Патриарх Кирилл: Священник не должен выбирать между служением и поиском средств на семью

22.12.2018 1:50 0

Патриарх Кирилл: Священник не должен выбирать между служением и поиском средств на семью

21 декабря. Выступая на ежегодном Епархиальном собрании духовенства города Москвы, Патриарх Московский и всея Руси Кирилл обратил внимание на проблемы семей священнослужителей.

В этом году в нашей епархии случилась ужасная трагедия, когда священник, очевидно — больной человек, чье состояние, судя по всему, не было своевременно диагностировано, совершил убийство своей жены. От всей нашей епархии приношу глубокие соболезнования родным и близким погибшей матушки и молюсь, да причтет Господь ее с праведными и да дарует ей Царство Небесное.

Эта трагедия вновь обращает нас к теме семейной жизни священнослужителей. Одно из свойств современных средств коммуникации состоит в том, что они, обнажая недостатки в жизни общества, которые, быть может, существовали всегда, придают им не вполне соразмерный реальности масштаб. Это верно и в отношении так называемого кризиса священнических семей.

Благодарение Богу, несмотря на сложности, время от времени возникающие в семьях священнослужителей, а нередко это такие же сложности, какие встречаются внутри любой другой семьи, семьи клириков в большинстве случаев сохраняются. Но проблема, тем не менее, нуждается в осмыслении.

В последние два-три года эта тема стала предметом обсуждения с участием архиереев, священнослужителей и их жен, о чем я хорошо информирован. Далеко не со всеми оценками, звучащими в ходе этой дискуссии, можно согласиться, но уже сейчас совершенно очевидно, что недопустимо упрощать проблему, сводя ее к вопросам административного и материального характера или игнорируя влияние этих вопросов на семейную жизнь духовенства.

Мы имеем дело с целым комплексом накопленных не одним десятилетием проблем, среди которых — и общий кризис семьи, и экономические трудности, и, порой, неготовность семей будущих священнослужителей к жизненным обстоятельствам, связанным с принятием главой семьи священного сана, и многое другое.

За последние годы в Первопрестольном граде уже приняты решения, в соответствии с которыми при собеседованиях с кандидатами в священный сан также проходят отдельные встречи Преосвященных управляющих викариатствами с женами ставленников. Разумеется, всех возникающих в будущем проблем это разрешить не сможет, однако порой уберегает от принятия явно преждевременного решения.

Кроме того, как уже отмечалось на епархиальных собраниях прошлых лет, в духовных школах на регулярной основе должны проводиться беседы на темы семейной жизни, воспитания детей, норм общения с лицами другого пола, для чего следует приглашать опытных в семейной жизни священников. Надо подумать и о том, чтобы сведения о христианском понимании брака были включены в учебные программы соответствующих дисциплин в рамках духовного образования будущих клириков — в существующих курсах пастырского богословия, например, эти вопросы пока что освещены недостаточно. Те, кто намерен сделать делом своей жизни служение алтарю Господню, должны иметь осознанное евангельское представление о браке и семейной жизни.

В ходе обсуждения кризисных явлений в семьях духовенства много говорят о материальных и бытовых трудностях. Это справедливо, но и преувеличивать значение этих трудностей не следует. В какой-то степени священнослужители разделяют жребий всего народа, находятся в той же ситуации, что и обычные люди — с подобными трудностями сталкиваются сегодня и миряне любых профессий, а в особенности те, кто, подобно священнослужителям, не могут считать себя вполне свободными в выборе места работы или в поиске средств к существованию, например, военнослужащие, сотрудники правоохранительных органов, врачи и многие другие.

Но все же положение священнослужителей — особое. Из Священной истории мы знаем, что при распределении земель между племенами ветхозаветного Израиля колено Левия, ветхозаветное священническое колено, не получило никакого надела. «Сам Господь есть удел его», — говорит Священное Писание о священнике (Втор. 10:9; Ис. Нав. 10:33 и др.). Таким образом, источник земного благополучия для священника — не труд в привычном понимании этого слова. В этом смысле священник беззащитен, у него нет земных гарантий. Он, в конце концов, живет за счет того, что приносится Богу, с Которым он связан как служитель Божией Церкви — главного и единственного дела его жизни: «Я [Господь] часть твоя и удел твой» (Числ. 18:20). Если так было сказано о ветхозаветном священстве, то еще в большей степени эти слова относятся к призванным к новозаветному священству.

Недопустимо, чтобы в затруднительных обстоятельствах жизни своей семьи священнослужитель оказался в одиночестве перед выбором между жертвой главным делом своей жизни — служением алтарю — и поиском необходимых средств к существованию.

Такое искушение поистине страшно, ведь каждый священнослужитель в глубине сердца понимает: когда им оставляется служение алтарю Господню, основание его жизни рушится. Он вверил себя и жизнь своих близких Богу и Церкви, он надеется на Церковь, и она не должна отказать ему в поддержке. Преосвященным викариям и отцам благочинным поручаю иметь особое о том попечение.

Архиерейским Собором 2013 года принято Положение о материальной и социальной поддержке священнослужителей, церковнослужителей и работников религиозных организаций Русской Православной Церкви, а также членов их семей, а определение Архиерейского Собора 2017 года отмечает необходимость дальнейших усилий епархиальных архиереев по осуществлению мер, предусмотренных этим документом, в том числе через создание и реальную деятельность епархиальных попечительских комиссий. С удовлетворением отмечу, что деятельность попечительской комиссии при епархиальном совете города Москвы в последние годы расширяется, и в идеале должна сложиться ситуация, при которой никто из остро нуждающихся не остался бы за рамками ее внимания.

Кроме того, Архиерейский Собор 2017 года подчеркнул в соответствующем постановлении, что при определении места служения священнослужителя и его материального содержания важно по возможности принимать во внимание состав и численность его семьи. К сказанному Собором я добавил бы, что обстоятельства жизни семей священников и диаконов должны учитываться настоятелями и благочинными также при составлении богослужебного расписания на приходах и при распределении отпускного времени. К примеру, семьи священнослужителей с детьми школьного возраста должны иметь приоритет при выборе времени отпуска в период летних или иных школьных каникул.

На одном из епархиальных собраний прошлых лет мною было предложено Преосвященным управляющим викариатствами приглашать священнослужителей с женами в дни юбилеев или другие памятные для них дни, поддерживать священнические семьи, искать возможности проявлять больше внимания к женам священников. Не следует пренебрегать этой возможностью.

Опыт показывает, что доброе мудрое участие в судьбе терпящей кризис семьи во многих случаях может изменить ситуацию. Однако важно, чтобы такие встречи не оказались формальными. В особенности следует избегать в их организации методов административного руководства. Избыточное внимание к вопросам семейной жизни со стороны начальства порой воспринимается с опаской и недоверием как вмешательство и попытка неоправданного контроля. Деликатность в этой чувствительной сфере не будет излишней.

Особое значение, дорогие отцы и братия, имеет добросердечное внимание друг к другу собратьев по алтарю, тех, кто видит друг друга почти каждый день. Ведь раздор в семье не наступает в одночасье. Разрыв между самыми близкими людьми начинается с охлаждения, угасания любви, нарастающего потока обид и невнимательного отношения друг к другу, а иной раз — просто с усталости, вызванной самыми разными причинами. Видишь помрачневшего собрата — поинтересуйся, что с ним происходит, искренне помолись о нем и его близких, предложи помощь и дружеский совет, даже походатайствуй о нем и его семье перед приходским или епархиальным руководством.

Все высказанные выше соображения не умаляют самого главного и важного. Благополучная семейная жизнь, возрастание во взаимной любви — это христианский подвиг, аскетическая и — в нашем случае — пастырская задача. Все ли наша собратья помнят об этом? Не в забвении ли этих основ находится корень проблемы? Да, кризис в семьях священнослужителей — отражение — слава Богу в меньшем масштабе — подобного кризиса в жизни народа. Но если не знающие Церкви люди сквозь свои трудности нередко бредут без евангельского ориентира, то кому как не священнику должно быть понятно, что кризис в семьях есть в первую очередь аскетическая неудача и грех— грех равнодушия, невнимания, оскудения любви, за которым, увы, порой следует неверность, а порой и ненависть вплоть до готовности поднять руку на самого близкого человека?!

Излишне говорить, что крах семейной жизни священника неизбежно ложится мрачной тенью и на его пастырское служение. Как он будет чистым сердцем служить Церкви Христовой, когда его домашняя церковь распалась?

Обыденному сознанию свойственно судить о христианской аскезе как о каком-то наборе ограничений, пусть даже принимаемых добровольно, как о необходимом средстве обуздания зла. Но ведь за хорошо известными словами Псалмопевца: «Уклонись от зла», — следуют другие: «И сотвори добро, взыщи мира и устремись к нему» (Пс. 33:14). И если о том, как уклониться от зла, мы размышляем и говорим много и охотно, то о второй части этого императива Священного Писания бываем склонны забывать, считая, что благо в нашей жизни совершается само собой. А ведь именно стремление к благу, к миру Христову требует подвижнических усилий обеих сторон супружеского союза и особенно — главы семьи, облеченного священным саном.

Общая молитва, сохранение взаимной любви и возрастание в ней, обретение общего взгляда на мир, способность хранить внимательное, благодарное и признательное отношение друг к другу, великодушное терпение, умение слушать и слышать — все это должно быть содержанием ежедневного духовного подвига священнослужителя и его супруги, причем не только в период становления молодой семьи, но и — это не менее важно — много позже, в годы зрелости и даже в преклонном возрасте.

Мы говорим о жертвенности в пастырском служении. Жертвенность пастыря — это в первую очередь готовность жертвовать собой, своими силами, своим вниманием, своим отдыхом и временем.

Но это не означает, что следует полностью жертвовать ближними! Всегда ли отцы внимательны к своим супругам? Не бывает ли так, что занятый пастырскими трудами священник не смотрит на настроение жены, на ее нужды, не замечает ее усталости, оставляет ее наедине со скукой и однообразием домашних дел? Внимательное и чуткое отношение к прихожанам есть норма пастырского поведения. А ведь не в меньшей мере в таком внимательном и чутком отношении нуждаются домашние священника и в первую очередь — та, кто связала с ним и его служением свою жизнь. Она вместе с детьми — в первых рядах его паствы.

Если учитывать все это, многие из упомянутых выше житейских трудностей не будут иметь рокового характера. Даже вопрос готовности семьи к священству мужа теряет свою болезненность и остроту. Да, не всегда супруга священника или диакона с первых дней может вполне понести связанные с ее положением обязанности и определенные ограничения, действительные или мнимые тяготы. Но там, где есть подлинная общность жизни и не угасает взаимная любовь и привязанность, там рано или поздно формируется и мировоззренческое единство, общий взгляд на вещи, единомыслие и готовность к несению тягот друг друга и исполнению закона Христова (ср. Гал. 6:2).

Традиция избрания на диаконское и пресвитерское достоинство состоящих в браке людей — это не просто древний обычай нашей Церкви. Это свидетельство ее мудрости, вдохновленной Духом Святым; это широко распахнутое окно возможностей для деятельного распространения правды Христовой в мире. Именно поэтому апостол Павел в послании к Тимофею (см. 1 Тим. 3:4) напоминает нам, что способность хорошо управлять своим домом есть один из критериев доброго пастырского служения.

Воспользуюсь случаем, чтобы передать мою глубокую признательность матушкам — супругам наших священников и диаконов, поблагодарить их за молитвы, за деятельную любовь, за преданность Церкви Христовой и своему призванию. Их каждодневный подвижнический труд почти не виден извне, но практически всегда доброе пастырское служение в значительной мере сопряжено с незаметной, подчас молчаливой, но постоянной поддержкой и участием матушки.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

РПЦ про «мощи» Ленина: эта «подмена понятий» для людей верующих очевидна. В Церкви уверены, что в итоге его вынесут и захоронят Путин наградил орденом настоятельницу «пятизвездочного» Покровского женского монастыря Почитаемого в России «святого доктора» Гааза католики причислили к лику блаженных Два митрополита УПЦ лишены сана и преданы анафеме В поджоге церкви XVIII века в Карелии подозревается 15-летний школьник-сатанист

Православная лента