Когда дети говорят: “Взорвал бы я эту школу!”

19.01.2018 17:55 2

Когда дети говорят: “Взорвал бы я эту школу!”

Когда дети из внешне благополучных семей угрожают взорвать школу, а она продолжает быть источником тяжелых конфликтов — можно ли помочь детям, только лучше охраняя их, рассказывает педагог Ирина Лукьянова.

15 января в школе в Перми два 16-летних подростка напали с ножами на младшеклассников и их учительницу. 19 января похожий случай произошел в школе в Бурятии: от рук школьника пострадали пять человек.

Школа не умеет работать с конфликтами

Ирина Лукьянова

Когда речь идет о нападениях в школе, работает закон парных случаев: что-то случилось в одном месте, поднимается шум, вскоре то же самое происходит в другом месте.

Разумеется, дети узнают о том, что “так тоже можно” не только из телевизора. Но считать, что это спланированная серия атак, координируемая кем-то через интернет – это, мне кажется, поиск простых решений в сложной ситуации.

Причин здесь много. Одна из главных – это внутренний мир мальчика-подростка. Почти во всех известных случаях на школу нападают мальчики подросткового возраста. И, как правило, мальчики, находящиеся в состоянии затяжного конфликта с окружающими.

То, что нынешняя школа – это территория конфликта, я начала писать давным-давно: чуть ли не 10 лет назад была серия статей на тему «Школьная конфликтология». Современная школа вообще не умеет работать с конфликтами, разрешать их. Школьные психологи абсолютно бессильны, и конфликт иногда зреет годами.

Какие-нибудь службы примирения – это вообще очень редкое явление в школах, хотя они абсолютно необходимы.

Это отчасти и общественная проблема, что люди не умеют разрешать конфликты никакими иными способами, кроме насилия.

Для человека возможны только два выхода: либо заставить принять кого-то мою точку зрения, либо отомстить, если мне не удалось настоять на своем. И главными мотивами поведения становятся ненависть и месть.

Подросток остается наедине с собой

Соцсети тут не первопричина, а следствие. Силовики начинают искать связь через соцсети, какой-то общий заговор. Разумеется, дети все это откуда-то вычитывают. Если мы вспомним стрелка в Ивантеевке – он очень интересовался резней в школе «Колумбайн» и даже взял себе никнейм по имени одного из нападавших.

Психологи, которые занимаются этой проблемой, давно знают, что такие подростки копируют друг друга.

Подростковая культура вообще построена на подражании кому-то, кто кажется очень крутым.

Вот в таких случаях подросткам кажутся очень необыкновенно крутыми школьные стрелки.

У такого подростка нет крепких связей ни с какими окружающими. Он оставлен наедине с самим собой, со своим внутренним миром, со своими кровавыми фантазиями.

И продолжает в него погружаться, и если ищет, то находит массу специфической информации по этой теме в соцсетях, погружается в особую субкультуру (кто-то увлечен темой школы “Колумбайн”, кто-то интересуется оружием, кто-то взрывным делом, кто-то фашизмом; говорить о единой субкультуре, мне кажется, вряд ли возможно).

Система безопасности проблему не решает

Основные предложения по решению этой проблемы, как правило, сводятся к тому, чтобы укрепить систему безопасности в школах. Хорошо. Поставить металлоискатели? В школу и сейчас достаточно трудно попасть любому взрослому со стороны.

Ну, будет трудно попасть и детям, наверное. Но ведь это не исключает каких-то других способов.

Кто захочет, все равно бутылку с «коктейлем Молотова» сможет пронести, даже если мы поставим в каждую школу такую же систему безопасности, как в аэропорту.

Здесь далеко не все решается через проблемы безопасности. Прочитала в новостях, что в Перми, когда маме мальчика, который напал на школу, позвонили и спросили, приедет ли она в больницу к сыну, она сказала: «А зачем?».

Мы не знаем, что происходило в семье, но это явное свидетельство внутреннего неблагополучия. У ребенка нет взрослых, к которым он был бы привязан, с кем его бы связывали теплые отношения, ему не кем дорожить.

В ряде случаев школьной бойне предшествовала история школьной травли. Школа не умеет с этим справляться.

Когда дети говорят: “Взорвал бы я эту школу!”

Фото: securityri.com

Родители не знают, что делать, но помощи семьям нет

Важно не упускать этих детей, знать какие фантазии они вынашивают, вовремя обращаться за профессиональной помощью и понимать, что школьный психолог в таких случаях в одиночку справиться с проблемой не сможет, нужна серьезная профессиональная помощь.

Важно налаживать систему психиатрической помощи детям и подросткам. Родители боятся психиатров, но даже если ребенок состоит на учете у психиатра – совершенно не факт, что он получает нужную помощь.

Состояние детской и подростковой психиатрии в стране – это отдельная грустная тема.

Дети, которые нападают на свою школу, обычно неуравновешенны, у них есть отклонения в поведении, есть проблемы в отношениях с окружающим миром, часто они не получают никакой помощи, потому что семья как-то не увидела здесь никаких оснований для беспокойства.

И всегда после такого пишут, что подросток рос в благополучной семье. Это обычно значит, что семья непьющая, не антисоциальная. А когда начинаешь смотреть, какие там действительно были отношения у ребенка с родителями, то отношения могут быть очень сложными. Бывает, что родители просто не знают, что делать со своим ребенком, но службы помощи семьям у нас тоже нет.

Что делать, я не знаю. В чужую голову не пролезть, на воротах в школе не поставить инструмент, сканирующий мозги. А если и поставить, то он будет пищать все время: многие дети идут в школу с ненавистью и отвращением.

И вот что делать с этим состоянием, когда даже благополучные дети говорят: «Взорвал или поджег бы я эту школу!». Сколько детей такие мысли вынашивает. Другое дело, что обычно дети в состоянии с этими мыслями справиться, а не погружаться в них все глубже.

Детей с детства не учат разрешать конфликты

К сожалению, школа действительно продолжает быть источником тяжелых конфликтов – между детьми и учителями, между детьми и родителями. И снимать внутреннее напряжение в школе абсолютно необходимо, а вот как это сделать – это действительно вопрос для отдельного исследования.

Но это проблема и всего общества, потому что в обществе очень высокий уровень агрессии друг к другу и очень низкое умение справляться с конфликтами никакими иными способами, кроме силовых. У нас детей вообще с детства не учат никаким способам разрешения конфликтов. Да и взрослые это не умеют делать, не только дети.

Как у нас воспитание строится? «Он меня обидел». – «Иди и дай сдачи».

У нас детей отдают на разные единоборства, чтобы они умели за себя постоять. И если человек чувствует себя абсолютно беспомощным перед учителем, который ставит ему двойку, он пойдет и будет за себя стоять таким идиотским способом.

Давным-давно пора на общегосударственном уровне думать не только военно-патриотическом воспитании или духовно-нравственном, а просто о воспитании способности людей мирно уживаться рядом друг с другом, разрешать конфликты разговорами, а не кулаками.

Я уже стопятисотый раз говорю о том, что нужно учить детей и взрослых мириться, друг другу не мстить, понимать друг друга. Это базовые человеческие умения, которыми надо владеть с дошкольного детства. Ну да, он меня обидел – если не побить, то что еще можно сделать?

Когда дети говорят: “Взорвал бы я эту школу!”

Фото: mp.kg

Общество не может предложить ничего, кроме идеи мести

Я уже сказала, что подростковая культура в высшей степени подражательна, и для подростка свойственно выбирать себе героя. И то, что их героями становится подростки, напавшие на школу «Колумбайн» и у них нет других героев, на которых они могли бы ориентироваться, – это тоже серьезная проблема.

Здесь ощущается явный недостаток других моделей поведения, и общество ничего предложить не может, кроме модели разрушительной, кроме фигуры великого мстителя, который пришел и всех истребил.

Идея тотальной мести не может быть идеей, на которой строится культура. А у нас к сожалению, есть культура мести, культ силового разрешения конфликтов, оружия.

Но у подрастающего поколения должны быть какие-то другие, даже не идеалы, а ролевые модели, потому что если все больше мальчиков начинают выбирать в качестве модели мстителя, то это плохо.

И это даже не государственных масштабов проблема, потому что если государство начнет предлагать школьникам идеи в рамках государственной молодежной политики, то получится казенная ерунда. Как правило, здесь у государства грация танцующего бегемота.

И то, что у молодежи недостаточно способов приемлемой социальной самореализации – это тоже большая проблема, но это тема отдельного разговора.

Записала Надежда Прохорова

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

СПЧ попросил Генпрокуратуру проверить законность преследований «свидетелей Иеговы» Как произвести на клиента наилучшее впечатление Квалифицированный адвокат по уголовным делам В Швеции люди в масках забросали синагогу «коктейлями Молотова» В РПЦ назвали преступлением перед богом и народом греческий закон о смене пола с 15 лет

Православная лента