А после службы идем доедать блины и допивать молоко

10.03.2019 20:51 0

А после службы идем доедать блины и допивать молоко

Простить – не значит уничтожить прошлое или автоматически «начать все сначала», в прощении мы подражаем Самому Богу – как, размышляет инокиня Евгения (Сеньчукова).

Примиряться надо, даже если не чувствуешь себя неправым

А после службы идем доедать блины и допивать молоко

Инокиня Евгения (Сеньчукова)

Строго говоря, Чин прощения по уставу совершается в течение года ежедневно на повечерии. Само повечерие редко где служат. Даже в монастырях это скорее исключение, чем правило. Поэтому раз в год церковный устав предлагает вспомнить о прощении абсолютно всем – в Чине прощения в конце вечерни перед самым началом Великого поста. Ну а в течение дня перед этим – хорошо бы со всеми помириться.

Увы, повторяющееся по любому регулярному графику, изо дня в день или из года в год, действие переходит в разряд традиций, которые исполняются машинально.

Ну вот и в Прощеное воскресенье мы заваливаем друг друга эсэмэсками с одинаковым текстом «Прости меня!», в лучшем случае добавляя: «…Если чем-то перед тобой провинился», а вечером идем на службу и умиленно просим прощения у священников и прихожан, половину из которых вообще раньше не видели, а другую – встречали по воскресеньям и праздникам. А после этого идем доедать блины и допивать молоко.

А если задуматься?

Если воспринимать Великий пост так, как предлагают многие отцы Церкви – как десятину от года, жертвуемую Богу, то примирение и прощение в его начале – это исполнение евангельской заповеди: «Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Мф.5, 23-24).

В таком понимании просьба о прощении не имеет никакого отношения к ритуальным извинениям «потому что надо». Более того: к осознанию своей вины, строго говоря, она тоже не имеет. Примиряться надо даже в том случае, когда вы нисколько не чувствуете себя неправым. Христос сказал: «Если… вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя», – а не: «Если вспомнишь, что провинился перед братом».

Скажите волшебную фразу: «Я не хотел тебя обидеть»

Такая попытка примирения требует душевного напряжения. Сколько существует конфликтов, в которых по сути никто не виноват! Самое справедливое замечание одного друга может вызвать у другого смертельную обиду. Лайк к ядовитому комментарию, который друг принял на свой счет – и отношения разорваны или, по крайней мере, поколеблены весьма ощутимо.

Так вот. Безо всяких ритуалов – скажите волшебную фразу: «Я не хотел тебя обидеть».

Даже если вы категорически не хотите больше общаться с этим «взрывоопасным» человеком, даже если он не принимает ваших извинений и отказывается мириться – никто не заставляет склеивать отношения. Просто – приложите усилия, чтобы его не мучила обида. Это нормальный христианский поступок – сделать движение, чтобы облегчить боль человека. Даже если эта боль фантомная.

У прощения есть и другая сторона. Как просить прощения – более или менее ясно. А как прощать? Как прощать ложь? Оскорбления? Неуважение? Тут важно не перегнуть палку. Простить – не значит уничтожить прошлое. И, опять же, простить – не значит автоматически «начать все сначала». Если, к примеру, муж бьет жену или жена изменяет мужу, из прощения нисколько не следует необходимость восстанавливать отношения.

Но муж-драчун или гулящая жена, даже совершенно искренне извиняясь, могут нисколько не стремиться убрать причину причиненной боли – свое поведение. И это – совсем другая проблема, отличная от темы прощения. Слова «Прости меня» – еще не все, что нужно, чтобы «начать сначала».

«Прости меня, я больше так не буду» – уже теплее. Горячо – когда на вопрос жены со сломанным ребром или мужа с разбитым сердцем: «Что ты собираешься предпринять, чтобы больше так не делать?» – обидчик честно отвечает: «Завтра же – нет, уже сегодня! – иду к психологу» или «Удаляю номера телефонов и адреса электронной почты всех привлекательных для меня мужчин из записных книжек на всех своих девайсах. Приступаю».

И даже это не панацея…

Любить и прощать всех – это не требование

Но прощения этого и не требует. Прощение – это отпущение греха. Иными словами, простить – значит уподобиться Богу, Который один отпускает грехи.

«Акт прощения, – пишет православный философ Павел Евдокимов, – вводит нас в самое сердце отношений между Святым Богом и грешным человеком, и необходимо понимать его бесконечную важность. «И оставь нам долги наши, как и мы оставляем…» ставит наше прощение в зависимость от нашего «подражания» Богу: мы призваны вслед за Христом сойти во ад всеобщей виновности, где все заслуживают наказания».

Так вот, снизойти в ад греха нашего ближнего – это и есть простить человека.

Прощать ли только извиняющихся или прощать вообще всех до просьб о прощении – дело ваше. Один человек жаждет всеобщего восстановления, дабы явилось Божественное милосердие, другой – воздаяния грешным и праведным по делам их, дабы явилась Божественная справедливость.

Но тот же Евдокимов осторожно предполагает: «Житие св. Серафима содержит рассказ о молитве святого за душу одного осужденного грешника: день и ночь святой пребывал в молитве, борясь с божественной справедливостью, и, хотя он и был поражен молнией, его огненная, даже дерзкая молитва заставила восторжествовать милосердие Божие, и грешник получил прощение. Возможно, что ад также зависит от силы милосердия святых и что apokatastasis’а Бог ожидает от нашей молитвы…»

Об этом же – слова Силуана Афонского, донесенные до нас его учеником архимандритом Софронием (Сахаровым): «Если посадят тебя в рай, и ты будешь оттуда видеть, как кто-то горит в адском огне, будешь ли ты покоен? …Любовь не может этого понести… Нужно молиться за всех».

Любить, а через то прощать всех – это не требование. Любовь не выбивают силой. Но если мы хотим через Великий пост дойти до всей полноты радости Воскресения Христова, то мы должны в меру сил пройти и Его путь к Воскресению.

Кульминацией Его пути стало схождение в ад – от боли Голгофы до погружения в бездну, где томятся грешники – и освобождение их, нарушивших Его заповеди.

Кульминацией нашего – схождение в ад греха несправедливо оскорбившего нас ближнего. Должника нашего.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Игровые автоматы Вулкан для ваших приятных времяпровождений Казино Вулкан дает возможность играть всем желающим Начало реконструкции Соловецкого музея согласовано с ЮНЕСКО В РПЦ назвали преступлением перед богом и народом греческий закон о смене пола с 15 лет В челябинской епархии обеспокоены «осенней активизацией» сайентологов и «вербовкой» ими православных

Православная лента