времени даже не отличать одно от другого. Но приходит время, и выбор между совестью и стыдом определяет судьбу.

Именно кризисная беременность часто становится причиной, по которой женщине приходится выбирать между страданиями вины или муками стыда. Часто бывает так, что, выбирая стыд, женщина выбирает счастье материнства. Выбирая стыд, она выбирает разлад с людьми, но мир с самой собой и, если она верующая, — с Богом. Но этот выбор во все времена был для женщины очень тяжелым. И раньше стыд от того, что беременность, например, обнаружит внебрачную связь, был сильнее страха лишить будущего ребенка шанса на жизнь.

Сейчас стыд по поводу свободных отношений появляется у женщин все реже и реже. Лишь в редких семьях сохранилось настоящее почитание целомудрия. Зачастую родители сами дают пример беспечного отношения к зародившейся жизни. Если мать делала аборт, есть вероятность, что она будет стыдить и принуждать к аборту свою беременную дочь, если у той что-то не так складывается в жизни. Если отец когда-то ушел от подруги в положении, он, скорее всего, поддержит в этом неблаговидном поступке своего сына.

Увы, кроме «нравственного закона», скрытого в сердце человека, существуют моральные предписания, традиции и предрассудки, семейные устои, давление общества и множество иных вещей, заставляющих женщину сделать выбор в пользу аборта даже вопреки собственным убеждениям.

И все же, согласно опросам, большинство женщин воспринимает аборт как убийство ребенка, как поступок, идущий вразрез с их совестью. Они совершают его под давлением внешних обстоятельств или внутренних страхов.

Тереза Бёрк в книге «Запрещенные слезы» приводит цитату Фредерики Мэтьюз-Грин, феминистки, выступающей против абортов. Та пишет: «Желание сделать аборт сродни желанию попавшего в капкан животного отгрызть себе лапу». И продолжает: «Аборт — трагическая попытка найти выход из отчаянной ситуации, прибегнув к насилию и утратив самое себя. Аборт не является свидетельством того, что женщина свободна, аборт — проявление отчаяния».

Что чувствует женщина, лишившись ребенка, и как складывается ее жизнь дальше?

Жизнь после

Реакция женщины на совершенный аборт может быть самой разной. Кто-то сожалеет о сделанном, кто-то остро переживает потерю, кто-то чувствует подавленность и печаль. Часть женщин ощущают облегчение. Объясняется это тем, что огромное напряжение, вызванное сомнениями, давлением близких людей и обстоятельств, в котором находилась женщина все дни перед «процедурой», наконец исчезает.

Выбор сделан, уже ничего не вернешь — накал эмоций спадает. Однако, как показывает практика, облегчение это зачастую временное, и спустя некоторое время совершенное насилие дает о себе знать. Женщина все время находится в «растрепанных чувствах», а иногда, будто бы на пустом месте, впадает в депрессию. При этом она может даже не понимать, из-за чего это происходит, старательно подавлять все эмоции или вообще не осознавать, что у нее стресс.

Многие женщины, каким бы ни было их мнение о допустимости или недопустимости аборта, во время операции или сразу после переживают ощущение, что они пошли на преступление против своего ребенка. Тереза Бёрк приводит наблюдения американского психиатра и врача-акушера Джулиуса Фогеля.

«Для каждой женщины, независимо от ее возраста, воспитания или сексуального здоровья, прерывание беременности представляет собой психологическую травму и затрагивает основу человеческого бытия. Ребенок — это часть ее жизни. Убивая ребенка, она убивает часть себя, что не может пройти бесследно. Женщина вступает в борьбу с жизнью. И совсем неважно, верит ли она в то, что у плода есть душа или нет. Невозможно отрицать физически ощущаемый процесс создания живого существа…

Часто травма переходит на бессознательный уровень. Но нельзя считать аборт таким безобидным, каким его воспринимают многочисленные сторонники этой процедуры. Совершая аборт, женщина ставит под угрозу свое душевное спокойствие: платой за аборт может быть одиночество, отчужденность или притупление материнского инстинкта. Искусственное прерывание беременности обязательно вызывает какие-то изменения в глубоких слоях женского сознания. Заявляю это как психиатр».

Поразительным является тот факт, что доктор Фогель до того, как стал противником абортов, сам провел несколько тысяч подобных операций.

В книге «Когда ты была во мне точкой… дочка», в которой собраны рассказы женщин, сделавших аборт, мы читаем такие строки: «Есть у аборта миг, когда криком исходит душа, когда ты губы в кровь кусай, хоть кричи и маму зови на помощь, в этот миг нет мысли, только сгусток боли. И чувство это — та же смерть. Кажется, что вся жизнь твоя в этот миг на ниточке. А это — миг вечной разлуки матери с ее неродившимся ребенком».

Часто даже те женщины, которые были абсолютно уверены в допустимости аборта, испытывают после операции гнетущие переживания.

Сейчас, когда в обществе начинают открыто обсуждать последствия искусственного прерывания беременности, мы можем прямо сказать, что аборт — это сильнейшая психическая травма для женщины. Иногда она винит в случившемся врачей, родственников, друзей, которые не поддержали в трудный момент, не уберегли, не рассказали, какое отчаяние ее ждет впереди.

Но в первую очередь женщина винит себя, и ее страдания — это еще и муки совести. Решая прервать беременность, она до последнего момента не осознает в полной мере, на что идет и какую цену ей придется заплатить в будущем. Когда это понимание открывается, ничего уже нельзя изменить. Матери очень трудно признаться себе, что она добровольно лишила своего ребенка возможности появиться на свет.

Есть у аборта миг, когда криком исходит душа

Ощущая огромную вину, женщина часто не решается делиться своими горькими чувствами с окружающими. Но даже та женщина, которая обратилась за поддержкой, редко ее получает: как правило, родственники и друзья не готовы ей помочь. Они не пережили то, что пережила она, и уверены, что ей незачем себя терзать, надо поскорее все забыть.

Если же они сами или их близкие родственники делали аборты, то их собственная боль, сохранившаяся в глубине души, заставляет ожесточенно защищать границы своего «покоя». Так и появляются те самые «запрещенные слезы», когда плакать хочется, но нельзя.

Все знают о психических травмах людей, ставших жертвами стихийных бедствий, катастроф и террористических актов, или о психических травмах военных, служивших в горячих точках. Но травма матери, сделавшей аборт, ничуть не слабее. Все тяжелые отсроченные реакции на стресс, которые описаны в учебниках по психологии экстремальных ситуаций, проявляются и у многих женщин, прерывавших беременность. По разным причинам они могут быть сильнее или слабее.

Но перед тем, как приступить к этой теме, мы хотели бы повторить: жизнь человека начинается с момента зачатия. Сегодня мы ценим заботу родителей о своих детях, способность и потребность любить и приносить им благо. В первую очередь это относится к женщине-матери. Аборт кардинальным образом противоречит этой системе ценностей, среди которых кроме любви и заботы о детях есть еще доверие по отношению к близким и врачам и уважение к себе как к человеку, не способному лишить права на жизнь другого человека.

Женщина идет на прерывание зародившейся жизни, убедив себя: то, что будет уничтожено, еще не совсем ребенок (или совсем не ребенок), и это допустимо. Но перед «операцией» или сразу после нее, глубокие переживания заставляют большинство из них посмотреть на аборт другими глазами: в ее чреве был живой ребенок, и она не дала ему увидеть свет.

Эта «иная правда» совершенно не соответствует представлению женщины о самой себе и том, что допустимо. Такая правда глубоко травмирует, и жить по-прежнему становится уже невозможно. А новая жизнь может складываться по-разному…

Эмоциональные переживания по поводу аборта могут затянуться очень надолго, вызывая изменения в жизни, которые будут сказываться не только на самой женщине, но и на ее близких и друзьях, не способных принять произошедшие в ее характере перемены.

В первую очередь аборт затрагивает самоощущение женщины: ее нравственность, ее сексуальность и ее материнское начало. Ведь прервать беременность означает потерять ребенка или по крайней мере возможность его иметь. Эту потерю женщина может как осознавать, так и не осознавать.

Зачастую, пытаясь избавиться от вины, страха и переживаний, она начинает подавлять собственные чувства и воспоминания о совершенном аборте. Однако эту потерю, как и любую другую, нужно принять, осмыслить и пережить.

К сожалению, большинство женщин справляется с этим не лучшим образом. Психика, защищаясь, скрывает от их сознания мучительную правду, или, наоборот, эта правда разрушает. Последствия этих изменений я как психолог-консультант вижу постоянно.

Мысли о смерти и совершенные суициды, переедание, депрессии, психические расстройства, психосоматические заболевания, болезни физические — все эти испытания намного чаще выпадают женщинам, делавшим аборты. Не умея пережить горе и справиться с чувством вины, они живут жизнью, полной страданий, и несут страдания близким.

Об авторе: Роксана Бондаревская – психолог центра «Жизнь» (Санкт-Петербург), который помогает женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Ведет семинар для психологов женских консультаций и учреждений социального обслуживания, консультирующих будущих мам.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Волгоградские монахи приютят фламинго со «сбившимся навигатором» Разговоры со школьниками о сексе должны быть целомудренными, считают в РПЦ Турецкая полиция сорвала сделку по продаже 700-летней Торы Член СПЧ Шевченко пожаловался Путину, что в тюрьмах мусульман насильно кормят свининой и запрещают им молиться Визит Папы Римского в Россию не будет обсуждаться во время приезда кардинала в Москву

Православная лента