Что вкуснее: шаурма или шаверма?

03.11.2017 9:16 0

Что вкуснее: шаурма или шаверма?

Губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко на прошлой неделе имел неосторожность назвать шаверму — шаурмой.

Упущение: «шавермы» нет в словарях

«Прокололся! Мы так и знали, что он засланный!» – тут же появились комментарии в фейсбуке. Петербуржцы в ужасе переспрашивали: «А парадные он подъездами случайно не называл?!» Самые внимательные нашли еще одну леденящую кровь улику: пирожки или пончики вместо пышек. Никогда еще Штирлиц не был так близок к провалу, резюмировало фейсбук-сообщество и хотело было привычно переключиться на другие интересные темы…

Но буквально на следующий день новость получила развитие. Депутат петербургского Заксобрания Алексей Цивилев написал письмо в Московский институт языка имени Виноградова с просьбой включить в орфографические словари слово «шаверма».

«То, что слово “шаурма” есть в словарях, а слова “шаверма” – нет, я считаю упущением», – сообщил парламентарий журналистам и заверил их, что будет «бороться за шаверму».

Впрочем, вступать с ним в этот неравный бой никто и не собирается. Лингвист, автор книг о русском языке Ирина Левонтина пояснила журналистам, что депутаты к содержанию словарей отношения не имеют и повлиять на него не могут – это дело авторского коллектива.

При этом сама Левонтина добавила: «С моей точки зрения, при составлении достаточно больших толковых словарей русского языка (скажем, на 50 000 слов) было бы правильно включать такие слова с указанием региона бытования».

Особый петербургский патриотизм

Петербургский вариант «шаверма» считается местной достопримечательностью – так же, как поребрик, булка, парадное и бадлон. Питерский словарь как предмет особой гордости даже изображают на сувенирах для туристов: в книжных магазинах Петербурга можно найти набор шоколадок в виде словаря. Именно поэтому московская «шаурма» из уст петербургского губернатора прозвучала как покушение на идентичность.

Петербуржец, доктор филологических наук, автор «Большого словаря русской разговорной речи» Василий Химик говорит, что это особый петербургский патриотизм, противопоставление Москве и москвичам: «Поэтому, я думаю, так чувствительно восприняли Полтавченко. В словарь, думаю, надо включать оба варианта, с пояснениями. Между прочим, я слышал “шаверма” и в Москве тоже, и в других городах случалось встречать. По моему ощущению, победит “шаверма”», – заключает он.

С ним соглашается и петербургский литератор, публицист Аглая Топорова. По ее мнению, шаверма «даже звучит как-то приличнее, чем шаурма». При этом местной гордостью, такой же, как парадное и поребрик, она шаверму не считает. «В начале 90-х, когда она появилась, она называлась именно так – шаверма, – вспоминает Топорова, – и изначально она была “шавермА”, а теперь ее все чаще произносят как “шавЕрма”. Я считаю, что региональные слова должны попадать в словари – с пометами, в каком регионе и как они произносятся. В Петербурге есть несколько слов, по которым сразу вычисляют, местный человек или нет. Правда, сейчас специфически питерских слов осталось мало, по сравнению с тем, что было в моем детстве. Все накрыло интернетом».

Что вкуснее: шаурма или шаверма?

Фото: tema.ru

Богатство языка или мусор, с которым надо бороться?

Впрочем, виноват не только интернет. В Москву и Петербург региональные слова «приезжают» вместе с их носителями – жителями других регионов – смешиваются со столичной лексикой и становятся системой распознавания «свой-чужой».

Жители Сибири узнают друг друга по «мультифорам» (прозрачный файл) и «вехоткам» (мочалкам), волгоградцы – по «грядушкам» (так в этом регионе называют спинку кровати), а псковитяне – по «диянкам» (варежки, от слова «надевать»). При этом, как правило, один регион не знает диалекта другого.

На школьных уроках русского языка о региональных различиях не рассказывают, а кто-то вообще считает их не богатством языка, а тем, с чем надо бороться как с недостаточно «столичными» и недостаточно «литературными» проявлениями.

Если бы все эти слова действительно появились в больших толковых словарях, это могло бы помочь жителям разных городов узнать друг друга лучше.

«Мне как сибирячке, конечно, будет приятно, если слова “мультифора”, “вехотка”, “летник” попадут в толковые словари (они, на мой взгляд, этого вполне заслуживают), но все же определение критериев вхождения слова в толковый словарь и окончательное решение должны остаться за учеными», – говорит руководитель проекта «Тотальный диктант», жительница Новосибирска Ольга Ребковец.

Однако, по ее словам, если рассматривать словари как прикладной инструмент для «пользователя языка», то все-таки нужно руководствоваться функцией слова, а не чьим-то интересом, лояльностью или креативом.

Лекарство от столичного высокомерия

Впрочем, и сейчас регионализмы попадают в нормативные словари – в тех случаях, когда такие слова осознаются как уже распространившиеся за пределы узкого региона (например, если часто встречаются в медийных текстах).

Что вкуснее: шаурма или шаверма?

Светлана Друговейко-Должанская

«Однажды мне понадобилось найти в МАСе (Малом академическом словаре) все названия обуви – и обнаружилось, что среди них есть несколько слов с пометой обл.: коты, постолы, черевички… – рассказывает преподаватель кафедры русского языка филологического факультета Санкт-Петербургского университета, научный руководитель интернет-портала «Культура письменной речи» (gramma.ru) Светлана Друговейко-Должанская.

Она отмечает, что слово «коты» МАС фиксирует с ударением на окончании. Именно такую форму предпочитают поэтические произведения: Идет он густою тайгою, / Где пташки одни лишь поют, / Котел его сбоку тревожит, / Сухие коты ноги бьют (песня «По диким степям Забайкалья»).

«А вот поселок на берегу Байкала, где мне случилось побывать, именуется Большие Кóты – и здесь ударение на корне, хотя происхождение этого топонима связано именно с названием обуви. Получается, что регионализм коты в литературных текстах закрепился в форме кóты – и можно предположить, что именно последняя форма ему была бы предписана как нормативная», – говорит лингвист.

Как петербурженка, она тоже «голосует» за шаверму. По мнению Светланы Друговейко-Должанской, именно у этого варианта больше шансов стать нормативным. Объяснение простое: его фонетическая форма лучше соответствует законам русской речи, которой не свойственно скопление гласных. «Недаром в молодежном жаргоне и шаурму, и шаверму чаще всего именуют шавухой», – отмечает она и добавляет: «А вообще в Питере уверены, что шаверма вкуснее шаурмы!»

Лингвисты говорят: слова с разным «вкусом» в больших толковых словарях – хорошее лекарство от столичного высокомерия и способ понять, что региональные варианты не обедняют, а обогащают язык.

Она считает, что шаверму не только удобнее произносить – она вкуснее, чем шаурма.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Турецкая полиция сорвала сделку по продаже 700-летней Торы У мусульман наступил новый 1439-й год по хиджре Широкий ассортимент гранитных изделий Мордовские заключенные приняли участие в конкурсе по иконописи Римско-католические богословы и священники обвинили Папу Франциска в ереси

Православная лента