Потерял память и потерялся: 9 правил, чтобы этого не случилось с вашими близкими

21.09.2018 13:39 4

Потерял память и потерялся: 9 правил, чтобы этого не случилось с вашими близкими

Если у человека уже есть проблемы с памятью — ему легче потеряться и сложнее найтись. Свое имя человек помнит, а, например, адрес – нет. При этом он не производит впечатление больного человека, и когда видишь его на улице, и в голову не придет, что ему нужна помощь в поиске дома. “Лиза Алерт” напоминает о правилах безопасности для людей с проблемами с памятью и их родных и близких.

«Тахир найден, жив!, – написала мне информационный координатор «Лиза Алерт» Маша Роща. «ДА ЛАДНО?!?!?» – ответила я, потому что Тахир – это пропавший, которого мы ищем уже 35 дней, и Маша весь этот месяц жила с мыслями о нем. Тут Маша на некоторое время пропала, потом пояснила: «Я рыдаю». Созвонились. Слышу по голосу – действительно рыдает.

– Знаешь, – говорит, – меня тут все спрашивали – что тебе подарить на день рождения, а я все думала: не надо мне ничего, лишь бы он нашелся…

Тахир Искандаров, 65 лет, пропал 14 августа 2018 года с дачи в городском округе Чехов. Ушел из дома и не вернулся.

Когда родные обратились к нам, выяснилось, что он страдает частичной потерей памяти. Свое имя помнит, а, например, адрес – нет. При этом он не производит впечатление больного человека, и когда видишь его на улице, и в голову не придет, что ему нужна помощь в поиске дома.

У таких пропавших есть несколько перспектив. Вариант первый – долго путешествовать не только по городу или региону, но даже и по стране. Люди у нас добрые – подвезут, накормят, дадут денег на проезд, одежду и даже пустят переночевать в подъезд, и в результате человек оказывается в десятках, а то и в сотнях километрах от дома. Если он при этом постепенно теряет приличный вид, становится грязным и одетым в лохмотья, все меньше шансов, что встречные люди или полиция помогут найти ему дом.

Вариант второй – человек, путешествуя в поисках собственного дома или старого адреса, который, как ему кажется, до сих пор актуален, рано или поздно оказывается в больнице: прохожие поняли, что с ним что-то не так, наступили холода и у него переохлаждение и так далее. В больнице он далеко не всегда называет свое имя – может назвать себя фамилией другого человека или почему-то вспомнить свою девичью фамилию или вообще не вспомнить, как его зовут.

В этом случае достаточно высоки шансы, что он довольно долго пролежит в больнице ненайденным. По статистике поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт», более 20% наших пропавших в любой момент времени лежат в больницах, а мы, возможно, ищем их на соседней улице или уже несколько раз звонили в больницу с вопросом о том, есть ли у них среди пациентов такой-то.

Потерял память и потерялся: 9 правил, чтобы этого не случилось с вашими близкими

“Я бы с удовольствием – но у меня работа”

В случае с Тахиром получился третий, смешанный вариант. Как мы потом узнали, в день пропажи он сам пришел в отделение полиции, потому что понял, что потерялся, но не смог ничего объяснить и написать, и… был отпущен.

Он долго путешествовал по Чеховскому району, потом перебрался в Калужскую область. На горячую линию «Лиза Алерт» приходили свидетельства о том, что его видели там и сям, мы шли по его следам, а теперь достоверно знаем, что он попадал в полицию и его отпускали, что его не забирала скорая и что ему оказывали медицинскую помощь.

Теперь о том, как мы его искали.

Проработав патрулями и оклейкой ориентировок Чеховский район, а также Подольск, Серпухов и частично Москву, Маша Роща, как информационный координатор, приняла решение о расширении географии поиска. Поисковики отряда оклеивали ориентировками транспортные узлы, заправки ЕКА, где нам разрешили разместить информацию о Тахире, распространяли их в метро, в полиции, на железнодорожных и автовокзалах. Группа коротких прозвонов отряда прозвонила ВСЕ экстренные больницы Москвы и Подольского, Чеховского, Серпуховского, Тульского районов. Мы проверяли свидетельства, проводили опросы, выезжали на автономные задачи.

Через некоторое время после начала поиска мы обратились на местное телевидение, и информацию о поиске Тахира и ориентировки на него увидели десятки тысяч жителей районов, где мы его искали.

Маша во всех разговорах постоянно возвращалась к мыслям о нем.

– Знаешь, – говорила она мне, – ночью холодает, мы можем его не успеть найти.

Или:

– Сегодня у него день рождения, а мы до сих пор его не нашли…

Маша писала на форуме «Лиза Алерт» в теме поиска сводки о том, что сделано, просила, уговаривала помочь, благодарила тех, кто печатал и клеил ориентировки, брал автономные задачи, проверял свидетельства. Чем дальше продолжался поиск, тем больше народу были вовлечено в поиск.

28 августа появилась надежда: на номер горячей линии позвонил человек, который подвозил Тахира в поселение Роговское. Ребята из отряда, по определению Маши, носом перерыли это Роговское, но безрезультатно.

5 сентября к поискам подключилось калужское отделение отряда.

15 сентября дочка пропавшего Ильнара записала видеообращение с ориентировкой в руках: просила внимательно посмотреть на ее папу, и если кто-то его встретит и узнает, сообщить нам.

Кстати, о семье Тахира надо сказать отдельно. Далеко не всегда и не все родственники пропавших принимают активное участие в поисках – особенно если речь идет о пожилых людях с деменцией.

Например, мы говорим заявителям – надо прозвонить больницы, и желательно, чтобы это сделали вы, потому что вы можете узнать среди имен «сомнительных» пациентов то, которым он назвался, и слышим в ответ: «Ой, такой большой список, давайте лучше вы», или: «Я бы с удовольствием помогла, но у меня работа», или: «Ночью искать я не могу – ночью я сплю»… В случае с Тахиром его семья не останавливалась ни на минуту, искала его днем и ночью, делала все, что можно было сделать, патрулировала, прочесывала, клеила и развозила ориентировки, прозванивала и так далее…

Дочка Тахира – очень важный для всех нас пример, как можно не сдаваться, несмотря на отсутствие результата. Маша говорила: они очень поддерживают поиск, не дают мне сдаться, а Ильнара говорила: без Маши у нас бы давно опустились руки, она дает нам надежду…

Но время шло, новых свидетельств не было, и надежды было все меньше и меньше.

Однако 18 сентября в полиции Жукова проверили по базе оказавшегося у них гражданина, который назвал свое имя и фамилию, и обнаружили, что его ищут в Чеховском районе. Полиция Жукова связалась с полицией Чеховского района, и уже оттуда позвонили нам и родственникам: – Вы знаете, тут вроде есть пропавший, который назвался именем этого вашего, но вы пока сильно не радуйтесь, может, это и не он…

(Ситуация, когда человек называет имя того, кого он видел на ориентировке, тоже вполне возможна.)

Маша спросила:

– А фотографию получить можно?

– Ой, это так сложно…

– Сложно фотографию? В XXI веке?

– Ладно, попробую…

Несколько томительных минут, мутное фото с плохим освещением…. На фото – худой, смуглый, бородатый – то есть совершенно не похожий на того пропавшего, которого мы искали, Тахир Искандаров.

“Папа, поехали домой!”

Мы сорвались – кто с работы, кто из дома – и помчались в Жуков из разных концов Москвы и области: дочь и шурин Тахира, Сергей «Лентяй» из «Лиза Алерт», старший операторов горячей линии, который много и активно искал Тахира, Маша с маленьким сыном. Сергей доехал первым, позвонил:

– Точно он! Спит…

Мы с родными въехали в тихий Жуков, проехали по улице Ленина, пересекли Коммунистическую и подъехали к отделению полиции на Советской.

Тахир спал на стуле на втором этаже, завернувшись в куртку, в чужой одежде и обуви. Ильнара начала будить его:

– Папа, просыпайся! Это Ильнара, папа! Папа, поехали домой!..

Он не сразу пришел в себя, все отворачивался и прятал лицо, но постепенно начал как будто узнавать, кивать… Сергей забрал его переодеться в одежду из дома и вернул со словами: «Отдаю вам совсем другого человека!»

Да, теперь это точно был он. Он улыбался, обнимал всех и вытирал слезы.

А потом они уехали, и дочь написала нам, что он только в машине поверил, что наконец нашелся. И заплакал.

Мы можем только предполагать, что происходило с Тахиром и как он путешествовал. Он явно неоднократно попадал в полицию, был в больнице (травма), причем, возможно, поступил по скорой. Собственно, и в отделении полиции, из которого мы его забирали, нам сказали, что они возили его «несколько дней назад» в больницу – то есть он давно был в их поле зрения. При этом, напомню, он мог назвать свое имя и фамилию, а информацию о нем мы распространяли везде, куда могли дотянуться, и ориентировки на него были в больницах, у скорой, в полиции…

В течение минимум недели Тахир был в Жукове. Как перемещался, что ел, где ночевал – загадка. По свидетельствам и косвенным признакам мы предполагаем, что он долго путешествовал по Чеховскому району, потом перебрался в Калужскую область, потом ушел в Новую Москву, а после снова вернулся в Калужскую область, где и был наконец найден.

Когда он уезжал, у него было такое лицо, как у человека, которого наконец разбудили от страшного сна, и он постепенно забывает его навсегда.

Не теряйте своих близких: 9 правил от “Лиза Алерт”

В международный день информирования о болезни Альцгеймера «Лиза Алерт» напоминает людям, чьи родственники страдают расстройствами памяти, правила безопасности, которые помогут вам не потерять их.

Когда в первый раз ваш пожилой родственник заблудился по дороге из магазина домой, это повод для того, чтобы всерьез обеспокоиться его безопасностью:

  • Купите ему часы с GPS-трекером, браслет или маячок. Хорошо бы оформить сим-карту в его телефоне на вас. Это позволит вам быстрее получить необходимую информацию от оператора. Но не рассчитывайте на то, что обезопасили его таким образом на сто процентов: пожилые люди оставляют дома телефон, забывают часы и так далее.
  • У любого мобильного оператора большой тройки вы можете подключить услугу информирования о местонахождении телефона, и тогда вы на своем смартфоне будете видеть, где находится телефон. Подключить к услуге можно любой телефон, в том числе удобный для пожилых кнопочный с большими буквами. Кстати, «олдскульный» кнопочный телефон хорош также тем, что держит заряд неделями. Если у вашего родственника смартфон, можно или подключить эту услугу, или установить на него соответствующее приложение.
  • Прикрепите к одежде метки с именем человека и вашими контактами – их можно заказать в соответствующей фирме и приклеить с помощью утюга или пришить. Важно это сделать не только с верхней одеждой, а со всей. Разложите в карманы записки с вашими контактами. Нелишне будет в них указать на всякий случай, какие препараты регулярно принимает ваш родственник.
  • Установите датчики на входную дверь – в этом случае вы будете знать, если он вышел из квартиры и у вас будет информация о том, когда он это сделал.
  • В доме, где живет человек с деменцией, не будут также лишними дымоуловители и датчики утечки газа и воды.
  • Регулярно проверяйте, помнит ли он свое имя и адрес.
  • Если пропал человек, не медлите, сразу обращайтесь в полицию (112, 102) и в «Лиза Алерт». Необходимо начинать поиск как можно раньше – чем позже вы начнете, тем дальше он уйдет или уедет с помощью других людей.
  • Когда поисковики ищут людей с потерей памяти, они исходят из того, что эти люди часто отправляются туда, где они давно не живут и не работают, поэтому могут спрашивать «странные» вещи: где он жил много лет назад, где работал, не говорил ли о том, что хотел бы туда отправиться, вместо того чтобы бросаться и искать его – но это и есть алгоритм поиска людей с потерей памяти и ментальными расстройствами.
  • Берегите друг друга и всегда верьте в то, что пропавший найдется, не опускайте рук.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Разработанный РПЦ школьный курс «нравственных основ семейной жизни» могут сделать обязательным уже в ноябре Ассортимент оборудования для непрерывной подачи электричества В Бурятии нашли буддийскую святыню, исцеляющую болезни ушей Тяжело больной сатирик Задорнов отказался от «эпатажного заигрывания с язычеством» в пользу православия Краснодарского студента, загасившего сигарету об икону, оштрафовали на 30 тысяч рублей

Православная лента