«Фраза “Да нет” любого иностранца должна приводить в ступор»

13.06.2018 9:10 4

«Фраза “Да нет” любого иностранца должна приводить в ступор»

Balalaika, babushka и Ален Делон, который не пьет одеколон. Автор двуязычного ироничного словаря «Россия. Russia» Алексей Михеев – о том, как слова заново открывают нашу страну иностранцам и самим россиянам.

Издательство «Словари XXI века» выпустило двуязычный словарь Алексея Михеева «Россия. Russia». По словам автора, этот словарь откроет Россию и для иностранцев, и для самих россиян. В интервью Ксении Турковой автор рассказал об идее словаря и о том, зачем его читать русским и иностранцам.

Кому помогают «двойные агенты»

– Словарь не случайно выходит прямо перед Чемпионатом мира по футболу? У вас была задача заинтересовать иностранцев русским языком?

«Фраза “Да нет” любого иностранца должна приводить в ступор»

Алексей Михеев. Фото: Владимир Новиков / gramota.ru

– Вообще-то, он был практически готов еще 2,5 года назад. Словарь представляет собой сборник статей из блога «Двойные агенты русского языка» – рубрики, которую я вел несколько лет подряд на портале Russia Beyond the Headlines (онлайн-проект «Российской газеты» для иностранцев, желающих лучше узнать Россию. – «Правмир»). Так что его выход непосредственно перед чемпионатом – это скорее удачное совпадение. Я бы не сказал, что футбольные болельщики – это прямо-таки целевая аудитория. Никакой специфически полезной информации для них словарь не содержит. Впрочем, там есть статья про русские тосты, она может пригодиться! Из нее иностранцы наконец узнают, что у нас нет тоста «На здоровье!» Вообще это словарь двойного назначения. Я в аннотации написал: русские в нем узнают себя, а иностранцы – русских. Собственно, поэтому он билингва.

– Кто такие «двойные агенты русского языка»?

– Двойными агентами в русском языке могут быть даже фрукты и овощи!

Иностранец из этого словаря может узнать, почему у нас малина ассоциируется с хорошей жизнью, ананасы – с богатством, клубника – с эротикой и так далее.

А еще он может прочитать, как русские говорят о деньгах, машинах и электронике, узнать десять самых популярных русских слов и значение русских имен и фамилий. Есть, конечно, и статья про алкоголь и то, как мы о нем говорим.

– В каком выражении русский может узнать себя, а иностранец – русского?

– Я говорю скорее не об отдельных выражениях, а в целом о картине мира. Это словарь не сугубо лингвистический, а в первую очередь культурологический: он описывает ту картину мира, которая сложилась в нашей культуре. У россиянина тут должен сработать эффект узнавания (ага, вот у нас это действительно так), а у иностранца – эффект неожиданности (ага, вот у них это, оказывается, так!). Речь тут идет о языке не как инструменте коммуникации, а о языке как системе понятий, разделяемых его носителями.

Важно, конечно, что словарь не претендует на объективную репрезентативность – он ведь авторский, то есть составлен прежде всего на базе интроспекции, анализа той картины мира, которая сложилась за несколько десятилетий в моем собственном сознании – сознании носителя этой культуры, обладающего к тому же некоторыми рефлексивными способностями.

– Почему словарь называется ироничным?

– Прежде всего по интонации, по настроению, с которым писались его статьи. Словарь ведь авторский, а для меня это естественная интонация – даже не столько письма, сколько вообще коммуникации. Ненавижу какой-либо пафос и надувание щек. Первоначально я вообще назвал словарь «Россия для чайников» – есть такая известная англоязычная серия «…for dummies», в которой всякие сложные вещи (типа философских систем) объясняются доступным языком и с большой долей юмора. Вот примерно на такой характер изложения я и ориентировался. Но «чайники» все-таки не прошли, мне пояснили, что туристов в России больше, чем чайников. И хотя я лично в этом сильно сомневаюсь, но на название согласился – впрочем, дополнив его расширением «…и не только».

Язык как среда обитания

– Если бы вы были иностранцем, какое русское выражение из этого словаря удивило бы вас больше всего?

– Конечно же, фраза «Да нет», которая должна приводить любого иностранца в ступор, хотя для русскоязычного человека она естественна и общеупотребительна.

Образцово-показательный вариант этой фразы: «Да нет, наверное» – вообще переворачивает любые представления о рационально-логическом высказывании.

– Какие мифы о русском языке есть у иностранцев?

– Мне сложно ответить на этот вопрос – во-первых, потому что я не иностранец, а во-вторых, потому что никакого обобщенного «иностранца» вроде бы не существует – есть американцы, европейцы, китайцы, африканцы, и мифы у них, думаю, разные.

– Пытаетесь ли вы их развенчать?

– Если говорить о «развенчании», то нужно иметь в виду не столько сугубо язык, сколько некие сложившиеся общекультурные стереотипы. Как говорится, из первых рук про «мифы» я не знаю, но говорят, что в мире есть представление о России как о чем-то мрачном, закрытом, агрессивном и варварском. И если это так, то подобные мифы мне хотелось бы не столько «развенчать» (как раз не люблю такого рода пафосные слова), сколько продемонстрировать альтернативный, позитивный образ нашей даже не просто страны, а целой цивилизации, главная среда обитания которой как раз и есть русский язык во всех его разнообразных проявлениях.

«Фраза “Да нет” любого иностранца должна приводить в ступор»

– Если иностранец попросит объяснить, что главное в русском языке, как вы ответите на этот вопрос? Можно ли вообще сформулировать основную идею русского языка?

– На мой взгляд (который, собственно, и представлен в этом словаре), основная идея русского языка состоит в том, чтобы обустроить комфортную границу между собой и миром, дистанцироваться от той реальности, которая несет в себе массу самого разного негатива.

Мне кажется, что в фундаменте русского национального характера лежит смирение, принятие мира как он есть, понимание бесперспективности всякого рода социальных перемен. И язык в этом смысле становится территорией свободы и творчества.

Все языковые игры и семантические сдвиги представляют собой обустройство того ментального пространства, в котором и находится истинный пласт бытия.

– Будет ли у словаря продолжение? Если да, какие выражения могут в нем появиться?

– Пока продолжения я не планирую. Однако объективно, конечно же, словарь – это открытая система, и он вполне может дополняться и расширяться. Но перспективным здесь мне кажется не столько тематический вектор, сколько поколенческо-авторский. Так, в моем собственном языковом сознании в большой степени еще присутствует советское прошлое: отсюда, например, статьи типа «Очередь, дефицит, авоська» – с реалиями, которые уже практически не актуальны. А вот какого-то рода продолжение хорошо бы написать тем молодым лингвистам-культурологам, в сознании которых отражена новая система реалий. Ведь мы живем в динамичном мире, и наблюдать за изменениями в языке и культуре, осознавать и фиксировать их – это самое интересное.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В Крыму освятили Андреевские флаги кораблей Черноморского флота Кемеровчан переполошил автомобиль с черными крестами на дверях, брошенный поперек дороги напротив Знаменского собора (ФОТО, ВИДЕО) Российские мусульмане предлагают охватить религиозными курсами как можно больше школьников, освободив от этого только самых младших Главный раввин России призвал сделать акцент на позитиве в честь Хануки Министр иммиграции Дании опубликовала в соцсетях карикатуру на пророка Мухаммеда в пику датскому музею

Православная лента