“Дверь эвтаназии распахивается все шире”. Почему общество больше не хочет обсуждать страдание

14.02.2019 13:52 0

“Дверь эвтаназии распахивается все шире”. Почему общество больше не хочет обсуждать страдание

“Когда-то это была щелочка для терминальных больных, теперь дверь сняли с крючка, и она распахивается все шире. Сегодня эвтаназия применяется не только к терминальным пациентам, но и к тем, кто страдает деменцией или просто устал от жизни. Но эвтаназия при деменции ни что иное, как способ решения проблемы ухода за пациентом”. Об эвтаназии, ее последствиях для общества, об этических вопросах и критериях умирания, значении смерти с духовной точки зрения, ученые и богословы говорили на международной конференции «Смерть и умирание в технологическом обществе: между биомедициной и духовностью». Организаторами мероприятия выступили Отдел внешних церковных связей Московского Патриархата, Папский совет по содействию христианскому единству, Общецерковная аспирантура и докторантура имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия и Папская академия жизни.

Лишь 50% россиян знают, что такое эвтаназия. Такие данные недавно опубликовал ВЦИОМ. Столько же наших сограждан одобряет добровольный уход из жизни людей, болезнь которых сопровождается сильными страданиями. В России эвтаназия запрещена, в отличие от ряда стран Западной Европы, где она легализована более 15 лет назад.

“Общество не хочет обсуждать страдание и организует суицид”

Большинство больниц Бельгии основаны сестричествами, потому носят имена святых. Однако сейчас название больниц уже ничего не отражают: к католической церкви они не имеют никакого отношения. Практически в каждой больнице есть услуга эвтаназии — как части интегративной паллиативной помощи. Некоторые больницы может и хотели бы отказаться от применения эвтаназии, но сделать этого не могут, так как такие поползновения моментально приобретает политический характер, рассказал на конференции священник Гентского университета Берт Вандерхейген.

Эвтаназия была легализована в стране в 2002 году и сначала применялась только к паллиативным больным. В тот год официально было зарегистрировано 209 случаев. Сейчас ”узаконенная смерть” набирает обороты, в 2017 году зарегистрировано уже 2309 случаев. Реальное число пациентов, подвергшихся эвтаназии, неизвестно, так как некоторые врачи не хотят сообщать о ее применении.

В Голландии, где эвтаназия также легализована, число смертей, приходящихся на эту процедуру, составляет 4,4% от общего числа смертей в стране. По мнению священника Берта Вандерхейгена, реальная цифра для Бельгии примерно такая же.

– Когда-то это была щелочка для терминальных больных, теперь дверь сняли с крючка, и она распахивается все шире. Сегодня эвтаназия применяется не только к терминальным пациентам, но и к тем, кто “сильно страдает” и может быть умрет через несколько лет, кто страдает деменцией, кто просто устал от жизни. “Я прожил хорошую жизнь. Этого достаточно”, – говорят такие люди, запрашивая эвтаназию”.

По мнению бельгийского священника, подобные ситуации демонстрируют нежелание общества сталкиваться со страданием, как неотъемлемой частью жизни человека.

– Эвтаназия при деменции ни что иное, как способ решения проблемы ухода за пациентом, — сказал Вандерхейген. – Общество вообще не хочет больше обсуждать страдание и просто организует суицид.

Вандерхейген привел разговор, произошедшей на международной конференции по биоэтике в Роттердаме. Представителю Голландии задали вопрос: “Что вы посоветуете странам, которые хотят ввести закон об эвтаназии?” Сторонник эвтаназии ответил: “Пусть врачи к этому не имеют отношения”. Сегодня все еще врач определяет, попадает ли человек под действие закона об эвтаназии. Защитники же эвтаназии предлагают ввести другую установку: “Я хозяин своей жизни. И если хочу покончить с нею – это мое дело”. По мнению Вандерхейгена, ситуация в Бельгии — лишнее подтверждение тому, как далеко можно выйти за рамки предписанного, когда общество во главу угла ставит индивидуализм.

– Западная Европа чрезвычайно секуляризована, – рассказал священник Берт Вандерхейген, который многие годы оказывает пастырскую заботу тысячам людей. – Религия рассматривается как частное дело и не должна присутствовать в публичном пространстве. Духовность маргинализирована. Высшей ценностью сегодня является автономия человека. Человек – автор собственной жизни. Бог отсутствует в этой парадигме.

Медицина сосредоточена на борьбе с болезнью и смертью, поэтому личность пациента оставляется за бортом. По словам священника, в системе помощи в Бельгии нет места и времени обсудить с пациентами, что с ним происходит, его жизнь диссоциирована от духовности.

Однако ВОЗ подразумевает под паллиативным уходом подход, обеспечивающий улучшение качества жизни пациента и его семьи перед лицом заболевания, несущего угрозу жизни. Подход обеспечивает профилактику и смягчение страдания через грамотную оценку состояния, связанную с болью и физическими страданиями, предполагая в том числе психологическую и духовную заботу о пациенте.

Причинение смерти – преступление и неуважение к Богу

Даже в странах европейской цивилизации христианские символы вытесняются из общественной жизни, сказал на открытии митрополит Иларион (Алфеев). Люди не признают присутствие образа Божия в каждом из нас с момента рождения до его естественной смерти и потому допускают возможность манипулировать чужой жизнью.

– Эвтаназия – преступление человека против самого себя и против общества. Разрешённая в масштабах целой страны она говорит о глобальной духовной болезни. Ее пропаганда способна превратиться в смертоносную государственную идеологию, как только количество людей преклонного возраста станет для страны социальной проблемой, — подчеркнул архиерей. – Таким путем созидается цивилизации смерти вместо цивилизации любви”.

Высказанные главой ОВЦС тезисы нашли подтверждение и в выступлении кардинала римско-католической церкви Курта Коха.

– Сейчас, когда достигнуты большие успехи в медицине и технике, смерть происходит обычно в больнице и по решению врача (врач решает, следует ли прервать лечение или не начинать его), – сказал он. – Мы как христиане знаем, что тело служит человеку для спасения. Но так же нужно подходить и к смерти.

В катехизисе католической церкви эвтаназия признана нравственно неприемлемой, как и любое действие или бездействие, предназначенное для причинения смерти, поскольку “это нарушает человеческое достоинство и является актом неуважения к Богу”.

Даже если смерть неизбежна, нельзя отказывать человеку в уходе – паллиативной помощи, которая по сути и есть особая форма милосердия.

– Каким бы острым ни было состояние человека, – сказал кардинал, – мы должны заботиться о живущем, не пытаясь сократить жизнь, но и не сопротивляясь приходу конца. Этот принцип совпадает и у католиков, и у православных. Достойная смерть подразумевает подготовку к смертному концу. Мы призваны принимать во внимание все духовные аспекты жизни человека. Окруженный христианской заботой, входя в последнюю стадию своей жизни, человек имеет возможность переосмыслить свою жизнь и вступить с ожиданием в Вечность.

Почему паллиативную помощь приравняли к бесполезной деятельности

Биоэтика твердит о выборе человека и необходимости этот выбор защищать, но мало размышляет о смысле и цели человеческой жизни. По мнению римско-католического архиепископа Винченцо Пальи, сегодня “вопрос уже стоит о защите человеческой жизни и сохранения уважения к ней”.

– Сопровождение умирающих – важная тема. Но сегодня медицинская практика (призванная защищать жизнь) оказывается извращена, – выразил свое беспокойство архиепископ . – Прогресс в науке делает лечение главной целью клинического процесса. Врачи все чаще смотрят на уничтожение болезни как на единственную задачу, стараются излечить болезнь любой ценой, а неудачу рассматривают, как поражение медицины”.

Все это, по мнению архиепископа, открывает путь для упрямого и неразумного использования крайних средств медицинского лечения, которые часто причиняют пациенту страдания, без которых можно было бы обойтись.

Главное, увлекаясь процессом, медики забывают о пациенте, о высшем благе для личности, об уважении к человеческому достоинству. “Если нельзя вылечить, это не значит что ничего нельзя сделать”, – сказал архиепископ. Он добавил, что признав фундаментальное обязательство медицины заботиться о страдающем человеке, нельзя сводить это служение к техническому процессу.

По словам итальянского архиепископа, необходимо преодолеть недоразумение, приравнявшее паллиативную помощь к бесполезной деятельности. Ведь паллиативная помощь подразумевается активную холистическую (всецелую) помощь человеку любого возраста, страдающему серьезным заболеваниями, в особенности тому, кто приближается к концу жизни. Главная цель паллиативной помощи – повышение качества жизни больных и их родственников.

– Необходимо, чтобы люди видели, что умирающий не оставлен Богом. Духовная поддержка такого человека должна оказываться до самого его конца, ведь в жизни каждого бывают драгоценные моменты примирения и прощения, – заключил он.

Теперь о смерти стараются забыть

Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон также согласился, что отношение к смерти в обществе за последние годы изменилось.

– Если раньше мудростью считалось помнить о смерти, теперь о смерти стараются не помнить, забыть. Люди хотят сделать жизнь приятной и наполненной удовольствием, вместе с тем совершенно не боятся самовольно прекратить свою жизнь и перейти грань, которая отделяет нас от другого мира. Но эти крайности в отношении к смерти вредят человеческой душе.

В России открывается все больше хосписов и паллиативных отделений, что позволяет получить помощь и не умереть в одиночестве. Но даже здесь, говорит епископ Пантелеимон, человек умирает, окруженный персоналом медучреждений, а не близкими.

Уделить особенное внимание тем, кто готовится к кончине, находится в тревоге, страхе, у кого нет понимания что будет после смерти, призвана в первую очередь Церковь. По словам епископа Пантелеимона, опыт подобного служения в нашей стране не так велик, хотя именно в состоянии болезни человек как никогда восприимчив к проповеди. Он отметил, что в стране как таковых нет больничных капелланов, которые получали бы жалованье от государства, хотя и растет число священников, сестер милосердия и добровольцев, помогающих умирающим людям.

– Задача Церкви не только в облегчении страданий человека, – заключил иерарх, – мы должны помочь человеку понять смысл страданий, и помочь подготовиться к переходу в другую жизнь.

Фото: doctorantura.ru

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Патриарх Кирилл предупредил об опасности отказа от наличных денег Победы дарит онлайн игровой клуб Вулкан Глава УПЦ КП Филарет согласился встретиться с патриархом Кириллом «для переговоров» Экс-настоятель храма в Павловске прыснул перцовым газом в лицо митрополиту и пропал, узнали СМИ В магнитогорском храме молодежь устроила фотосессию с танцами и прикуриванием от свечи

Православная лента