«Забеременев – рожай!» Никто не спорит, но почему такой тон?

11.01.2018 18:53 6

«Забеременев – рожай!» Никто не спорит, но почему такой тон?

Социальная реклама против абортов – это сплошной хамский тон, запугивания и обвинения. Ксения Кнорре Дмитриева придумала свои слоганы по теме и напомнила о мужской ответственности. Как говорится, «будь мужчиной – забеременев, рожай!»

Большинство кампаний против абортов строится на обвинении

«Забеременев – рожай!» Никто не спорит, но почему такой тон?

Ксения Кнорре Дмитриева

Мало какая социальная реклама раздражает меня так же, как регулярно проводящиеся на улицах города кампании против абортов. И, разумеется, вовсе не из-за их базовой идеи о недопустимости абортов.

Во-первых, почему-то авторы всех этих текстов считают необходимым тыкать своей потенциальной аудитории и говорить с ней тем безапелляционным плакатным тоном, который хорошо нам знаком по советским временам («Береги хлеб – в нем труд хлебороба», «Молодежь! Настойчиво овладевай знаниями!») и который у большинства ничего, кроме отторжения, не вызывает. «Забеременев – рожай!» – по-хамски требует плакат, который одно время встречался на подмосковных трассах едва ли не чаще, чем автобусные остановки.

Большинство этих кампаний строится на обвинении, шокировании, на чувстве страха потенциальных матерей. «Аборт – это узаконенное убийство» и фотографии, такие, от которых, например, у матерей, не являющихся потенциальной аудиторией, встают дыбом волосы.

В моем представлении адекватная кампания против абортов – это не запрет, не обвинение, не шок – это поддержка, разговор о позитивных сторонах материнства. И придумать такие рекламные плакаты могу даже я, прямо сейчас, не вставая со стула.

«Я счастлива, что передумала»

Например: «Ни одна мать, передумавшая сделать аборт, не пожалела о своем решении» – и фото счастливой мамы с ребенком. Или: «Даже незапланированный ребенок – это чудо, радость и счастье мамы». Еще вариант: фото мамы с ребенком и подпись: «Три года назад (пять, десять, двадцать пять, сорок лет назад) я хотела сделать аборт. Я счастлива, что передумала». Или: «Меня зовут Лена. Пять лет назад я хотела сделать аборт, но поняла, что не могу. Теперь у меня счастливая семья».

Еще одна идея: написать женщине, где и как ей искать помощь в этой ситуации, когда все против нее: «Найдите хотя бы одного человека, который поддерживает ваше желание оставить ребенка, и попросите его быть рядом»… Да или просто: «Если вы решили не делать аборт, здесь вам помогут» – и список служб, фондов и сайтов, где женщина может найти нужную информацию.

Если я посижу еще, я напишу еще с десяток вариантов.

И они будут играть не на чувстве вины и не на ужасе женщины от того, что ей рассказывают, как ее ребенка разрывают на части, а на том, что действительно работает: на будущем счастье, на том, что ей не придется жалеть о сделанном всю оставшуюся жизнь, на том, что сегодняшние трудности временны.

Он ей уже все сказал или просто ушел

Когда я вижу надпись «Забеременев – рожай!», у меня возникает только один вопрос: люди, а вам не кажется, что не следует всю ответственность за аборт перекладывать на женщин? Безусловно, решение принимает она, но сколько из них делают это после того, как будущий отец сказал:

– Нам еще рано.

Или:

– Ты можешь его оставить, но тогда я уйду.

Или:

– Я не готов.

Или:

– Нам надо сначала купить квартиру.

Или:

– Не будь дурой, при современном уровне развития медицины это все делается за пять минут и без последствий.

Или:

– Прервешь беременность – останусь.

Или он просто ушел. Или исчез еще до того, как стало известно о беременности, даже и не подумал поинтересоваться, не наступило ли логичное последствие его короткого присутствия в жизни этой женщины.

Однажды я где-то читала историю, как мужчина умолял женщину оставить ребенка, в ногах валялся, но она осталась непреклонной, не помню, почему. Давно и одну. А такие истории, в которых фигурируют перечисленные выше реплики, я читаю и слышу гораздо чаще. Более того, они, независимо от исхода, даже как бы нормальны и привычны. И общество в этих ситуациях легко оправдывает мужчину, который даже чисто биологически несет равную ответственность за наступление беременности (хотя в других случаях это же общество наделяет его гораздо большей, чем женщину, ответственностью), но беспощадно к женщине: «головой надо было думать», «сама виновата».

Почему наше общество считает женщину на 100% ответственной за то, за что должны отвечать оба? Почему я ни разу в жизни не видела плаката «Если твоя девушка забеременела, сделай так, чтобы она родила»? Или, придерживаясь принятой в этом жанре стилистики: «Будь мужчиной! Не доводи до аборта!», или даже (почему бы и нет) «Будь мужчиной – забеременев, рожай!»

Я ни разу не слышала о мужчинах, которые плачут по ночам, думая о неродившемся ребенке, и не раз слышала о таких женщинах. Я не говорю, что их не бывает, но очевидно, что их значительно меньше. Почему?

Почему женщину за внебрачного ребенка издревле осуждают, закидывают грязью и даже лишают жизни, а мужчина тут вроде бы как вообще ни при чем?

Почему девочке с ранних лет внушают, что «принести в подоле» – это ужас, кошмар и позор, а мальчикам в лучшем случае объясняют, что незапланированная беременность их партнерш – это «проблема, которую придется так или иначе решать»?

«Девочки, запомните: обычный человеческий плод»

…Летом накануне выпускного класса нам было по шестнадцать-семнадцать лет, и мы с учителями поехали в Питер. Белые ночи, Виктор Цой, родные учителя, любимые друзья; мы, молодые и счастливые, уже вовсю влюблявшиеся и расстававшиеся, серьезно, навсегда, очень по-взрослому, как нам тогда казалось.

Одна из экскурсий была в Кунсткамеру. Естественно, мы, толпа великовозрастных балбесов, вели себя умеренно безобразно: скучали, острили, слонялись по музею, трепались. Это продолжалось до тех пор, пока к нам не подошел наш учитель физики и не попросил всех девочек собраться и подойти к нему. Мы, заинтригованные, собрались. Андрей Юрьевич повел нас куда-то, и мы послушно шли за ним мимо заспиртованных экспонатов, пока не оказались перед колбой, в которой был маленький хорошенький ребеночек, очень похожий на обыкновенного младенца.

– Я хочу, чтобы вы внимательно посмотрели на то, что вы видите, – сказал он. – Это обычный человеческий плод. Запомните, пожалуйста, как он выглядит, и вспомните его, если вдруг когда-нибудь задумаетесь о том, чтобы сделать аборт.

Спасибо вам за этот самый короткий урок, Андрей Юрьевич. Я очень надеюсь, что вы потом подвели к тому же самому экспонату и наших мальчиков.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Украина и Константинополь подписали соглашение о сотрудничестве, сделав еще один шаг к автокефалии Похоронный дом для достойных проводов Полуголая активистка Femen задержана полицией Ватикана за попытку выкрасть Младенца Христа из вертепа (ВИДЕО) В РПЦ призвали защитить студентов от «заражения» ваххабизмом с помощью обязательного изучения теологии В поджоге церкви XVIII века в Карелии подозревается 15-летний школьник-сатанист

Православная лента