Мертвые греху и живые в Боге, мы сможем сказать: берегитесь, это не игра

04.11.2018 10:32 1

Мертвые греху и живые в Боге, мы сможем сказать: берегитесь, это не игра

«Евангелие этого богача ведь не считает плохим. Говорится, что он жил на земле роскошно, но не сказано, что он был злым или преступным. Но бескорыстное движение сердца показывает его как человека, неугодного Христу!» – проповедь протоиерея Александра Абрамова в неделю 23-ю по Пятидесятнице, празднование Казанской иконе Божией Матери.

Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно. Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях и желал напитаться крошками, падающими со стола богача, и псы, приходя, лизали струпья его. Умер нищий и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово. Умер и богач, и похоронили его. И в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его и, возопив, сказал: отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем. Но Авраам сказал: чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь — злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь; и сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят. Тогда сказал он: так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего, ибо у меня пять братьев; пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения. Авраам сказал ему: у них есть Моисей и пророки; пусть слушают их. Он же сказал: нет, отче Аврааме, но если кто из мертвых придет к ним, покаются. Тогда Авраам сказал ему: если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят.

Лк. 16: 19—31

Мертвые греху и живые в Боге, мы сможем сказать: берегитесь, это не игра

Протоиерей Александр Абрамов

Сегодняшнее евангельское чтение — и о скорбящих, и о радости. Мне много лет было очень тяжело это Евангелие выслушивать и тем более самому читать в храме. Все справедливо, но не оставляет ощущение тяготы от окончательности решения.

Жил богатый человек. У него все было. Жил нищий человек на гноище, псы ему раны зализывали. И вот один попадает в ад, а другого ангелы приносят на лоно Авраама. И богатый человек, находящийся в аду, просит о том, чтобы бедняк Лазарь перешел и хотя бы краем пальца язык бы ему смочил, потому что нестерпимо жарко. И Авраам, отец народов, проявляет тут строгость. «Нет перехода», — говорит он. Нет ни того, ни другого. Нельзя ни от нас к вам, ни от вас к нам. Ничего из этого не получится.

А далее звучит то, на что я, например, много лет не обращал внимания. Только недавно это тронуло сердце: Евангелие этого богача ведь не считает плохим. Говорится, что он жил на земле роскошно, но не сказано, что он был злым или преступным. А следующее движение его души, когда Авраам говорит ему, что его страдание заслуженно и неизбывно, — прямо хорошее, бескорыстное движение. Он заботится о тех своих, кто еще ничего не понимает на земле. «Тогда, — просит он, — если можно, пошли Лазаря, пошли кого-нибудь из умерших, чтобы они моим пяти братьям сказали».

Дальше мы с легкостью можем продолжить разговор о самих себе. У нас много дел, работы, домашних попечений. И все то, что говорит нам Господь через пророков, а то и напрямую, для нас остается вчуже. И так далее.

Но сосредоточимся на просьбе евангельского богача: он заботится о своих, зная, что его собственная участь от этого никак не переменится.

И становится со всей очевидностью ясно, что он — не дурной. И жизнь его, неверная и грешная, обретает новый смысл: раскаянье в последний час. В час, может быть, не земной, но мы не знаем Божьего времени. Бескорыстное движение сердца показывает его как человека, не неугодного Христу!

Писание скрывает от нас, что случилось потом с этим богатым и Лазарем. Но мы понимаем, что жесткость и окончательность этого отрывка — еще ветхозаветные. Еще не распялся Христос, не сошел во ад, не воскрес. Это еще только будет. Еще только предстоит начаться новой истории человеческих взаимоотношений с Богом. Истории, где в наше сердце стучит вопрос прп. Силуана Афонского: разве будет хорошо тебе в раю, если ты знаешь, что кто-то находится в аду? Разве ты сможешь в подобной ситуации спокойно почивать?[1]

Тогда зачем читается это Евангелие? Для чего оно нужно? Чтобы нас настроить на строгий лад? Но Церковь и так это делает довольно часто. Чтобы напомнить нам о том, что мы должны правильно распорядиться земным временем? Но это, в общем, и так ясно. И без такой страшной истории, как история о богатом и Лазаре. Для чего это говорится? А говорится вот для чего, я думаю.

Мы очень часто забываем о том, во что мы были крещены. А апостол Павел говорит: «Если вы во Иисуса Христа крестились, вы в смерть Его крестились. Итак, будьте мертвыми греху, а живыми — Богу»[2]. Эти его слова читаются при совершении таинства Крещения.

И мы, если соблюдаем хотя бы отчасти заповеди Крещения, должны стараться дожить до такого состояния, когда грех станет физически омерзителен, как всякая нечистота. Тогда мы, будучи мертвыми греху и живыми в Боге, сможем и братьев своих предупредить о чем-то.

Исходя из собственного опытного знания, как мерзок грех и как радостно быть с Богом, мы можем сказать: берегитесь, будьте осторожны, это все не шутка, не игра.

Может так оказаться, что пропасть будет великой. И тогда уже ни туда, ни сюда… Но надеемся на великое милосердие Божие, надеемся на то, что Христос сделает нас мертвыми греху, а значит, неуязвимыми. В такой мере, в которой живущий человек может быть неуязвимым перед дьявольскими нападками. Чтобы быть подобными евангельскому богачу в его доброй заботе о тех, кто в ней нуждается. И не быть подобными ему в земном делании. И сподобиться быть со Христом.

Из книги «Жаждущий пусть придет. Беседы на воскресные и праздничные евангельские чтения», вышедшей в издательстве «Никея»

[1] «Есть люди, которые желают своим врагам или врагам Церкви погибели и мук в адском огне. Так мыслят они потому, что не научились любви Божией от Духа Святого, ибо тот, кто научился, будет проливать слезы за весь мир. Ты говоришь, что он злодей, и пусть горит в адском огне. Но спрошу тебя: если Бог даст тебе хорошее место в раю, но ты будешь видеть в огне того, кому ты желал огня мучений, неужели и тогда тебе не будет жалко его, кто бы он ни был, хотя бы враг Церкви? Или у тебя сердце железное? Но в раю железо не нужно. Там нужны смирение и любовь Христова, которой всех жалко» (Архим. Софроний (Сахаров). Старец Силуан Афонский. Писания старца Силуана).

[2] Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни. Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения, зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху; ибо умерший освободился от греха. Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним, зная, что Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти. Ибо, что Он умер, то умер однажды для греха; а что живет, то живет для Бога. Так и вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем (Рим. 6: 3—11).

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Источники: власти в преддверии президентских выборов отложили передачу Исаакиевского собора РПЦ Главу компартии Таджикистана тайно перезахоронили как мусульманина Депутаты Санкт-Петербурга попросили определить порядок богослужений в Исаакиевском соборе Папа Франциск прибыл в Мьянму, чтобы встретиться с гражданским и военным лидерами страны и беженцами-рохинджа Православный интернет-магазин

Православная лента