“Мы хотя бы спирали ставим, а где-то их просто стерилизуют”

22.11.2017 21:42 1

“Мы хотя бы спирали ставим, а где-то их просто стерилизуют”

Ментальные инвалиды хотят и могут иметь здоровых детей, и по закону имеют на это право. Почему их продолжают подвергать насилию и принудительным операциям, рассказывают волонтеры и правозащитники.

В конце прошлой недели в Уфе начался суд над заведующей гинекологическим отделением 13-й городской больницы Ириной Мильман. Гинеколог провела стерилизацию недееспособной девушки по просьбе ее опекуна, чтобы та никогда не смогла иметь детей. По законам РФ, такую процедуру недееспособному человеку можно провести только по решению суда.

«Правмир» обсудил с экспертами вопрос насильственных абортов и стерилизации людей с ментальными и психическими заболеваниями. Наши собеседники говорят, что такая практика существует, но в основном в поле зрения попадают злоупотребления в психоневрологических интернатах. Кому нужны дети душевнобольных и инвалидов, и что делать с их сексуальной жизнью?

Следователи повели себя человечно

Сама операция произошла два года назад, но уголовное дело дошло до суда только сейчас. Ирина Мильман обвиняется по статье «Халатность, повлекшая причинение тяжкого вреда здоровью». Свою вину врач не признала. За «помощь» опекуну ей грозит до 5 лет лишения свободы.

Операцию гинеколог провела по всем правилам, к ее качеству претензий нет. И если у следователей претензии чисто законодательные, то у части общества – этические. Под новостью на сайте НТВ – комментарий пользователя: «Оставьте врача в покое, знатоки законов! Вы видели, какие детки рождаются у больных на голову».

В этой истории удивительно то, что, несмотря на одобрение обществом таких действий медиков, следователи повели себя человечно и довели до конца дело, где речь идет о защите прав человека, который сам за себя постоять не может.

Подробности истории не разглашаются. В некоторых источниках указывается, что пациентка несовершеннолетняя. По информации сайта НТВ, девушку попытался изнасиловать сосед, и опекунша, родная тетя, обратилась с заявлением в полицию и к врачам для «радикального» решения вопроса.

Следователи об операции узнали случайно, когда потерпевшая обмолвилась о ней. Это открывает вопрос о том, сколько еще опекунов недееспособных взрослых просто идут и оплачивают подобные операции в платных клиниках, ведь нередко врачи просто не осведомлены о том, что в случае отсутствия дееспособности пациента недостаточно только согласия опекуна.

Случаев публичных судебных разбирательств по поводу незаконной стерилизации до этого момента было не так уж много. В 2011 году пациентка Волжского ПНИ в Волгоградской области сумела восстановить дееспособность и по суду взыскать с учреждения за операцию, сделавшую ее бесплодной, компенсацию в полмиллиона рублей.

За год до этого, в 2010 году в Прикамье по делу о стерилизации пациенток был осужден бывший директор психоневрологического интерната Григорий Банников (по статье «Превышение должностных полномочий» и части 1 статьи 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями»).

“Мы хотя бы спирали ставим, а где-то их просто стерилизуют”

Банников получил два года лишения свободы с испытательным сроком 1 год за аборты и стерилизацию трех пациенток с диагнозом «олигофрения». Женщины находились на 20-22-й неделях беременности. Причем сообщается, что первоначально пермскому омбудсмену было известно о 14 случаях, но довести до суда удалось только три.

Стерилизацию применяют, но доказать это нельзя

Журналист Ольга Алленова в составе общественной комиссии инспектирует психоневрологические интернаты. Она своими глазами видела девушек, которые показывали рубцы на животе. Но доказать стерилизацию практически невозможно.

– Одна сказала, что ей делали кесарево, ребенок умер, и ее стерилизовали. Она сомневалась, что ребенок умер. Психиатр сказал, что у нее шизофрения и она бредит. А проверить нет никакой возможности – медицинские документы «пациентов» не показывают даже группам мониторинга от Общественной палаты РФ.

Мне только однажды показали медкарту одного пациента, и то ничего не разрешили переписывать. Это абсолютно закрытая тема. Мы знаем, что стерилизацию применяют. Но доказать это не можем.

В одном ПНИ летом мне сказали: «Ну мы-то своим хоть спирали ставим, а в ДДИ их просто стерилизуют». И это был очень «продвинутый» ПНИ.

Отдельная тема – принудительные аборты. Тоже знаю только одну историю, в которой мы участвовали. Все остальное – либо верить на слово женщинам в ПНИ, либо их психиатрам.

Правозащитники действительно сталкиваются с практикой стерилизации в ПНИ, подтвердила «Правмиру» клинический психолог, организатор движения «Стоп ПНИ», координатор движения «Волонтеры ПНИ» Мария Сиснёва:

– У девушки наступает беременность, иногда даже желанная. Но администрация ПНИ уговаривает ее дать согласие на аборт. Во время операции заодно проводится и стерилизация. Я сталкиваюсь с этим не только на уровне слухов, но и лично знаю несколько случаев.

По словам координатора, ПНИ считаются местом жительства, при этом по регламенту в этих учреждениях нет комнат семейного типа, а значит, нет условий для того, чтобы растить детей. Но при этом в ПНИ есть люди с той степенью слабоумия, которая позволяет жить самостоятельно с минимальной поддержкой. Юридически никто не может им запретить иметь личную жизнь и детей, но фактически происходит именно так, потому что нет альтернатив, рассказывает Мария Сиснёва:

– Психическое заболевание не является противопоказанием к беременности. У пациентов сохраняется сексуальное влечение и желание иметь детей! Я знаю случаи, когда у людей с психическими отклонениями рождались здоровые дети. Разве в обществе люди с ментальными или психическими отклонениями все по интернатам закрыты?

Если человек имеет определенную интеллектуальную недостаточность – это не предопределяет того, что у него родится больной ребенок. Точно так же, как в совершенно здоровых семьях рождаются дети с серьезной патологией.

Тут нельзя биполярно рассуждать. Основной акцент должен быть сделан на том, что нужна система поддержки.

Также Мария Сиснёва упоминает тяжелых инвалидов с серьезными проблемами в поведении. По ее мнению, им нужно выдавать средства контрацепции: «Это дикость – в XXI веке решать проблему нежелательной беременности абортом и стерилизацией».

“Мы хотя бы спирали ставим, а где-то их просто стерилизуют”

Стерилизация не спасет от насилия

В 2012 году Россия ратифицировала международную Конвенцию о правах инвалидов, в статье 23 которой обязуется признавать «права инвалидов на свободное и ответственное принятие решений о числе детей и интервалах между их рождением и на доступ к соответствующей возрасту информации и к просвещению в вопросах репродуктивного поведения и планирования семьи», а также предоставлять «средства, позволяющие им осуществлять эти права».

Кроме того, страна обязуется организовать все так, чтобы «инвалиды, включая детей, наравне с другими сохраняли свою фертильность». Вместе с тем в Конвенции указано, что «женщины-инвалиды и девочки-инвалиды как дома, так и вне его нередко подвергаются большему риску насилия, травмирования или надругательства, небрежного или пренебрежительного отношения, плохого обращения или эксплуатации».

Интересно, что никто из комментаторов, которых опросил «Правмир», не стал упоминать незащищенность девочек с ментальными и психическими нарушениями в вопросах собственного согласия на половой акт. Вместо этого все отстаивали право инвалидов создавать семьи, хотя поводом для беседы послужила история совсем не о любви. Однако нужно разделять то, что случилось с девушкой, и поступок опекуна и гинеколога, предопределивший дальнейшую ее судьбу. Ведь таким образом (стерилизацией) ее защитили вовсе не от дальнейшего насилия, а от возможности по своей воле иметь ребенка.

“Мы хотя бы спирали ставим, а где-то их просто стерилизуют”

Мария Сиснёва. Фото: Facebook

– Знаете, как это происходит в ПНИ? Приезжает из детского дома молодая симпатичная девочка, это недолюбленный ребенок плюс небольшая интеллектуальная недостаточность. Эти дети, они идут к кому угодно в поиске любви. Если на нее обращают внимание мальчики, а ей хочется привязанности, ласки, то так они и вступают в сексуальные отношения.

Мне никогда не казалось, что это обусловлено лишь инстинктом. Это человек в поисках привязанности. А заканчивается все печально.

В ПНИ живут и молодые люди, им нечем заняться, неужели их энергия не выразит себя? – говорит Мария Сиснёва. – Ну обеспечьте этим людям доступ к противозачаточным средствам! А ведь с ними никто не проводит даже образовательных семинаров.

По мнению Марии, люди с интеллектуальными и психическими особенностями должны иметь возможность строить полноценные отношения, чтобы за это не приходилось расплачиваться абортами и стерилизацией. А если девушка пожелает иметь ребенка, должно быть, как в Европе: специальная программа, где имитируется уход за малышом:

– Кукла «просыпается» каждые 3 часа, просит есть, ее надо пеленать. Потом на основании этого опыта человек может принять сам сознательное решение, справится он или нет. Тема сложная, но западный опыт показывает, что справляются, но с посторонней поддержкой. Тут не просто надо накормить, а сообразить, что у ребенка повысилась температура и не пора ли вызывать врача. Очень хорошую надо иметь концентрацию внимания, чтобы ребенок не оказался в опасности.

Они очень хотели растить детей!

Пока что альтернатива абортам и стерилизации, увы, не найдена. Президент благотворительного фонда «Перспективы» Мария Островская рассказала, что даже в случае создания семьи все может закончиться трагически:

“Мы хотя бы спирали ставим, а где-то их просто стерилизуют”

Мария Островская

– Я знаю случаи, когда дети инвалидов воспитываются в стенах взрослого ПНИ, это, конечно, дикость. Либо их отправляют в детский дом. Не потому, что родители не хотели, а потому, что не имели условий для их воспитания.

У нас был случай, когда пара поженилась, родили одного, потом второго в ПНИ, получили квартиру за пределами интерната. Они очень хотели растить детей! Но закончилось это трагически: дети все-таки оказались в интернатах, потому что никакие социальные службы не помогали им родительские функции реализовать. Они не справились с задачей воспитания, и соцслужбы пришли и изъяли детей. Это очень грустная история.

Однако у ментальных инвалидов могут рождаться здоровые дети. Это, конечно, зависит от причины заболевания родителей. Если это умственные проблемы, связанные с тем, что мать перенесла внутриутробную инфекцию или родовую травму, генетически это никак не передается, и у этих людей рождаются обычные здоровые дети.

Тем не менее, волонтеры не хотят распространять информацию о конкретных историях, потому что «ведут себя дипломатично». Может быть, из-за этого многое и не выносится за стены учреждений. Ясно одно: раскрытие случаев принудительной стерилизации должно быть не делом волонтеров, а делом правоохранительных органов.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Киевский патриарх Филарет готов обсудить объединение с Московским патриархатом УПЦ с оговоркой: «Мы за диалог, а они говорят о каком-то вхождении» Рахмон по случаю Курбан-байрама призвал таджиков не излишествовать в еде и не отставать от технического прогресса В Нидерландах решили не наказывать создателей порно в церковной исповедальне В Ленобласти около тысячи верующих два часа ждали прилета на вертолете патриарха Кирилла Миллионы христиан поклонялись не тем мощам, заявили раскопавшие настоящую могилу св. Николая археологи

Православная лента